Заголовок и лид репортажа

Заголовок репортажа пишут по тем же принципам, что и заголовок новости (см. гл. 2). Конкретное исполнение зависит от формата издания: в одних случаях ограничиваются только заголовком (информационным либо игровым), в других используют заголовочный комплекс (заголовок и подзаголовок). Некоторые журналисты рекомендуют связывать заголовок со второй половиной текста, чтобы создать у читателя дополнительный стимул погрузиться в текст. На мой взгляд, это не принципиально. В журналах заголовки к репортажам могут связывать с иллюстрацией, открывающей материал[1].

Что касается специфических репортажных лидов, то Алеся Донская[2] упоминает такие разновидности, как лид-синопсис и лид-сцена. Лид-синопсис подобен лиду для расширенной новостной заметки (см. главу 2). Это краткое изложение ситуации, в которой оказались герои репортажа. Вот пример лида-синопсиса:

С просьбой о помощи в редакцию «НИ» обратилась женщина-инвалид из деревни Верхнее Мячково (Раменский район Подмосковья). По решению суда ее обязали покинуть единственное жилье, в котором она проживает и прописана больше 20 лет. Когда женщина начала оформлять право собственности, у здания вдруг объявился владелец — агрофирма «Подмосковное», которая и подала иск на выселение. Исполнительный директор агрофирмы в беседе с «НИ» называет жилицу захватчицей, а действия предприятия — защитой собственности[3].

Этот лид написан по формуле «конфликт + аргументы сторон». Возможен еще один вариант формулы — «событие + вывод» (Что? и Ну и что?). Например, как здесь.

Вчера в Москве на Васильевском спуске прошел стотысячный митинг «Россия против террора». Лучшие чувства людей — сострадание и любовь к детям — были использованы для организации спецмероприятия, напомнившего специальному корреспонденту «Ъ» Валерию Панюшкину советские демонстрации и единодушное осуждение врагов народа[4].

Лид-сцена — это погружение в атмосферу происходящего. Используется, как правило, в журналах. Вот пример лида-сцены из репортажа о работе журналистки продавцом в цветочном магазине:

— Небо хмурое, утро темное. Давненько я жене не делал приятного. Мужчина лет тридцати в строгом костюме и коротком пальто заглядывает в холодильник. — Соберите-ка букетик для жены, чтобы небо показалось ей голубым-голубым. Утро сегодня и вправду темное, как вечер. Мимо стеклянных стен нашего салона ртутной массой плывут серые тени. Вряд ли кому-то в такую рань приспичит покупать цветы. Но у нас — первый покупатель. Часы показывают... короче, еще очень рано[5].

Возможно и сочетание в лиде сцены (показ происходящего) и синопсиса (введение в ситуацию). Например, как здесь.

— Смотри, идут! Идут! Все сюда! Мужики, держимся! Стоим до последнего! Толпа под освещающим железнодорожный переезд фонарем уплотняется. Полторы сотни мужчин в черном жмутся друг к другу, сливаясь плечами и напряженно всматриваясь в темноту. Темнота колышется и грохочет — все ближе, ближе. — Мы — люди, мы не фарш! Мы — люди! Мы не фарш! — кричат темноте люди на рельсах... В ночь с 14 на 15 мая ОМОН разогнал жителей Междуреченска, блокировавших участок железной дороги Новокузнецк—Абакан. Взрывы на шахте «Распадская», которые спровоцировали акции протеста, не только стали сигналом бедствия в одной из крупнейших отраслей экономики, но и показали, как наэлектризована обстановка в шахтерских регионах. Корреспонденты «РР» разбирались, чем недовольны шахтеры[6].

Обратите внимание, что лид завершается фразой «Корреспонденты “РР” разбирались...». Это частое завершение лида (другие варианты — корреспондент побывал, увидел или «Читайте репортаж нашего корреспондента из ...»). На мой взгляд, такое завершение лида неудачное. Корреспонденты разбирались, но разобрались ли, из лида не ясно. Следовало бы написать, что выяснили корреспонденты, причем упомянуть что-то парадоксальное, чтобы создать дополнительный стимул для чтения текста. Например, как здесь:

Побывав на заседании Хамовнического суда по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, заместитель главного редактора журнала «Власть» Вероника Куцылло убедилась в том, что борьба за жизнь и свободу для одних вполне может оказаться усыпляющим средством для других[7].

Или здесь:

Бывший русский анклав Харбин давно стал рядовым китайским областным центром: всего каких-то 9 млн жителей. Связанное с Россией прошлое здесь превратилось в доходный туристический аттракцион. Заповедник «Русская деревня», парк Сталина, сотни русских ресторанов, караоке-клубов, тысячи русских проституток. Туристы со всего Китая приезжают в Харбин, чтобы за большие по местным меркам деньги посмотреть на бывшего «старшего брата», роль которого исполняют гастарбайтеры из российской провинции[8].

Вам после этих лидов захотелось прочесть репортажи? Обратите внимание: здесь использована формула «ясно и одновременно не ясно». Вывод вам уже сообщили, и дальнейший текст станет лишь его обоснованием. И если вам захотелось понять, почему все так, значит, журналисты свою работу выполнили грамотно.

  • [1] См.: Соколов-МитричД. Мастер-класс. Соображение пятьдесят третье. URL: http://smitrich.livejournal.com/999607.html.
  • [2] Материал взят из курса «Репортаж», который Алеся Лонская ведет в Институтесовременной журналистики.
  • [3] Без домика в деревне // Новые Известия. 2010. 22 марта. URL: http://www.newizv.ru/society/2010-03-22/123710-bez-domika-v-derevne.html.
  • [4] Свистать всех на спуск // Коммерсантъ. 2004. 8 сентября. URL: http://www.kommersant.ru/doc/503684.
  • [5] Лепестки и люди // Русский репортер. 2011. 13 декабря. URL: http://rusrep.ru/article/2011/12/13/flowers/.
  • [6] Время полураспада// Русский репортер. 2010. 18 мая. URL: http://rusrep.ni/2010/ 19/shahtery/.
  • [7] Зал номер семь // Власть. 2009. 27 апреля.
  • [8] Приключения фуяшки // Русский репортер. 2009. 14 октября.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >