Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ ГРАММАТИКА РУССКОГО ЯЗЫКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

РАЗВИТИЕ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ И ЧИСЛИТЕЛЬНЫХ

В результате изучения материала главы 8 студент должен:

знать

  • • систему древнерусских счетных слов;
  • • категории, по которым противопоставлялись именные и местоименные прилагательные;

уметь

  • • разграничивать архаичные и инновационные формы прилагательных;
  • • характеризовать грамматические признаки числительных;
  • • определять грамматические признаки и синтаксическую функцию при л агател ы i ых;

владеть навыками

• грамматического анализа словоформ прилагательных и числительных в древнерусском тексте.

Противопоставление именных и местоименных прилагательных и числительных

Прилагательное как особая часть речи сформировалось в прас- лавянском языке и отличалось от существительного семантической и синтаксической функциями, т.е. выражением признака (атрибута), а не предмета (субъекта, объекта), с одной стороны, и согласуемой категорией рода, т.е. способностью изменять род в зависимости от контекста, — с другой.

Существуют две основные гипотезы о происхождении имени прилагательного.

Согласно первой гипотезе прилагательные первоначально входили в один грамматический класс с существительными, т.е. составляли вместе с ними единое имя. Такая синкретичная часть речи обозначала предмет через указание на его ключевой признак, и наоборот, идея качества выражалась через называние предмета, в наибольшей полноте выражавшего такое качество. Подобная связь предметов и признаков исторически и типологически отражается в номинациях света: прилагательное желтый связано этимологически с существительным золото, рыжий — со словом руда; в исторический, письменный период сохраняли свою соотнесенность зеленый и зелень, голубой и голубь; в современных толковых словарях цвета могут определяться через эталонные предметы: красный через кровь, белый через снег и т.п.

Имя прилагательное возникло в результате закрепления синкретичного индоевропейского имени в атрибутивной синтаксической позиции, т.е. в функции определения, — в результате имена разделились на предметные и признаковые слова. Типологическим подтверждением такой дивергенции являются некоторые современные языки, в которых частеречная принадлежность слова варьируется в зависимости от позиции в предложении: англ, cant ‘лицемерный, лицемерие’.

Свидетельством исконного праславянского синкретизма является сохранение древнерусских омонимичных форм, например: сущ. и прил. зъдо, докро, дроугъ, право, воронъ, длдъ (ср. имя деревлянского князя) и т.п.[1] Другим доказательством общего происхождения существительных и прилагательных является то, что при их образовании первоначально использовались одни и те же суффиксы, например: док-р-ъ (ср. однокоренное существительное добыча) — жи-р-ъ, да-р-ъ; ди-к-ъ (ср. однокоренное существительное диво) — зра-к-ъ, зна-к-т* и др.

Вторая гипотеза указывает на возникновение прилагательных из специальных признаковых слов, близких по функциям и происхождению к наречиям. В результате сближения с существительными подобные признаковые слова приобретали формы числа и падежа; сочетаясь с существительными, возникшие прилагательные присоединяли в результате согласования суффиксы различных типов склонения. Отсюда следует, что древнейшие прилагательные могли склоняться не только по *а-склонению и *о-склонению, как в старославянском и древнерусском языках, но и по другим типам склонения.

Окончательное противопоставление существительных и прилагательных возникло после оформления в праславянском языке категории рода. Поскольку у прилагательных признаки склонения, именного класса, рода были согласовательными, не наполненными никакой вещественной или классифицирующей семантикой, то прилагательные различных типов склонения свободно объединялись в соответствии с признаком согласования — родом. В результате у прилагательных остались только два типа склонения, необходимые для согласования с существительными в падежных формах женского и мужского/среднего родов: *а-склонение для женского рода и *о-склонение для мужского и среднего рода. Следы других склонений сохраняются в специфичных суффиксах прилагательных, ср. суффиксы -ък-, -як-, -ян-, которые возникли в результате расширения архаичных основ на *й, *Г: корот-ък-ъ, звон-ък-ъ, гор-як-ъ, к'кр-ян-ъ первоначально членились на морфемы иначе: *kort-u-k-, *zwon-u-k-, *gor-i-k-, *wer-i-n-. Следами консонантного склонения являлись в древнерусском языке общеславянские окончания сравнительной степени: нулевое в им.п. ед.ч. муж.р.; окончание и в им.п. ед.ч. жен.р.; окончание е в им.п. мн.ч. муж.р.

Каким бы ни было происхождение основ и склонения прилагательных, важно то, что их склонение было первоначально тождественно склонению существительных — прилагательные подобного типа определяются как именные. Это формы, которые в современном языке называются краткими, но по происхождению это более древние формы, чем полные прилагательные; именные (краткие) прилагательные преобладали в древнерусском языке. Менее употребительные в XI в. местоименные (членные) прилагательные (полные в современной терминологии) были образованы в праславянский период путем присоединения к именным прилагательным падежных форм местоимения и, к, са (короттк-ъ-и).

Такие более новые формы обозначаются по отношению к разным периодам предыстории и истории русского языка разными терминами. Необходимо различать четыре этапа в развитии этих форм: членные нестяженные формы — членные стяженные формы — местоименные формы — полные формы. Ср. в ед.ч. им. и род.п. муж.р. и им.п. жен.р. (в скобках соответствующие именные формы): доярти, дояракго, доярага (доярт, дояра, дояра) — дояры (редко встречается), дояраго, доярага (дояръ, дояра, дояра) — докрой, докрого, докрля (докр, докрл, докрл)добрый, доброго, добрая {добр, — , добра). Как видим, противопоставление четырех этапов развития полных прилагательных представлено не во всех формах.

Отграничивать термин «полные прилагательные» от других терминов нужно по причине того, что эти формы не противопоставлены падежной парадигме именных, т.е. кратких, прилагательных, которые, как известно, не склоняются в современном русском языке. Термин «местоименные» относится к формам, которые возникли под влиянием местоимения тъ, та, то. В учебной практике термин «местоименные» часто используется для обозначения и местоименных, и членных прилагательных. Необходимый для более точного понимания истории прилагательных термин «членные прилагательные» указывает на формы, которые, в отличие от именных, включают местоимение и, к, ia: новъ-и, ново-к, новд-гд. Эти местоимения выполняли функцию, аналогичную греческому именному «члену», т.е. определенному артиклю. Именно в аспекте категории определенности следует рассматривать происхождение и первоначальные функции членных прилагательных.

Для древнерусского прилагательного характерны преобладание и синтаксическая независимость именных (кратких) форм. Именные прилагательные в древнерусском языке свободно склонялись, т.е. приобретали синтаксически зависимые формы рода, числа, падежа. В предложении они могли являться определением (атрибутивная функция) и именной частью сказуемого (предикативная функция) — в отличие от членных и местоименных форм, которые преимущественно выполняли функцию определения (предикативное употребление в ранних древнерусских текстах реализуется крайне ограниченно).

Принято считать, что в дописьменный период местоименные и именные формы различались по сформировавшемуся еще в праславянский период признаку определенности — неопределенности. Однако происхождение и семантическое наполнение этой категории не до конца ясны. Возможно, постпозитивное местоимение первоначально выполняло усилилительно-идентифици- рующую функцию: докръ и лжжк ‘тот самый хороший человек, именно тот’. Соответственно, у формы докрыи могла развиваться эмфатическая функция (выделительная), указательная функция и, наконец, категория определенности как объединение всех этих семантических оттенков: ‘известный в качестве хорошего; вон тот, который хороший’.

К моменту появления письменности первоначальное семантическое распределение именных и членных форм в значительной степени утратилось, однако все же в древнерусском языке обнаруживаются соответствующие примеры. Местоименные прилагательные, в частности, могут обозначать известный говорящему признак предмета (памяти стлрылш словссы) — или признак вполне определенного (единственного, конкретного, но не любого) объекта: кназга оукиходгь роусклго того самого князя убили <Игоря>’. Именные формы выражали новый, уточняемый в высказывании признак (заложи городъ кллхлнъ), признак неопределенного (всякого) предмета (|АД1лху кору липову) — или признак, нейтральный по отношению к категории определенности — неопределенности.

Однако уже в раннем древнерусском языке происходила транс- морфологизация признака определенности — неопределенности, т.е. изменение грамматических функций при сохранении существующего формального противопоставления. Различие именных (крлсьнш) и членных (местоименных) (крдсьнъи) прилагательных стало осознаваться как противопоставление предикативных и атрибутивных форм (табл. 8.1).

Таблица 8.1

Противопоставление предикативных и атрибутивных форм прилагательных

Древнерусский язык —»

Старорусский язык —>

Современный русский язык

А

V

т

А

V

А

V

крлсьнъ

+

+

(-)

красен

(-)

+

красен

-

+

крдсьныи

4-

(-)

+

красном

+

(-)

красный

+

+

Примечание. А — атрибутивная функция (определение), V — предикативная функция (сказуемое), Т — указание на определенность.

Признак определенности — неопределенности в истории русского языка оказался избыточным, так как накладывался на распределение именных и членных (местоименных) прилагательных по двум синтаксическим функциям. В результате этот неустойчивый признак был утерян, а синтаксическое противопоставление сделалось более симметричным: за каждой из форм прилагательного закрепилась определенная синтаксическая позиция. Таким образом, именная (краткая) форма перестала использоваться в качестве определения. Впрочем, распространение местоименной разновидности, расширение ее функций на этом не остановилось: уже в древнерусском языке она стала появляться в функции предиката.

Исследователи предполагают, что распространение местоименных форм в функции сказуемого, особенно активное с XIII в.1, было вызвано необходимостью выражать предикативное значение с помощью новых форм, отличных и от именных (архаичных), и от членных (привычных в функции определения). Впрочем, в древнерусском языке употребление местоименных форм в качестве сказуемого было возможно только в специализированных значениях, служило для семантической дифференциации (ср.: скигь воудеть докрт» ‘милосердный сын’, но докрыи ксть коупець ‘хороший купец’[2] [3]).

Регулярным употребление местоименной (полной) формы в качестве именной части сказуемого сделалось только с XVII в.

В результате того что краткие прилагательные сохранились только в предикативной функции, у них исчезла необходимость в формах косвенных падежей, сохранился лишь именительный падеж, т.е. краткие (именные) прилагательные утратили склонение. Раньше исчезли именные формы косвенных падежей во множественном числе: с начала XIV в. их уже не было в разговорном языке (хотя склонение именных прилагательных сохранялось по традиции в церковных текстах). В единственном числе краткие прилагательные утратили склонение в старорусский период, хотя в устойчивых сочетаниях архаичные именные окончания сохранялись достаточно долго. В современном языке иногда встречаются следы утерянных падежных форм (табл. 8.2).

Таблица 8.2

Рефлексы архаичных флексий прилагательных в современном языке

лисью, к дедову (дому)

Притяжательные

прилагательные

Продуктивны в разной степени отдельные формы

помалу, издавна

(<— ИЗЪ ДАВЬНА вр^.иснс)

Наречия на базе

древнерусских

словосочетаний

Встречаются отдельные застывшие формы

ко гробу господню

Фразсологизованные

обороты

В церковнославянском языке

добра молодца, красну девицу, по белу свету

В народно-поэтической речи

черна ноченька, ср. ночь темна

Искусственные усеченные формы в поэзии XVIII— XIX вв.

Отличаются от исконных кратких прилагательных местом ударения

Другим следствием употребления именных (кратких) форм только в предикативной функции стала их утрата в разряде относительных прилагательных, что связано с особой семантикой этой категории. Относительные прилагательные обозначают признак, который носит постоянный характер и не может присутствовать в большей или меньшей степени (деревянный, городской). Вместе с тем признак, на который указывает сказуемое, обязательно связан с категорией времени и, следовательно, изменчив: человек {был, будет) весел. Таким образом, относительные прилагательные, как правило, не употребляются в составе сказуемого, а потому не имеют потребности в кратких формах.

Контрольные вопросы

  • 1. Чем различались существительные и прилагательные в пра- славянском языке?
  • 2. Каково содержание гипотезы о существовании в раннем праславян- ском языке синкретичного имени?
  • 3. Какие словообразовательные признаки указывают на общее происхождение существительного и прилагательного?
  • 4. Каким образом в соответствии с одной из гипотез древние признаковые слова согласовывались в раннем праславянском языке с существительными?
  • 5. К каким типам склонения могли относиться прилагательные в прас- лавянском языке? Укажите следы утраченных типов склонения.
  • 6. Что такое именные прилагательные? Каково их происхождение?
  • 7. Как различается содержание понятий «членные прилагательные», «местоименные прилагательные», «полные прилагательные»?
  • 8. Как соотносились именные и членные (местоименные) прилагательные в древнерусском языке?
  • 9. Каково содержание ираславянской категории определенности? Приведите примеры ее выражения в древнерусском языке.
  • 10. Каково синтаксическое распределение именных и членных (местоименных) прилагательных? Как изменились синтаксические функции этих форм в истории русского языка?
  • 11. Какова история предикативного употребления местоименной (полной) формы прилагательного?
  • 12. По какой причине именные (краткие) прилагательные утратили склонение? Когда это произошло?
  • 13. Как исторически объяснить тот факт, что современные относительные прилагательные не имеют кратких форм?
  • 14. В каких случаях архаичные формы склонения кратких прилагательных сохранились в современном языке? Приведите примеры.

  • [1] Подробнее см.: Колесов В. В. История русского языка. СПб.: Академия, 2005. С. 332.
  • [2] Подробнее см. параграф 8.3.
  • [3] Подробнее см.: Историческая грамматика древнерусского языка / под ред.В. Б. Крысько. М, 2006. Т. 3. С. 152.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>