Документы как источники информации

Прежде всего не следует путать ситуации, когда журналист сам видел документ и когда кто-то рассказывает журналисту, что содержится в каком-то документе. В первом случае нужно ссылаться на документ, во втором — на человека, который это сообщил. Фразы «Проект закона предусматривает двукратное повышение налога на недвижимость» и «По словам депутата Петрова, проект закона предусматривает двукратное повышение налога на недвижимость» не равнозначны. Депутат Петров мог соврать, мог напутать, мог недоговорить, и журналисту не нужно передавать чужие слова как факт.

Нужно также отличать официальные документы, которые приняты, подписаны и вступили в силу (законы, указы, распоряжения, постановления и т.д.), от проектов этих документов, которые в силу не вступили и, возможно, не вступят никогда. По крайней мере, в их нынешнем виде. Нужно понимать, что принятый документ — это руководство к действию, за невыполнение которого будет санкция. Проект же — просто намерение, и выдавать намерение за решение нельзя. Также нельзя выдавать за принятые решения всевозможные доклады, отчеты и аналитические записки. Там могут содержаться призывы и предложения что-либо сделать, но это лишь пожелания, которые далеко не всегда превратятся в принятые решения.

Информировать граждан о намерениях чиновников и депутатов—одна из обязанностей журналиста и один из способов контроля прессы за властью. Многие одиозные решения не были приняты только благодаря тому, что об их подготовке узнали журналисты и оповестили общественность. Представители власти, в свою очередь, используют журналистов для зондирования общественного мнения, сообщая о проектах, которые и не планировалось принимать.

Признаки официального документа — номер, дата принятия, подпись уполномоченного лица (в интернет-версии документа подписи может не быть, но тут доказательство подлинности — официальный сайт, с которого журналист документ скачивает), указание на то, каким специалистом какого ведомства документ подготовлен. Если речь идет о межведомственной переписке или об ответах чиновников на обращения граждан, на таких документах обязательно указывают исходящие номера, под которыми эти документы регистрируют при отправке. На бланке организации документы оформляют не всегда, а вот «шапка» с указанием, кому и кем документ адресован, должна присутствовать обязательно.

Нередко журналисты получают документы в виде ксерокопий, фотографий, сканированных изображений, а иногда — в виде текстовых файлов. Здесь возникает необходимость проверить подлинность документа (что он действительно существует, и именно в таком виде), а также редакцию (что он не устарел и не был изменен с того времени, как попал в руки журналиста). Проверить подлинность и редакцию документа можно с помощью «правила двух источников». При этом в качестве второго источника могут выступать как информаторы журналиста, которые готовы достать данный документ (либо подтвердить то, что в нем изложено), так и органы власти, к которым журналист обращается с запросом о получении документа или о подтверждении его подлинности. Иногда запрос писать не требуется — документ можно обнаружить на сайте ведомства.

Сайты многих ведомств имеют очень запутанную структуру. Ссылки на хранилище документов на главной странице могут отсутствовать либо вести лишь к небольшой части материалов. Поэтому следует проводить расширенный поиск по сайту по ключевым словам с помощью Yandex или Google. Искать лучше с помощью обоих поисковиков — результаты они выдают разные.

К документальным источникам помимо текстов относятся фотографии, аудио- и видеозаписи. Значительная часть их поступает к журналисту через Интернет либо привлекает внимание прессы после размещения на каком-либо сайте, а в особенности в блогах. Проверка подлинности здесь особенно актуальна: размещенная в Интернете запись может подвергнуться обработке, монтажу либо звучать совершенно в другом контексте, нежели заявленный. При публикации на официальном сайте можно положиться на авторитет того, чей это сайт. Публикации же на неофициальных сайтах, в особенности в блогах, часто анонимны. Зачастую их используют для вброса компромата.

Как быть журналисту? Во-первых, проверять то, что можно проверить. Во-вторых, ссылаться на то, откуда получены сведения, чтобы снять с себя хотя бы часть ответственности, если материал окажется фальшивкой. В крайнем случае можно упомянуть в материале свои сомнения по поводу достоверности документа.

Ниже — пример расследования, которое провел корреспондент журнала «Деньги» Алексей Ходорыч. Сопоставляя телефоны различных фирм, журналист разоблачил мошенников, которые за деньги принимали детей в школу актерского мастерства с обещанием дальнейшего участия в съемках фильмов, но ни в каких съемках дети потом не участвовали:

Сопоставление разных баз данных способно дать очень интересную информацию. Как пример приведу опыт работы с базами данных при подготовке статьи «Киношкола для дураков». Текст был о грандиозной афере, основанной на деятельности АНО «Школа актерского мастерства Натальи Крачковской»: родителям обещали, что их детей после обучения (само собой, платного) будут снимать в сериалах и телевизионных программах, но обещания эти потом не выполнялись. Чуть раньше по такой же схеме действовали модельные агентства «Старлайт модэлз», «Види Вичи». В рассказах обманутых родителей всплывало и агентство «Гамма миллениум», также в данных фигурировало ООО «Крондол».

