Композиция репортажа

Структурно репортаж состоит из двух частей: описательной и информационной. Описательная составляющая была разобрана выше — это сцены, детали и цитаты. Информационная составляющая — это сведения, которые вводят читателя в курс дела. Редко когда для понимания происходящего достаточно его описать. Обычно нужно еще сообщить, зачем персонажи делают это, что они делали раньше и какого результата добились. Информационную составляющую в репортаже можно назвать репортажным бэкграундом (не путать с бэкграундом в новостях).

Насколько бэкграунд (выделен жирным шрифтом) помогает понять описательную часть, видно из следующего фрагмента репортажа о происходящем в бесланской школе № 1 спустя неделю после теракта:

В классах мелом расписаны все уцелевшие школьные доски. «Неттеррору!» «Месть ингушам!» «Простите нас, дети!» «Неужели мы это забудем и простим?» «Горе тем, кто вас тронул». В одном классе, где все стены в портретах молодого Бориса Пастернака, на подоконниках и на столах в блюдцах и тарелках в несколько рядов лежат десятки, а может, сотни сигарет с нетронутыми трубочками пепла. Здесь на стенах, под подоконником и на полу огромные пятна высохшей крови и много ботинок больших размеров. В этом классе расстреливали мужчин. Им не давали выкурить даже последнюю сигарету[1].

Описание и бэкграунд в репортаже чередуются. Авторы немецкого учебника по написанию репортажей Ульрих Фей (Ulrich Fey) и Ханс- Йоахим Шлютер (Hans-Joachim Schlueter) сравнивают репортаж с железнодорожным составом, в котором чередуются пассажирские и товарные вагоны. Пассажирские вагоны означают сцены, в которых люди что-то делают и говорят. Товарные — информацию, с помощью которой журналист поясняет происходящее[2].

Первый вагон, по мнению Ульриха Фея и Ханса-Йоахима Шлю- тера, должен быть пассажирским. То есть начинать репортаж следует со сцены, с погружения читателя в центр происходящего. Однако так поступают не во всех изданиях. В некоторых, особенно в ежедневных газетах, репортажи начинают с лидов, похожих на новостные. В лиде излагают суть события и сообщают, что дальше последует репортаж корреспондента, который на месте этого события побывал. Погружение же читателя в происходящее начинается во втором абзаце.

После погружения в происходящее желательно дать поясняющий бэкграунд. Если мы пишем про митинг, то это будет рассказ о том, что это за люди и зачем собрались, если про заседание суда — кого и за что судят. Без поясняющего бэкграунда репортаж рискует превратиться в набор не связанных между собой сцен.

Затем — снова сцена, снова бэкграунд, и далее — их чередование. Доля бэкграунда может составлять от 10—20 до 50—60% текста в зависимости от того, насколько сложен описываемый предмет. Например, в репортаже об освобождении захваченных террористами заложников бэкграунд будет минимальный, так как все действия там наглядны. А в репортаже с судебного заседания объем бэкграунда может превышать объем описательной части, если дело сложное и без длинных пояснений непонятное. Однако надо учитывать, что избыток бэкграунда замедляет динамику репортажа. Пояснение должно вводить в курс дела, но не быть слишком затянутым.

Сколько всего сцен и поясняющих вставок будет в репортаже, зависит от его объема. Для короткого газетного репортажа (80—100 строк, или 1,5—2 машинописные страницы) можно рекомендовать следующую схему:

  • • обобщающий лид;
  • • сцена, погружающая в центр происходящего;
  • • объясняющий бэкграунд;
  • • сильная сцена (кульминация происходящего);
  • • бэкграунд (объясняющий или исторический);
  • • завершающая сцена.

Завершающая сцена должна западать в память и фиксировать у читателя ту эмоцию, которую передает репортаж. Например, вот как заканчивает репортаж о бесланской школе № 1 Андрей Колесников.

Рядом был туалет. Из крана лилась вода. Она затопила уже весь пол в душевой. Я мог бы закрыть кран. Но я понимал, что это мог бы сделать и любой на моем месте, если бы хотел. Никто не хотел. Кран открыли по той же причине, по какой поставили на стулья бутылки с минеральной водой[3].

Ранее было написано, что заложникам не давали пить воду, и вода приобрела особое символическое значние, которое и закрепляется завершающей сценой.

Несколько слов о хронотопе репортажа. Хронотоп — это связь пространственно-временных координат. Если журналист описывает путешествие, ему не нужно упоминать все точки, где он побывал. Достаточно лишь нескольких ключевых. Если в качестве красной нити выбрано время, повествование также будет пунктирным — из какой-то точки в начале события мы перемещаемся в точку в середине события, а затем — сразу в точку в районе конца события.

Можно ли менять местами эпизоды, ставя раньше тот, который в реальности произошел позже? Да, в том случае, если это не меняет сути репортажа, не искажает «правду жизни», которую репортаж показывает. Нет, если эта перестановка связывает эпизоды, которые не были связаны в реальной жизни, и один подается как реакция на другой, хотя на самом деле этой реакции не было.

При подготовке текста монтаж необходим. Одни эпизоды журналист выбрасывает, другие — выпячивает, из третьих складывает логические последовательности. Репортаж — это преломление реальности через взгляд журналиста, субъективный отбор тех элементов, которые автор счел самыми важными, говорящими. Многократно в университетах проводились эксперименты: нескольких студентов направляли на одно событие или в одно место, а затем получали практически непохожие тексты.

Типичная ошибка начинающих журналистов — подмена описания происходящего описанием того, как журналист собирал информацию. Иногда это бывает интересно, но в большинстве случаев — нет. Ведь читатель хочет узнать, как живут и действуют наши персонажи, а не как мы их искали и как с ними разговаривали. Вот что пишет об этом Дмитрий Соколов-Митрич:

Не надо злоупотреблять эпизодами типа «мы пошли туда, а потом сюда», «мы пытались туда прорваться, но нас не пустили», «а еще нас сюда не пустили и туда не пустили, а вот сюда пустили», «а таксист мне поведал вот что», «а потом мы долго пили чай и батюшка рассказывал много всякого, о чем и не рассказать», «а потом мы долго пили водку и мои собеседники рассказывали, как хорошо пить водку с таким человеком, как я»... Не надо превращать репортаж в отчет о командировке. Нельзя выворачивать сцену кулисами в зрительный зал. Никто смотреть не будет. ...Все технические подробности собственного труда имеют значение лишь в том случае, если они имеют значение, но в 99 случаев из 100 они значения не имеют1.

Критерий правды в репортаже — честность журналиста перед собой. Если он искренне уверен, что отобранные для текста эпизоды характеризуют явление, тогда работа сделана хорошо. Как бы ни возмущались другие наблюдатели или участники события, считая, что на самом деле все было по-иному. Но недопустимо сознательно искажать происходящее и так манипулировать элементами текста, чтобы получилось, что «все это было, но ничего этого не было».

  • [1] Колесников Л. Первая пятница // Коммерсант. 2004. 11 сентября.
  • [2] Fey U., Schliiter H.-J. Reportagen schreiben. Von der Idee bis zum fertigen Text. Berlin :ZV, 2003. S. 131.
  • [3] Колесников А. Жизнь после смерти // Коммерсантъ. 2004. 6 сентября.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >