Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ ГРАММАТИКА РУССКОГО ЯЗЫКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Падение редуцированных в общем контексте фонологических изменений

Утрата редуцированных окончательно определила консонантный характер русской фонетической системы, поскольку привела к разрушению силлабем. В древнерусском языке перестали действовать существовавшие с праславянского времени законы, определявшие целостность и автономность слога: закон возрастающей звучности и закон внутрислогового сингармонизма. Слог мог теперь оканчиваться на согласный (быть закрытым), а в пределах одного слога оказывались гласные и согласные разной зоны образования (прежде с мягкими согласными могли сочетаться только передние гласные, с твердыми — непередние). Например: кодьнъи [бо-л’ь-ны-jb] —> [бол’- Hoj]; д€дъ [л’е-дъ] -> [л’сд].

В приведенных примерах гласный ненереднего ряда [о] оказывается в одном слоге или с мягким [н’], или с мягким [j]. Таким образом, уже нельзя говорить о единстве артикуляции бемольных силлабем <бо> или <но>. В то же время гласный переднего ряда [е] оказывается в одном слоге с твердым согласным [д], следовательно, нельзя говорить о единстве артикуляции диезной силла- бемы <л’е>.

Итак, в новых слогах признаки мягкости согласного и ряда гласного перестали быть взаимозависимыми в пределах слога, следовательно, произошло разрушение силлабем. Различительными единицами вновь сделались не силлабемы, а отдельные фонемы. Но если прежде основную смыслоразличительную функцию выполняли гласные, то теперь эта роль перешла к согласным. То есть разрушение силлабем происходило в пользу согласных фонем.

Качество палатализованное™ согласного приобрело самостоятельность, что подтверждается несколькими фактами. В частности, на конце слова, в независимой позиции, начиная с третьего синхронного среза может употребляться и твердый, и мягкий согласный. Например: конь, пать, пддь, пдлтъ, ждръ, гарь на третьем синхронном срезе непосредственно после падения редуцированных — [кон’], [л’ён’], [л’ен], [п’аТ], [над’], [плат], [ж’ар], [гарф Во всех этих словах конечный твердый или мягкий согласный находятся в денотативно сильной и сигнификативно сильной позициях, так как их качество не обусловлено никакими соседними звуками — это было невозможно прежде, так как после этих согласных находился гласный непереднего или переднего ряда. Твердые или мягкие согласные предстают в своих основных разновидностях и в этих разновидностях противопоставляются друг другу: <н> — <н’>, <т> — <т’>, <р> — <р’> и т.д.

Возможность противопоставления свидетельствует о возможности различать фонемы. Подобное различение сформировалось вначале на конце слова и должно было распространиться и на остальные позиции, в частности, позиции в середине слова или на конце основы. Например: доукъ — люьъ, кона — конга с этого времени различаются не бемольными — диезными силлабемами, а твердыми — мягкими согласными: <луб> — <л’уб>, <кона> — <кон’а>.

Однако из этого следует, что признак ряда гласного начал на третьем синхронном срезе целиком зависеть от качества предшествующего согласного: в приведенных примерах гласный передвигался в передний ряд: [л’уп][1], [кон’а]. Такое положение признавалось нами справедливым в условиях первого синхронного среза для позиций гласных после палатальных согласных (возникших в результате йотовой палатализации) — как в приведенных примерах дюкъ, конга. Однако на третьем синхронном срезе такое положение распространилось и на позиции после исконных полумягких согласных, где прежде зависимость была обратной.

Ср.: пать — патъ, падь — падь: на I с.с. [п-ат-ь] <пать> - [п-атъ] <патъ>, [падь] <падь> — [пад-ь] <падь>, т.е. приведенные слова различаются противопоставленными гласными фонемами <ь> — <ъ>, <а> — <а>, в то время как признак палатализованно- сти (мягкости) является позиционно зависимым; на III с.с. [п’ат’] <п’ат’> — [п’ат] <п’ат>, т.е. слова пать — патъ различаются уже не редуцированными, а согласными фонемами <т’> — <т>, при этом точное качество гласной <а> определить затруднительно, так как оно определяется аккомодацией, влиянием соседних согласных, и во втором слове исходный передний ряд изменился, видимо, под действием последующего согласного уже на третьем синхронном срезе: [-ат] —> [-’ат]. Во второй оппозиции на III с.с. падь — падь [п’ат’] <п’ад’> — [пат’] <пад’>, т.е. слова различаются качеством согласной фонемы, в то время как качество гласного признается позиционно зависимым.

Итак, на фонологическом уровне падение редуцированных привело к утрате в системе гласных не только дифференциального признака сверхкраткости, но и дифференциального признака ряда. Иными словами, признак ряда сделался позиционно зависимым, и гласные фонемы, которые на первом срезе были противопоставлены лишь по этому признаку, перестали различаться — произошла конвергенция фонем. В частности, фонема <а> сделалась вариантом фонемы <а>: [а] в соседстве с твердыми согласными, [а] — в окружении мягких согласных. Для того чтобы подтвердить направление конвергенции (<а> —> <а>), необходимо учитывать существование независимой позиции начала слова, в которой вариант [а] был невозможен, в отличие от [а], который регулярно встречался в заимствованных из старославянского языка словах: дкие, дзъ, дще, алтарь и т.д. Позднее к подобным словам присоединились новые заимствования: абажур, алый и т.д.

Другой фонемой, утраченной в XIV в. в результате падения редуцированных, была фонема <ы>, которая сделалась вариантом фонемы <и>: [и] после мягких, [ы] после твердых согласных фонем. Независимый характер варианта [и] в период после падения редуцированных подтверждается его регулярным употреблением в начале слова: иже, ишь, исклти и т.д. Позиционный характер варианта [ы] подтверждается его появлением на месте этимологического [и] в позиции после твердого согласного: розыск, сыграть, подыскать и т.д.

В памятниках начиная с XV в. наблюдается замена и на ы в позиции после твердых согласных на стыке слов, что также подтверждает зависимость ряда гласного (непереднего в данном случае) от качества предшествующего согласного (твердого). Например: К hIMOAVOY* под ыкою.

Итак, падение редуцированных означало не только конвергенцию фонем <ъ> > <о>, <ь> > <е>, но также и конвергенцию <а> > <а>, <ы> > <и>. Таким образом, в древнерусском языке наблюдаются три случая конвергенции гласных фонем: 1) X в. — > <у>; 2) XIII в. — утрата двух редуцированных; 3) XIV в. — утрата двух фонем переднего ряда.

Интересен вопрос о статусе фонемы <е>. Она не могла совпасть с фонемой <о>, так как отличалась от нее не только рядом, но и отсутствием лабиализации. Вместе с тем произношение [е] было невозможным в абсолютно независимой позиции, так как в начале слова он всегда был только в прикрытом слоге: еже, еси — [)’еж^е], [jec-и]. Дальнейшая судьба фонемы <е> определялась ее взаимодействием в ряду "fe — е — о.

Постоянное сокращение числа гласных означало, что древнерусская система фонем от вокалического типа через переходный этап силлабем пришла к консонантному типу. Такое изменение определялось не только составом фонем, но и распределением их дифференциальных признаков. Представим указанное движение в виде табл. 4.2.

Рассмотренное нами развитие системы фонем было связано с изменившимися закономерностями внутрислогового сингармонизма: после падения редуцированных, вместе с утратой силлабем обязательный закон преобразовался в тенденцию, действующую и в современном языке, но в пределах уже не отдельного слога, а целого фонетического слова. Тенденция сингармонизма проявляется в виде аккомодации гласных и ассимиляции согласных по признаку твердости — мягкости, однако ее реализация, как известно, зависит от множества дополнительных факторов.

Таблица 4.2

Переход древнерусской системы фонем от вокалического к консанатному типу

I с.с.

II с.с.

III с.с.

.HATH — МАТИ

ЛИАТИ — МАТИ

МЯТЬ — МАТЬ

[мати] — [мати]

[м’ат’и] — [мат’и]

[м’ат’] — [мат’]

<мати> — <мати>

<м’а><т’и> — <ма><г’и>

<м’ат’> — <мат’>

Различаются гласными фонемами <а> - <а>

Различаются силлабе- мами <м’а> — <ма>

Различаются согласными фонемами <м’> - <м>

Второй закон строения слога — возрастающей звучности — также утратил свою силу после падения редуцированных, сохранившись в виде тенденции: в исконно русских словах преобладают сегодня открытые слоги. Но кроме того сделались возможными закрытые слоги и сочетания согласных без возрастающей звучности: ръд'Ьти, чьто, къто, подъходъ —»рдеть, что, кто, подход и т.п.

В некоторых случаях после падения редуцированных возникали изменения, которые принято определять как явления компенсации. Звучность слова, которая сокращалась в результате утраты еров, возмещалась путем удлинения предшествующих слогов или появления неэтимологических гласных. Например, в слоге перед утраченным редуцированным мог появляться новый ять как результат удлинения этимологического [е]: камень —> камень [кам’ён’], печь —» п^чь; в малороссийских говорах на месте такого ятя возникал позже гласный [и]: камть, тчь. Аналогичным образом происходило возместительное удлинение [о] в новых закрытых слогах, в результате чего в малороссийских говорах также возникал (через ступень дифтонга) гласный [и]. В тех формах, где не было последующего редуцированного, такого изменения не происходило (ер. конь — кошл. кочгь — котл —> кгнь — коня, xim кота).

В великорусских диалектах возникал неэтимологический гласный в качестве возмещения утраченного редуцированного на месте сочетаний сонорного с шумным в начале или в конце слова: ртжлныи —» аржаной, амидным —» ильняной, лгьшдникъ —> омшаник, огнь —> огонь, роукль —> рубельх. Как видим, лишь часть из этих изменений нашла отражение в литературном языке.

Падение редуцированных и утрата закона возрастающей звучности вели к изменению границ слога и к общему снижению значимости слога в речи. Автономность слогов утрачивалась, и на фоне этого усиливалась роль слова как совокупности звуков, имеющей единое ударение и членимой на морфемы независимо от слоговых границ: ко нь — ко-нгд —» кон’ко-н’а: тъ-пъ-ть — тъ-пъ-та —> то-потто-по-та.

Новое словесное ударение, объединявшее слово, было экспираторным, силовым, динамическим, так как одновременно с падением редуцированных в XII—XIII вв. окончательно утратилось музыкальное (политоническое) ударение, первоначально определявшее прежде всего качество отдельного слога. Новое динамическое ударение, характеризовавшее слово целиком, было подвижным, могло при этом перемещаться с одной морфемы на другую, например: вода' — во’ду, мясни'к — мясника' и т.д.

Утрата музыкального ударения привела к тому, что варианты [о] — [б] превратились в две отдельные фонемы: произошла дивергенция <о>. Как указывалось выше, звук «о закрытое» |6| возник в общеславянский период в результате передвижения ударения и появления акутовой интонации на кратких гласных. До утраты музыкального ударения этот звук, произносившийся под новым акутом, являлся позиционным вариантом фонемы <о>. После утраты интонационных противопоставлений «о закрытое» стало самостоятельной фонемой.

Результаты всех изменений в системе гласных фонем представлены в табл. 4.3.

Таблица 43

Система гласных фонем в XIV в.

Ряд

Подъем

Передний

Непередний

Верхний

<и>

<У>

Верхне-средний

<е>

<6>

Средний

<е>

<о>

Нижний

-

<а>

1 См. также параграф 5.1.

Контрольные вопросы

  • 1. Какие законы строения слога, возникшие в праславянский период, перестали действовать в связи с падением редуцированных?
  • 2. Почему утрата редуцированных привела к утрате силлабем?
  • 3. На каком основании можно утверждать, что после падения редуцированных твердые и мягкие согласные сделались самостоятельными фонемами?
  • 4. Какие позиции различения твердых — мягких согласных фонем возникли раньше, а какие позже?
  • 5. Как изменилось соотношение признаков палатализованности согласного и ряда гласного на третьем синхронном срезе по сравнению с первым? Какой признак был определяющим в X в. и какой стал функционально значимым в XIV в.?
  • 6. Какие дифференциальные признаки гласных утратились в результате падения редуцированных?
  • 7. Приведите доказательства того, что в XIV в. фонема <а> стала позиционным вариантом фонемы <а>.
  • 8. Какими фактами подтверждается утрата в XIV в. фонемы <ы>?
  • 9. Сколько случаев конвергенции гласных фонем можно выявить в древнерусском языке?
  • 10. Почему можно утверждать, что в современном русском языке мы имеем дело не с законом, но с тенденцией к возрастающей звучности?

И. Какие явления компенсации в области гласных возникли в период после падения редуцированных? Приведите примеры.

12. Как изменилось ударение в слове в конце древнерусского периода? К каким последствиям привело это изменение?

  • [1] В транскрипции отражено произошедшее па третьем синхронном срезе оглушение.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>