Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ ГРАММАТИКА РУССКОГО ЯЗЫКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

История прошедшего времени

В современном русском языке вид глагола используется для противопоставления настоящего и будущего времени, а в прошедшем времени те значения, которые в древнерусском языке различались с помощью форм аориста и имперфекта, сегодня различаются с помощью видовых пар. При этом в современном языке употребляется единственная, универсальная форма прошедшего времени, восходящая к перфекту. Обратим внимание, что в древнерусский период перфект за счет употребления связки фактически принадлежал к настоящему времени (табл. 10.4).

Таблица 10.4

Перфект в системе времен

Вид

Прошедшее время

Настоящее

время

Простое

будущее

время[1]

Сложное

будущее

время

Несовершенный

читал — др.-рус.

ЧИТАН! 6

читаю

буду

читать

Совершенный

прочитал — др.-рус. (про)ЧИТА

др.-рус. КСТЬ (про) ЧИТАЛЪ

прочитаю

Изменения в оппозиции аорист — имперфект — перфект были связаны с развитием категории вида, а также с тем, что перфект утратил связку ксть, определявшую его темпоральную специфику (результат в настоящем). Эти конкретные изменения следует считать проявлением нескольких глубинных тенденций.

Во-первых, в системе русских времен на передний план вышло выражение абсолютных временных значений (учитывается только момент речи: прошедшее время — читал), но перестали выражаться относительные временные значения (учитывается момент другого действия: плюсквамперфект: ктЬлше читалъ). Следует предположить, что подобное изменение акцентов соотносилось с общим развитием древнерусских представлений о времени. В мифологической картине мира древних славян время представляло собой круговорот, непрерывную последовательность повторяющихся событий — как повторяются сельскохозяйственные действия в календарном году. Соответственно, определять время события можно было не только и не столько по отношению к моменту речи, а по отношению к любому моменту времени, по отношению к любой из точек в таком круговороте. Ср. этимологию слова время: Bp't.uA <— *vert-men ‘то, что вращается’. Средневековые христианскис и современные представления о времени, различаясь в некоторых аспектах, сходятся в важном признаке: время оказывается линейным, векторным. Таким образом, точка настоящего получает особую значимость: она определяет взгляд в прошлое и в будущее.

Вторая глубинная тенденция связана с распадом синкретизма темпоральное™ и аспектуальности: соответствующая семантика стала выражаться раздельно в категориях времени и вида. Оформление этих максимально абстрактных категорий соответствовало развитию абстрактного, понятийного мышления, которое на основе более древних конкретных, пересекающихся различий смогло выделить четко противопоставленные дифференциальные признаки. В результате подобного развития в системе времен утратились глагольные формы, обладавшие избыточными семантическими признаками.

В отношении причин и последовательности утраты архаичных форм времени в современной науке, кажется, нет разногласий. Однако точное время изменений определить затруднительно, так как имперфект и аорист в соответствии с литературной традицией сохранялись в письменности достаточно долго, в церковнославянском языке они употребляются и сегодня. Между тем в живой диалектной речи имперфект и аорист уже в раннем древнерусском языке активно вытеснялись перфектом: об этом свидетельствуют древнейшие берестяные грамоты. Поэтому предлагались радикальные гипотезы, в соответствии с которыми имперфект исчез в обыденной восточнославянской речи уже в дописьменный период, а аорист — к XIII в.

Между тем диспропорция архаичных времен и перфекта (в пользу перфекта), наблюдаемая в бытовых и деловых жанрах письменности, может объясняться особыми коммуникативными задачами, реализуемыми в подобных текстах. Берестяные грамоты предполагают непосредственное обращение к адресату в актуальный момент настоящего, поэтому для них события в прошлом важны с точки зрения результата — отсюда высокая частотность в бытовой письменности (а также и в деловых текстах) форм перфекта. Для летописного повествования важна была последовательность событий, поэтому в нем преобладали аористы — более 80% от всех форм прошедшего времени.

С учетом этих обстоятельств можно предположить, что древнерусский имперфект перестал быть живым явлением не позднее конца XII в. В церковной письменности, в книжно-славянском типе языка, имперфект сохранялся сравнительно долго, а его утрата в разговорной речи подтверждается тем, что в современном русском языке никаких следов имперфекта не обнаруживается.

Основной причиной утраты имперфекта было то, что обозначение прошедшего времени было осложнено у него указанием на длительность и фоновый характер действия.

Непосредственными факторами исчезновения имперфекта являлись следующие. В результате стяжения гласных и аналогического взаимодействия многие формы аориста и имперфекта совпали, т.е. возникла нейтрализация этих типов прошедшего времени, их неразличение (табл. 10.5).

Таблица 105

Смешение форм имперфекта и аориста

Форма

Имперфект

Аорист

1 л. ед.ч.

ЧИТААХЪ —» ЧИТАХ^

ЧИТАХЪ

1 л. дв.ч.

читААхоктк ЧИТАХОК'Ь

ЧИТАХОВ^

2 л. дв.ч.

ЧИТААШбТА —> ЧИТАСТА

ЧИТАСТА

3 л. дв.ч.

читААшете —> читаста

читлсте —> ЧИТАСТА

1 л. мн.ч.

ЧИТААХО.иЪ -> ЧИТАХОМЪ

ЧИТАХОМЪ

2 л. мн.ч.

читААшете —» читлсте

читлсте

В некоторых глагольных классах имперфект и аорист фактически стали различаться типом основы: кидаХъ (имперфект) — вид^хъ (аорист). Однако даже у различающихся форм происходило взаимодействие флексий и варьирование основ. В частности, достаточно часто наблюдается смешение окончаний ше (имп. 3 л. ед.ч.) ~ ша (аор. 3 л. мн.ч.). Примером смешения флексий и основ является форма поведете1, представляющая собой контаминацию: аорист повел’Ъшл + имперфект повелАше (<— повел'клше).

Имперфект, который исконно образовывался от основ инфинитива (аориста), в древнерусском языке, однако, стат возможен и с основами настоящего времени[2] [3] [4]: ношАше (*nosi-(ti)+eax —> ношллше) —> —> носа ше (носиши); стллше —> станашс; шълагаахоу —» вложлху и т.д. Имперфект образовывайся и от новых суффиксатьных имперфективных основ: OY‘ttbiKhiRAXOY^ Старые и новые формы имперфекта могут варьироваться в древнерусских текстах, ср. в Лаврентьевской летописи при обозначении регулярных, повторяющихся действий в прошлом: приводАХу (от основы настоящего времени)

(невесту) вечеръ, в других списках привожлх'Г’ оулыкивлху о воды д(гЬви)ца, в других списках у.имкывдхУ’ VMb,KAXY (в последнем случае — более древняя основа). В результате того, что имперфект стал тяготеть к имперфективным основам, возникла избыточность языковых средств: категория длительности, незавершенности действия выражалась и окончаниями имперфекта, и типом основы. В итоге архаичное грамматическое средство уступило инновационному, и функция указания на длительность перешла от флексий к основе — имперфект оказался избыточен и исчез.

Плюсквамперфект, подобно имперфекту, был утрачен достаточно рано и дольше сохранялся в специальных контекстах деловой письменности, где было важно указать на последовательность, причинно-следственную связь действий. Причем с XIII в. в памятниках стали появляться новые формы плюсквамперфекта, в которых в качестве вспомогательного глагола использовался перфект, часто бессвязочный: (ксль) кылъ читллъ вместо первоначального к^лше (Бдше, к'к) читала. Эта модель оказалась продуктивной, но к XVII в. приобрела значение «неосуществленного действия»[5], что сопровождалось утратой согласования связки, сначала по роду, а потом и по числу: он было взял, они были взяли —> он было взял, они было взяли. Следы этой конструкции сохранились в современном русском языке в своеобразных контекстах, указывающих на «отмененное» действие: он было пошел... но...

Аорист исчез в живом языке, вероятно, в XV в., его утрата выражалась в смешении форм аориста и перфекта с преобладанием последних. Причем исследователи отмечают, что по отношению к древнерусским деловым текстам тенденция следующая: даже там, где аорист встречается, он обладает результативным значением, т.е. занимает позицию перфекта.

Аорист был вытеснен перфектом по следующим причинам: перфект изначально обозначал действие, определяемое моментом речи; перфект, в отличие от аориста (завершенное действие), мог образовываться и от предельных, и от непредельных глаголов (совершенного и несовершенного вида), т.е. являлся универсальной формой. В частности, перфект, образованный от имперфективных основ, мог заменять собой с XII в. имперфект, поскольку значение незавершенности, длительности действия начинало все чаще выражаться глагольной основой (ср. выше).

Кроме того, с XII в. перфект начал терять свое добавочное результативное значение, что выражалось в пропуске связки, ср.

надпись на Тмутороканском камне (1068 г.): гл'Ьвъ кназь лх'Ьрилъ ло(ре) по лсдоу W тълопгороклнА до кърчевл.

Итак, в результате развития в истории русского языка противопоставления основ по виду (первоначально по предельности — непредельности) произошла замена специализированных форм времени, имперфекта и аориста, универсальной формой, образуемой от любых основ, т.е. перфектом. Последовательность развития прошедшего времени может быть условно показана следующим образом: ддсть (аорист) — дл'Ьше, дад^дше (имперфект) —» длсть (аорист) — (ксть) длгалъ, давалъ (перфект) —> дал — давал (современное прошедшее время).

Аорист сохранялся в письменной речи до XVII в., в старо- русский период он мог включаться в одну парадигму спряжения с перфектом; например, в единственном числе: быхбыл ecu — быстпь. В современном языке следы аориста обнаруживаются в нескольких случаях. Во-первых, в текстах русской литературы XIX в. встречаются изолированные, стилистически маркированные формы аориста, например умре. Во-вторых, частица бы, образующая сослагательное наклонение, является по происхождению формой третьего лица единственного числа аориста глагола выти. В-третьих, частица чу ‘внимание!’ представляет собой такую же форму глагола чюти ‘слышать, наблюдать, знать’ (современное чуять). Возможно, связаны по происхождению с аористом современные глагольно-междометийные формы со значением «мгновенного» действия: стук, бряк, хлоп, прыг и т.п., а также конструкции типа (а он) возьми да скажи (по форме скажи — повелительное наклонение, но по значению — аорист, ср. др.-рус. аорист доди).

В хронологическом отношении можно выделить несколько этапов перестройки древнерусской системы времен: последовательно устранялись избыточные и изолированные формы, все более четко оформлялась идея абстрактного прошедшего времени (табл. 10.6).

Формы перфекта претерпели в истории языка некоторые изменения. В течение XII—XIV вв. утратилась связка выти, и, соответственно, исчезла семантическая связь с настоящим временем: перфект стал обозначать не относительное, но абсолютное время. Связка исчезала прежде всего в третьем лице, где субъект действия определен контекстом; в других лицах связка могла отсутствовать при использовании личного местоимения (азъу ты и т.д.). Во множественном числе произошла унификация форм причастия по образцу мужского рода: читали (муж.р.) — читалы (жен.р.) — читала (ср.р.) —> читали. Таким образом, современное прошедшее время не различает вне контекста глагольное лицо, но сохраняет по традиции именную категорию рода (только в единственном числе).

Этапы перестройки древнерусской системы времен

Категория

XII в.

XIII в.

XIV-XVII вв.

Современный русский язык

Аорист (а-т)

Имперфект (и-т) Плюсквамперфект (пп-т) Перфект (п-т)

п-т

а-т

пп-т

и-т

п-т

а-т

пп-т

п-т

а-т

п-т

Общее значение прошедшего времени

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

Завершенность действия

(+)*

+

+

-

-

+

+

-

+

Незавершенность действия

(+)

+

Отнесенность к моменту другого действия

+

+

+

+

Значение длительности

-

-

-

+

(+) указывает на то, что перфект изначально образовывался и от предельных, и от непредельных глаголов, поэтому не был маркирован по признаку завершенности / незавершенности действия, мог потенциально выражать и то и другое значение.

Контрольные вопросы

  • 1. Каковы грамматические значения имперфекта, аориста, перфекта в сравнении с современными формами прошедшего времени?
  • 2. Каким образом изменились представления о времени в истории русского языка и русской культуры?
  • 3. Каким образом изменение форм прошедшего времени связано с развитием мышления?
  • 4. Какими коммуникативными задачами определялся выбор форм прошедшего времени в древнерусских текстах?
  • 5. Каковы причины и языковые механизмы утраты имперфекта в истории русского языка?
  • 6. Как изменились в истории русского языка грамматические средства указания на длительность действия?
  • 7. Каковы этапы преобразования и утраты форм плюсквамперфекта в истории русского языка?
  • 8. В каких особенностях древнерусской письменной речи проявлялась универсальность перфекта?
  • 9. Какова последовательность распространения форм перфекта в истории русского языка? Какие изменения произошли в этих формах?
  • 10. Какие следы аориста можно обнаружить в современном русском языке?
  • 11. Как в хронологическом отношении соотносятся утрата архаичных форм прошедшего времени и нейтрализация избыточных семантических признаков, т.е. формирование максимально абстрактного грамматического значения прошедшего времени?

  • [1] Историю будущих времен см. в параграфе 10.5.
  • [2] Подробнее см.: Борковский Б. И., Кузнецов II. С. Историческая грамматикарусского языка. С. 79.
  • [3] Подробнее см.: Колесов Б. Б. История русского языка. С. 469—478.
  • [4] См. параграф 10.2.
  • [5] Горшкова К. В., Хабургаев Г. Л. Историческая грамматика русского языка.С. 339—341.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>