Связь удалось обнаружить, работая с базами данных Московской регистрационной палаты и телефонными БД. Телефонный номер 787-40-63 («Крондол») был указан вместе с адресом доставки: улица Б. Полянка, 24/2 — там находилась компания «Гамма миллениум». В свою очередь номер 933-28-44, равно как и адрес Страстной бульвар, 4/3, стр. 3, которые база приписывала «Гамме миллениум», де-факто принадлежал «Види Вичи». А контактный телефон «Гаммы» 721-16-50 сопровождался адресом доставки счета — 3-я улица Ямского поля, 3/5, где располагалась школа Крачковской и где на тот момент находился «Храм судьбы» (в ходе визита по этому адресу выяснилось, что внутренние номера телефонов школы Крачковской и «Храма судьбы» совпадают). Кроме того, в БД МРП директором школы Крачковской была обозначена Екатерина Ермакова, которая на момент публикации работала директором кастинговой службы «Види Вичи» (директором школы Крачковской уже был другой человек).

Дальше — больше. Работая с БД, удалось выяснить, что на ООО «Крондол» были зарегистрированы телефоны 787-59-60 (контактный номер «Види Вичи») и 787-40-63 («Стар гэлакси»). Во втором случае имелась приписка: «контакт — 785-04-15». На всякий случай я запросил телефон «Крондола» в справочной МГТС — мне продиктовали номер 737-93-83. Но именно по нему я связывался ранее с PR-директором школы Крачковской Юрием Пястоловым, в прошлом — пресс-секретарем центра «Арктос», который с весны 2001 года вместе с «Види Вичи» проводил кастинг на фильм «Королева красоты» (одним из учредителей «Арктоса», кстати, была Ксения Росло- ва — гендиректор агентства «Старлайт модэлз»). Сам Юрий нам сообщил, что ООО

«Крондол» — одна из крупнейших в Москве операторских компаний. Принимает звонки по рекламе своих клиентов — не более.

В «Крондоле» мне тоже сказали, что компания в середине 2000 года сменила владельцев и теперь действительно оказывает услуги са//-центра. Однако факты говорили об ином. Во-первых, о «Крондоле» как об одной из крупнейших в Москве операторских компаний в серьезных фирмах, оказывающих услуги call-центров, никто никогда не слышал. Во-вторых, когда мой коллега-журналист позвонил в операторскую компанию «Крондол» по контактному номеру «Стар гэлакси» с легендой, что пишет статью о телемагазинах, к телефону позвали Андрея Морозова, имя которого нам уже было известно — это один из учредителей «Види Вичи». В-третьих, мы навели справки у знакомых руководителей кадровых агентств и выяснили, что в их базах «Крондол» упоминается отнюдь не как са//-Ацентр. Например, в резюме одного из бывших сотрудников ООО «Крондол» было указано, что в 2001 году (то есть через год после заявленного перепрофилирования «Крондола») он занимался там «созданием представительств в регионах, а также рекламой и реализацией товаров». Другое резюме: «психолог-консультант, ООО “Крондол” (медицинский, лечебный и информационный центр), продажа элитных медицинских средств». Справочная МТГС тоже, кстати, характеризовала «Крондол» как фирму, оказывающую медицинские и косметологические услуги. В-четвертых, факты свидетельствовали, что даже после «перепрофилирования» «Крондол» сотрудничал с теми же компаниями, что и раньше.

Учредителем ООО «Крондол» на момент регистрации в январе 2000 года числился Александр Афанасьев. Он же являлся единственным учредителем ООО «Фристи- на», имевшего одинаковый с «Види Вичи» регистрационный телефон — 241-76-39. В мае 2000 года открылась фирма «Фактура-A» с регистрационным телефонным номером 956-79-84 — тот же имелся и у «Фристины». На момент публикации «Фри- стина» и «Фактура-A» были примечательны тем, что номера 787-24-69 и 785-04-15, которые они указывали в телемагазинах («Фристина» предлагала озонотерапию, «Фактура-А» — диету «Минус 1»), по-прежнему обслуживал операторский центр «Крондола»[1].

Обратите внимание на логику журналиста, проверку информации на каждом из этапов, а также на число звонков и проверок.

  • [1] Ходорыч А. Семь правил для спецкорреспондентов. URL: http://mediapedia.ru/2009/06/25/sem-pravil-dlya-korrespondentov/.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >