Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ ГРАММАТИКА РУССКОГО ЯЗЫКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПОСЛЕДСТВИЯ ПАДЕНИЯ РЕДУЦИРОВАННЫХ НА РАЗНЫХ УРОВНЯХ ЯЗЫКА

В результате изучения материала главы 5 студент должен:

знать

  • • последствия падения редуцированных в области фонетики, морфологии, лексики;
  • • о гласных фонемах, утраченных в результате падения редуцированных;
  • • о согласных фонемах, появившихся в период после падения редуцированных;

уметь

  • • характеризовать влияние падения редуцированных на морфологическую систему;
  • • выявлять факты морфологической аналогии;
  • • выявлять и комментировать примеры новых сигнификативных позиций согласных фонем;

владеть навыками

  • • фонетической транскрипции текста для периода конца XIV в.;
  • • фонематической транскрипции текста с учетом изменений в составе и качестве согласных и гласных фонем.

Последствия падения редуцированных в области морфологии и лексики

Утрата редуцированных привела прежде всего к перестройке фонологической системы, однако последствия этого процесса проявились и в области морфологии, словообразования, лексики.

Важнейшим последствием на уровне морфологической системы является возникшая в результате падения редуцированных беглость гласных. В современном языке это грамматически значимое чередование гласных о, е (иногда и) с нулем звука, наблюдаемое преимущественно в корнях односложных слов и в суффиксах: сои — сна, меток — мешка, звонок — звонка, сыночек — сыночка, ручка — ручек,

лисий — лисьего. В большинстве приведенных примеров выпадение гласного указывает на форму косвенного падежа, и во всех приведенных примерах на месте нуля звука был редуцированный в слабой позиции: съна, мФшькд, звонъка, сынъчька, роучькд, лисикго [л’ис’щего]. Возникшее чередование обусловлено различной судьбой сильных и слабых редуцированных.

Однако более тщательный анализ древнерусских форм с учетом акцентологических парадигм показывает, что собственно фонетические изменения не всегда приводили к тому упорядоченному результату, который мы наблюдаем в современном русском языке. Ср. тьсть — тьста, огнь — огна, дедт* — дедд —> тесть — (;т)стя, огнь — огня, ледледа. Мы видим, что чередование есть сегодня там, где его не было исконно, и устранено в тех моделях, где оно прежде появлялось и искажало облик слова.

Таким образом, фонетические результаты были в значительной степени скорректированы последующими процессами морфологического выравнивания. В современном языке чередование гласных с нулем звука (беглость) приобрело грамматический статус, оно сделалось средством оформления грамматических парадигм, и прежде всего парадигм склонения существительных.

Например, беглость стала по закону аналогии проявляться в тех словах, в которых не существовало фонетических условий для выпадения гласного. Например: дедт* — деда —> лед льда <= <= сна — сон <— съна — сънъ. В таких словах, как лёд, не было редуцированного в корне, и беглость гласного объясняется изменением по образцу, распространением грамматической модели, возникшей в склонении слова сон. Приведем другие примеры существительных с морфологической беглостью на месте гласного полного образования: рокъ, добъ, камень, локоть. Характерно, что указанной модели стали подчиняться и слова с заимствованными корнями, не известные в древнерусскую эпоху: курок — курка, фляжка — фляжек.

Беглость гласных могла также возникать в результате процессов компенсации[1]. После выпадения слабых редуцированных звучность слова снижалась, и для ее восстановления на стыке шумного и сонорного согласных возникал новый, неэтимологический гласный. Это явление достаточно распространено в разговорной речи, часто неэтимологический гласный даже отражается на письме. Ср.: роукдь —» рубль [рубал’], огнь —» огонь. В последнем примере наблюдается беглость им.п. — косв.п.: огонь — огня. Она возникла здесь в результате появления неэтимологического о: огнь —> *огн’—»

—> [огэн’] —> огонь. Ср. другие древнерусские слова с современной беглостью на месте компенсации звучности: в'Ьтръ, п'Ьснь (песен), жгдь, зе.идгл (земель), корлкль (совр. рус. [каърабэл’]), докръ (совр. рус. [добър]), БОКрЪ, ХИТрЪ.

В других парадигмах возникавшая беглость гласного могла, наоборот, устраняться для выравнивания основы, например: ръпътъ - ръпътл —> рпот — роптл —> ропот — ропота; сло(жък< — сдоужькъ —> служил — служен —> служба — служб; вьртьпъ — вкртьпА —> вертеп — вертпл —» вертеп — вертепа. Поскольку выравнивание основы могло происходить как по именительному падежу, так и по косвенным, то в результате могло возникать два ее варианта — с беглостью или без беглости. Например: прншьдьць — пришкдьцд —> пришлец — пришельца —> пришлец — пришлеца (устаревшая форма) —> пришелец — пришельца (современная форма).

Выравнивание основы по разным моделям могло вести к расподоблению слова, к его разделению на две лексемы. Приведем некоторые примеры. Ед.ч. дъска — мн.ч. дъскы —> —» дсклдоски —» —> цка (тска) — доски. Литературная форма обобщилась по множественному числу (доска — доски), и фонетически закономерное цка стало в говорах специальным словом со значением ‘доска или кусок ткани, подготовленные для написания иконы’, причем в некоторых областях, судя по словарю В. И. Даля, цка приобрело значение полотна или шкуры.

Грьчьскъ — грьчьскыи [гр-ьчЗьскьуь]. В книжном языке сохранилась форма, обобщенная по именной форме прилагательного (греческ), она и стала современным средством географического обозначения. В разговорном языке грьчкскыи —» гречской —» грецкой —> грецкий — произошла ассимиляция, прежде всего по месту образования: [ч’с = т’ш’с] —> [тс = ц]. Новое слово утратило связь с производящей основой и приобрело новое, фразеологически связанное значение — ‘вид ореха’.

Подъшьва — подъшьвъ. Выравнивание основы по именительному падежу дало современное слово подошва (ср. подошва — под- шев —» подошва — подошв). Однако в форме родительного падежа множественного числа происходили собственные фонетические изменения: -дъшь—> [дш’е] —> —> [т*ш’е] —» [ч’е]. После этих изменений произошло вначале грамматическое выравнивание по новой форме, а потом устранение беглости гласного в новой парадигме: подошва — почев —» почва — почев —> почва — почв.

Рассмотренные случаи лексикализации грамматических форм объясняются, помимо прочего, ассимиляцией согласных во вновь возникших сочетаниях. Дело в том, что в результате выпадения слабых еров в русском языке возникали разнообразные сочетания согласных, нс существовавшие со времен праславянского языка; в таких сочетаниях развивались как ассимиляция, так и диссимиляция согласных: дожъка —> ложка [жк —» шк], сътихати —> стихать [ст’ —» cV], лсгько —> легко [гк —> хк]. Изменение согласных в ряде случаев отражалась на письме: сбатбба —> свадьба, сбд'Ьсб —> здесь. В результате изменения и упрощения согласных звуковой облик слова искажался, что могло вести к его отрыву от словообразовательного гнезда, к утрате внутренней формы. Таким образом была утеряна связь сватать — свадьба. Ср. далее дъшчанъ (от дъска, шч в результате палатализации) —> [дшчан] —> чаи.

Рассмотрим еще несколько примеров утраты словообразовательной мотивированности. Внутренняя форма слова хорек отражает важный признак денотата — ‘сильный запах, который может издавать животное’. Однако эта внутренняя форма была утрачена в результате падения редуцированных: дъорь (родственно доухъ ‘запах’, дъхноути) —» дхорь —> —> тхорь —» хорь (устаревшее название хорька). Современная форма получена путем добавления уменьшительного суффикса: дъхорькъ —> хорёк. Любопытно, что в некоторых русских говорах происходило не упрощение группы согласных, а появление возместительного гласного (ср. примеры выше): дхорь —> атхорь.

Название города Брянск сегодня не ассоциируется с густыми зарослями, хотя именно такова его внутренняя форма: Дькрслньскъ (ср. дьБри) —> Дбряньск —» Дбрянск (вопреки сильной позиции редуцированного происходит выравнивание основы по форме косвенных падежей, ср. ДьБрсликскл) —> Брянск. Аналогичный процесс отражен в пословице не видно ни зги (по происхождению, видимо, из речи ямщиков). Стбга (ср. стбза, стёжка ‘тропинка, линия’, стегать): стбгы —> стгы —> стги —» здги —> зги.

Таким образом, следствием фонетических изменений было и упрощение групп согласных, и переосмысление морфемного состава слова. Ср. еще: съд(ъ)ньце (ср. посолонь <— посълънь) —» солнце [сонцы3] — труднопроизносимый согласный выпал, слово сделалось непроизводным.

В результате выпадения слабых редуцированных и последующего упрощения групп согласных возникло также такое своеобразное явление грамматической системы, как нулевые морфемы. Это, как правило, окончания, которые в парадигме занимают место значимой части слова, так как противопоставляются реально звучащим флексиям: плод-о, плод-а, плод-у. В древнерусском языке на месте нулевого окончания был слабый редуцированный, функционально равный нулю звука: пдод-ъ, плод-a. Характерно, что конечный редуцированный на месте нулевого окончания чрезвычайно долго сохранялся на письме. Вплоть до начала XX в. ъу ь обязательно писались на конце слова вне зависимости от фонетической функции: день, мать обозначение мягкости, но домь, мышь, ночь избыточный знак. В современной норме в этой позиции удерживается лишь ерь (мягкий знак). Написание конечной буквы ь (ер) было отменено реформой 1917—1918 гг.

Помимо нулевых флексий, в русском языке также обнаруживается нулевой суффикс прошедшего времени, возникший в результате утраты сонорного на конце слова после утраты редуцированного. Например: нсс-д-ъ — нес-л-д -^нес-о-о — нес-л-а. Как видим, здесь наблюдаются сразу две нулевые морфемы, возникшие в результате падения редуцированных. Ср. фонетически сходное явление утраты плавного в просторечии: роукдь —» *рубл’ —> *руб* --> [руп’]. В литературном языке упрощение группы согласных в слове рубль было предотвращено за счет появления неэтимологического гласного — [рубъл’]. Характерно, что первоначально такой гласный мог появляться и в формах глагола в рукописях XIII— XIV вв.: моголь, потополъ на месте совр. мог, потоп.

Судьба редуцированных может быть прослежена и на примере других грамматических особенностей русского языка. Буквы «ер» и «ерь», получившие новые названия — «твердый знак» и «мягкий знак», выполняют, помимо фонетических, и некоторые грамматические функции. В частности, буква ь указывает на определенные грамматические формы, иногда в противоречии со своим названием. Она отграничивает существительные женского рода третьего склонения: мать, ночь (указание на мягкость избыточно), ложь (здесь и далее мягкий знак — после твердого согласного!), брошь и т.п.; ставится в форме 2 л. ед.ч. глагола: бросишь, молишь, а также в форме повелительного наклонения: режь. Буква ь фактически оказывается знаком морфемного членения слова, хотя ее основное назначение в так называемой разделительной функции — обозначения йота: подъезд, съел и т.п.

Судьбой напряженного редуцированного [ы] определилось варьирование ый/ой в окончании именительного падежа мужского рода прилагательного. Например: допрыи [добрьуь]. В русском языке на месте сильного редуцированного возникал гласный о, который в безударном положении впоследствии редуцировался: [до'брьуь] —» [до'брсд] —» [до'браЛ —> [до'бръ]]. В церковнославянском языке [ы] —» [ы], в результате возникло окончание -ый, отразившееся и на письме: доврын. Церковнославянская орфография была принята для безударных окончаний и в русском литературном языке. Таким образом, докрыи [до'брыь] —» [до'бро]] —» [до'бра)] —» —> добрый [до'брьу]. Нод ударением в русском языке сохранялось окончание -ой, например: сватом [св аты jb] —» [св’ато j | —> святой [св’иэто^]. В церковнославянском языке окончание -ый развивалось во всех случаях, и при заимствовании церковнославянских слов в литературном языке возникло варьирование ударного русского окончания и безударного церковнославянского: рус. святой церк.-сл. святый.

Подобное варьирование могло впоследствии выполнять различные функции, ср. святый (высокий стиль) — святой, толстый — Толстой (русская форма закрепилась за фамилией), налитой (прилагательное) — налитый (причастие), большой (нейтральная степень) — больший (сравнительная степень). Любопытна судьба противопоставления запасной — запасный. Русская форма запасной сделалась элементом нейтральной речи, а церковнославянизм запасный вошел в книжный стиль, а впоследствии стал канцеляризмом, характеристикой официально-делового стиля. И именно в таком качестве форма запасный стала использоваться в объявлениях в общественном транспорте: запасный выход.

Контрольные вопросы

  • 1. Что такое беглость гласных?
  • 2. Каково происхождение беглости гласных в современном русском языке?
  • 3. Почему можно утверждать, что беглость гласных — не столько фонетическое, сколько морфологическое явление?
  • 4. В каких случаях беглость гласных возникала в слове не фонетическим путем?
  • 5. В каких случаях фонетическая беглость гласных возникала не на месте этимологических редуцированных?
  • 6. Приведите примеры парадигм склонения, в которых беглость гласного устранялась морфологическим путем.
  • 7. Каковы причины появления лексических вариантов в результате падения редуцированных? Приведите примеры подобных вариантов.
  • 8. Что такое лексикализация грамматической формы? В каких случаях она происходит?
  • 9. Приведите примеры ассимиляции и диссимиляции, возникших в период после падения редуцированных.
  • 10. Каково происхождение слов чан, свадьба, здесь, почва, Брянск, хорёк?
  • 11. Какие нулевые флексии возникли в результате падения редуцированных?
  • 12. В чем заключался механизм появления нулевого суффикса прошедшего времени в русском языке?
  • 13. Каковы грамматические функции букв, которыми в древнерусском языке обозначались редуцированные гласные?
  • 14. Каким образом варьируются окончания в форме именительного падежа единственного числа мужского рода прилагательных? Какие функции может выполнять такое варьирование?

  • [1] См. параграф 4.3.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>