Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ ГРАММАТИКА РУССКОГО ЯЗЫКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ФОНЕТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ДРЕВНЕРУССКОГО ЯЗЫКА В X-XI ВЕКАХ

В результате изучения материала главы 3 студент должен:

знать

  • • время и механизмы утраты носовых гласных;
  • • время и результаты вторичного смягчения согласных;
  • • условия позиционного чередования гласных и согласных фонем в древнерусском языке;

уметь

  • • определять дифференциальные признаки гласных фонем в начальной древнерусской системе;
  • • характеризовать качество согласных звуков, прежде всего в области твердости — мягкости;
  • • комментировать факты графики, подтверждающие утрату носовых гласных и вторичное смягчение согласных;

владеть навыками

  • • фонетической транскрипции с учетом реконструкции текста для периода начала XI в.;
  • • фонематической транскрипции с учетом внутрислогового сингармонизма.

Утрата носовых гласных, изменения в системе вокализма

Праславянские носовые гласные возникали в результате монофтонгизации дифтонгических сочетаний *ет, *еп, *от, *оп и некоторых других подобного типа. В результате возникали носовые (назальные) гласные переднего и непереднего ряда р и р, которые обозначались на письме буквами «юс малый» а и «юс большой» /к.

В древнерусском языке, в отличие от старославянского, назальные гласные не сохранились: признак назальности утратился, по данным межъязыковых заимствований, в середине X в. Назаль- ность можно считать живым признаком гласного в том случае, если в другом языке он воспринимается как сочетание гласного с носовым согласным, и наоборот, если в заимствованных словах он заменяет собой подобное сочетание (ср. венг. munka ‘работа’ на месте др.-рус. мжкд, а также др.-рус. 1лкорь = Акорь на месте греч. аукора (др.-рус. [$корь] из др.-шв. ankari)).

В своем сочинении «Об управлении империей», написанном около 950 г., византийский император Константин Багрянородный указывает среди прочих следующие названия днепровских порогов: рфоитсл и vedaix, что соответствует древнерусским словам кьржщи ‘кипящий’ и неясыть ‘ненасытный’. Можно сделать вывод, что греческий автор слышал на месте этимологических славянских носовых греческие чистые гласные [у] и [а]. Следовательно, к середине X в. у восточных славян произошла утрата носовых гласных. Правда, тот же автор приводит имя русского князя Святослава следующим образом: ZcpevioaG^dpoc; — здесь присутствует сочетание sv на месте древнерусского a [f]. Возможно, сохранение в этом слове носового связано с безударностью слога. В любом случае, сопоставление этих примеров позволяет понять, что в середине X в. утрата носовых — активный, но не завершившийся до конца процесс.

Восточнославянские слова с носовым гласным, заимствованные до X в., передаются в языке-реципиенте при помощи носового согласного (ср. др.-рус. слдт* — эстон. sund). Более поздние заимствования свидетельствуют о произношении славянами чистых гласных: др.-рус. пржсло — лит. preslas.

Факты, иллюстрирующие судьбу носовых гласных, содержатся в именах собственных древнерусской летописи. В Лаврентьевском списке содержится запись под 6406 г. (898 г.): Идошл угри мимо Киект* горою, еже са зоветк нынТ ©угорьское. И далее под 6410 г.: И Леишъ царь нагл оугры на колгары. Название народы «венгры» передается в русской летописи как оугры, в котором буква оу, учитывая поздний список, заменила собой более ранний юс ж, обозначавший носовой гласный. Только так можно объяснить, почему сочетание звуков «ен» (более раннее *оп[1]) передается в древнерусском языке одним гласным: на момент контакта с венграми (уграми) восточные славяне еще произносили носовые звуки, и именно с их помощью передавали при заимствовании сочетания гласных с носовыми согласными.

Утрата носовых гласных отражается уже в ранних древнерусских текстах в виде смешения букв: соответственно ж и оу, а и гл. Причем чаще всего происходит односторонняя замена ж на оу, что связано с изменением произношения носового непереднего ряда [р] —» [у]. Рассмотрим примеры из Остромирова Евангелия (1056 г.).

Л. 2: БЫША, СВЬТИЧГЬСА, Н€ ОБАТЪ, и «и А. Во всех этих словах буква «юс малый» пишется этимологически верно, что в последних двух случаях можно проверить, используя даже начальные навыки внутренней реконструкции: не объять — не объемлет: имя — имена.

Л. 3: съв'Ьд'ктсдьствоукть, в^крж, иликть. В этих словах буквы «ук» и «юс малый» также написаны верно. Подтвердим это при помощи внутренней и внешней реконструкции: свидетельствует — свидетельствовать; веру (окончание вин.и. жен.р.) — лат. атгеат (аккузатив для слов жен.р.); имжть (окончание 3 л. мн.ч.) — лат. sunt (форма 3 л. мн.ч., ср. ежть).

Правильное употребление дублетных букв в Остромировом Евангелии объясняется нормативным характером этого памятника: он переписывался со старославянского оригинала и должен был максимально точно передавать все графические особенности священного богослужебного текста. Однако даже в таком тексте встречаются ошибки.

Л. 31об.: и ч^ждллхллХл^ СА- Один из юсов, а именно, в корне чужд-, здесь записан неправильно, так как этимологические данные указывают на наличие в этом корне праславянского гласного *u <— *аи: ср. чуять — гот. hausjan ‘слышать’.

Л. 73: гдга = гдагодга вместо этимологически правильного гда- года (<— *golgolint).

Л. 31 об.: азъ ксдь гдагодгаи съ toroid. В причастии, как и в предыдущем примере, юс заменен, однако в окончании местоимения написано правильное окончание на месте праславянской именной финали *jan.

Л. 242: и въвьргоуть »а въ пещь. В этом примере обращают на себя внимание старославянские черты в произношении существительного (ср. печь) и этимологически верное написание юса малого в винительном падеже местоимения (‘их’). Но в то же время окончание 3 л. мн.ч. глагола (ср. выше) отражает замену ж —> оу, т.е. произношение чистого гласного на месте носового.

Частичное сохранение этимологически верных написаний носовых гласных не может свидетельствовать о том, что эти звуки присутствуют в то же время в устной речи. Наоборот, даже единичные ошибки, как в Остромировом Евангелии, подтверждают реальность фонетических изменений. Наличие регулярных ошибок, в менее нормированных письменных памятниках, свидетельствует о полном завершении фонетического процесса.

Рассмотрим пример из Изборника J076 г. Л. 357: Пр^.иоудрыи сдокесм тр'кзкъ ведеть са, и чдвкъ люудръ, год^Ь воудеть вельмож амъ. В этом примере мы видим три случая замены буквы «юс большой» в двух корневых морфемах: ж —> оу, следовательно [91 —» |у|. Наличие здесь в древности носового гласного подтверждается внешней реконструкцией: кждж — лат. bundus 'становящийся’; лждръ — mandrus ‘бодрый, гордый’. Одновременно в приведенном примере ошибочно написана буква а в окончании мн.ч. дат.п.: -аль вместо -ллть.

В результате фонетического изменения произошла деназализация, т.е. утрата гласными носового призвука. При этом 9, 9 не только перестали быть носовыми, но еще изменили подъем во избежание омонимии, которая возникла бы при совпадении носовых гласных с чистыми, в результате 9 —> а; 9 —> у (табл. 3.1).

Таблица 3.1

Деназализация 9, 9

Верхний подъем

-

У

Средний подъем

— е

Tq — о

Нижний подъем

а

-

Существует предположение, что изменение 9 —> у произошло раньше, чем изменение гласного переднего ряда. Это подтверждается, но лишь отчасти, записями Константина Багрянородного: Ргробтсп, но EcpevToaO^dpoc;.

В результате изменения подъема бывшее «о носовое» совпало по звучанию с существовавшим в древнерусском языке гласным верхнего подъема [у] — произошла конвергенция, т.е. объединение, соответствующих фонем. Совпадение с <о> привело бы к регулярной омонимии, так как эта фонема была широко представлена в древнерусских морфемах. Между тем <у> — сравнительно редкая древнерусская фонема; опасности омонимии не было — состав фонемы <у> расширился за счет нового источника.

Важно, что совпадение <9> — <у> стало первым случаем сокращения вокализма в истории русского языка. Эта тенденция сохранялась с X до XX в. и привела к формированию современной фонетической системы, в которой состав согласных фонем значительно шире состава гласных. В древнерусском языке при сокращении вокализма прежде всего изменялись или утрачивались гласные среднего подъема, так как в общеславянском языке он был представлен шестью фонемами, т.е. был явно перегружен.

В табл. 3.2 представлена система, отражаемая старославянскими памятниками и характерная, видимо, для всего позднего праславянского языка.

Старославянский вокализм

Ряд

11 одъем

Передний

Непередний

Верхний

и

ы, у(оу)

Средний

е. ь, у (а)

о, ъ, 9 (ж)

Нижний

a (-fe)

а

При утрате носовых гласных состав фонем сократился, однако лишь на одну единицу. Что касается $, то этот гласный после деназализации и перехода в нижний ряд стал звучать как [а]. Такой фонемы в древнерусском языке прежде не существовало, так как у восточных славян, в отличие от южных, буква "к читалась как [ё]. Таким образом, во втором случае не было конвергенции, сохранилась отдельная, самостоятельная фонема.

Впрочем, о первоначальном качестве древнерусского ятя существуют разные мнения. Возможно, он еще и накануне утраты носовых сохранял открытое произношение — как в старославянском языке — и перешел на более высокий подъем после изменения для того, чтобы избежать омонимии: $ (а) — а (тЬ) —> а (а) — ё (тЬ). В отличие от <у>, ять изначально был функционально нагруженной, широко распространенной фонемой, и потому не мог подвергнуться конвергенции. Поэтому противопоставление а — тЬ в древнерусском языке сохранялось, но изменило свое качество. Так или иначе, после всех изменений система вокализма в древнерусском языке стала выглядеть следующим образом (табл. 3.3).

Таблица 3.3

Ранний древнерусский вокализм

Ряд

Подъем " —

Передний

Нсперсдний

Верхний

и

ы, у (оу)’>

Верхне-средний

ё ("fe)2)

Средний

е, ь3>

О, ъ3

Нижний

а (а)

а

В В паре ы — у в качестве дифференциального признака выступала лабиализация (огубленность).

  • 2> Верхне-средний подъем фонемы i; соответствует так называемому закрытому произношению, при котором [э] поднимается в более высокий подъем и приближается но артикуляции к [и]. Такое произношение представлено в современном русском языке в позиции фонемы <э> между двумя мягкими согласными, например [п’ёт]1. Поскольку ять был по происхождению долгим или дифтонгическим гласным (праслав. *ё, *oi), го он мог реализовываться в отдельных диалектах с помощью дифтонга [ ие ].
  • 3) Гласные среднего подъема противопоставлялись по изолированному дифференциальному признаку сверхкраткости, который определял различение фонем только в двух парах: о — ъ, е — ь. Иногда этот признак интерпретируется как «напряженность». Точный характер произношения редуцированных ъ, ь остается предметом дискуссий.

После утраты носовых фонем судьба соответствующих букв «юс большой» и «юс малый», а также их йотированных вариантов, была различной. Очень рано перестали употребляться к, гж, ia: с XII в. эти буквы уже не встречаются в памятниках письменности, хотя их использование возможно в XV—XVI вв., когда происходила архаизация письменной культуры.

Буква а сохранялась достаточно долго, так как первоначально обозначала особую фонему и указывала на полумягкость (позиционную палатализованность) согласного — в отличие от йотированной буквы га, обозначавшей в большинстве случаев мягкость (палатальность) предшествующего согласного.

Указанные особенности графики необходимо учитывать при составлении фонетической и фонематической транскрипции. Ср. ст.-сл. зл^бъ [зрбъ| — <з, дюдгж [moji’q] — <мол’<2> в отличие от зобъ [зобъ] — <зобъ>, любы [л’убы] — <л’убы>, и в сопоставлении с этим др.-рус. з/кбъ |зубъ| — <зубъ>, лольк [мол’у] — <мол’у> в отличие ОТ ЗОБЪ [зобъ] — <зобъ>, любы [л’убы] — <л’убы> или любы [л”убы] — <л”убы>[2] [3]. Ср. также ст.-сл. дасо [м'§со] — <м§со>, лАгоу [л’?гу] — <л§гу> в отличие от волга [вол’а] <вол’а>, з€длга [з’емл’а] <земл’а>, и в сопоставлении с этим др.-рус. масо [м’асо] — <масо>, лАгоу [л агу] — <лагу> в отличие от волга [вол’а] — <вол’а>, з€ллга [з’емл’а] — <земл’а> или ласо [м’асо] — <масо>, лАгоу [л’агу] — <лагу> в отличие от волга [вол”а] — <вол”а>, з€длга [з’емл”а] — <земл”а>[4].

В заключение необходимо добавить некоторые соображения о причинах утраты диффернциального признака назальности, или ринезма, как он называется в некоторых учебниках. Как уже указывалось, основная причина — общая тенденция к сокращению числа гласных фонем, к сужению вокализма в пользу консонантизма. Это сквозная тенденция славянской фонетики в целом, потому что ее начало следует видеть в ранних нраславянских процессах, когда система гласных начала сжиматься из-за утраты количественных различий, а система согласных начала расширяться за счет первичного смягчения согласных и последующей фонологизации признака мягкости.

При сокращении вокализма первыми в древнерусской системе стали утрачиваться именно носовые гласные, так как они типологически представляют одну из наиболее редких разновидностей гласных фонем. Носовые гласные представлены только в 22% современных языков. Фонемы ?, q были утрачены всеми славянскими языками, и в современных славянских языках их нет нигде, кроме некоторых диалектов, а также польского языка, в котором носовые возникли заново и при этом не полностью тождественны праславянским носовым.

Первоначальным толчком к переходу «о носового» в верхний подъем было, вероятно, продолжавшееся выравнивание системы вокализма в соответствии с преобразованными количественными различиями. Противопоставление долготы — краткости перестало быть дифференциальным у славян, однако осталось на уровне интегрального признака. При этом во вновь сформировавшемся распределении по подъему рефлексы долгих гласных тяготели к нижнему и верхнему подъему ("fe, а — и, ы, у), а рефлексы кратких — к среднему (е, ь, о, ъ). В этой ситуации носовые гласные, возникшие из дифтонгических сочетаний, должны были соответствовать рефлексам долгих гласных и перейти в верхний и нижний подъем.

Утрата носовых именно в X в., вероятно, связана с последствиями завершившейся сравнительно поздно метатезы плавных. Прежде носовой призвук гласного соотносился фонетически с полным или неявным произношением носового согласного (как в современном польском языке) — носовой гласный был одним из вариантов такого произношения, более инновационным в условиях закона возрастающей звучности: [*om — от — q]; [*ет — ет — §]. С завершением процессов открытия слога носовые гласные выпали из таких рядов варьирования и стали фонетически сближаться с чистыми гласными.

Контрольные вопросы

  • 1. Какие носовые гласные существовали в старославянском языке? Каково их происхождение, каким образом они обозначались на письме?
  • 2. Как выявить в ситуации взаимодействия языков наличие или отсутствие носового гласного в том или ином слове?
  • 3. Какие древнерусские заимствования в других языках позволяют проследить судьбу носовых гласных у восточных славян?
  • 4. Какую информацию об утрате носовых гласных можно извлечь из русской летописи?
  • 5. Приведите примеры из Остромирова Евангелия, подтверждающие утрату носовых гласных в древнерусском языке. Как определить этимологически верное написания юсов?
  • 6. Какие примеры смешения дублетных букв а — л, га и ж — о[ содержит Изборник 1076 г.?
  • 7. Каким образом происходила деназализация носовых гласных в древнерусском языке?
  • 8. Что такое конвергенция фонем? Какой случай конвергенции гласных фонем был первым в истории русского языка?
  • 9. Чем система гласных фонем старославянского языка отличается от древнерусской системы гласных фонем на первом синхронном срезе?
  • 10. Существует ли звук, соответствующий по произношению древнерусскому ятю, в современном русском языке? Почему его нельзя считать самостоятел ьной фонемой?
  • 11. Каким образом следует отражать в транскрипции древнерусские буквы га и а?
  • 12. Каковы фонологические и фонетические причины утраты носовых гласных в древнерусском языке?

  • [1] См.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М. : Прогресс,1986. Т. IV. С. 147.
  • [2] В транскрипции современного русского языка используются знаки [э], [э]для обозначения соответствующих звуков. В исторической грамматике принятоиспользовать при транскрипции универсальные транскрипционные обозначения,соответствующие латинскому начертанию: [с], [с].
  • [3] Об использовании знаков ’ и ” см. параграф 3.4.
  • [4] Второй вариант древнерусской транскрипции, со знаком ” вместо в большей степени соответствует современным представлениям о развитии качества мягкости — см. об этом параграф 3.4.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>