Полная версия

Главная arrow Политология arrow МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И МИРОВАЯ ПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Специфика предметного поля «Международных отношений и мировой политики» как целостной учебно-научной дисциплины

Международные отношения и мировая политика представляют собой единую, многообразную и целостностную реальность. Ее невозможно уловить во всей комплексности. Поэтому изучение происходит по частям и под разными углами зрения, выявляя тот или иной аспект наблюдаемого объекта. Данная реальность изучается множеством самых разных дисциплин — от истории, экономики и права до информатики, глобалистики и страноведения. Каждую из них интересует определенная сторона, определенный сегмент этого единого исследовательского объекта, каждой присущ свой взгляд на его особенности, каждая опирается на собственные приемы и методы его познания, преследуя при этом специфические цели и задачи, вносит свой вклад в понимание сути международных отношений и мировой политики. Так, например, история анализирует конкретные процессы в пределах конкретного пространства и конкретного времени. Она чувствительна к международно-политической науке, нуждается в ее теоретических представлениях и подходах, как в своего рода исходном пункте, отправной точке исследовательского движения. Использование ТМО, конечно, не определяет результатов исследования историка. Но оно помогает ему в постановке вопросов и формулировании научных проблем. Не формулируя общих теорий и широких закономерностей, отказываясь предсказывать будущее, историк активно использует концептуальный инструментарий ТМО, в частности, выработанные в ее рамках общетеоретические подходы — реализм, транснационализм, конструктивизм и др.

В свою очередь, ТМО не может обойтись без фактов, которые дает ей описательная история, как и без выводов истории аналитической. Для историка никакая теория не является неподвижной или окончательной. Более того, историческое исследование может послужить истоком и даже стать основой теоретизации международных отношений, например, «История Пелопонесской войны» заложила основы целого теоретического направления в международно-политической науке или работа «Двадцатилетний кризис» Э. X. Карра стала стимулом дискуссии, основополагающей для институализации и дальнейшего развития ТМО. Историки склонны в большей степени опираться на положения и выводы реалистскои теории, согласно которой в международных отношениях многое, если не все, зависит от соотношения сил, а государства суть главные действующие лица. Но они не обходят вниманием и другие теории, уравновешивая базовый реализм выводами транснационалистов и конструктивистскими подходами.

Таким образом, ТМО и в целом МОиМП играют общеметодологическую роль для конкретных наук не только «на входе» исследовательского процесса, но и на его «выходе». Согласно высказыванию известного американского международника Стэнли Хоффмана (Stanley Hoffman), она «переплавляет» полученные в каждой из них выводы в «единый золотой стандарт» целостного знания. Опираясь на вырабатываемые в рамках ТМО понятия, обобщения, концепции, другие дисциплины, изучающие тот же самый объект, получают теоретико-методологический инструментарий, облегчающий научный поиск. В свою очередь, они дают международной теории необходимый материал для обобщений и выводов, нередко способствуя изменению самой теории. В обоих случаях — и на входе, и на выходе — ТМО выполняет неотъемлемые друг от друга функции, которые работают как единый механизм, обеспечивающий взаимообогащение общего и частного в познании международных отношений и мировой политики.

В мировом развитии различают несколько уровней политических процессов: глобальный (здесь общемировой), международный, национальный (государственный), региональный и локальный (субрегиональный). При всей относительности различий, например, между локальным и региональным уровнями, главное, что сегодня считается аксиоматичным — это сосуществование и неиерархичность уровней в том смысле, что ни один из них, в том числе глобальный, не поглощает, не заменяет другие. В современных условиях локальные события содержат в себе все остальные (региональные, национальные, международные) измерения, в том числе глобальное. При этом каждое из них может иметь (и все чаще имеет) как последствия регионального, национального и тому подобного характера, так и глобальные последствия. Это означает, что указанные процессы (уровни) не отменяют друг друга. Именно в этом в данном случае состоит принцип нелинейности применительно к анализу процессов глобализации. Глобальное (и мировое) не отменяет (не заменяет собой) международное и национальное, не существует отдельно от него. Поэтому мировую политику невозможно изучать в отрыве от международных отношений.

Однако следует различать две стороны современного развития. Одна из них свидетельствует об осознании нарастающей важности проблем, затрагивающих интересы всего человечества, и о формировании правил и институтов их совместного, кооперативного решения. Другая состоит в конкуренции национальных, корноративных, групповых и иных частных интересов, которые могут не совпадать не только друг с другом, но и с потребностями общечеловеческого развития [См.: Богатуров]. Важнейшим фактором, общей основой особенностей и единства международных отношений и мировой политики является глобализация. Глобализация - феномен, который носит объективно-субъективный характер. Это принципиально с точки зрения понимания сути современных международных отношений и мировой политики. Объективные процессы и тенденции не только используются наиболее развитыми и сильными международными игроками для дальнейшего укрепления своих позиций, но и канализируются в наиболее выгодных им направлениях и даже формируются (конструируются) ими. Лидеры США еще со времен Лиги Наций стремятся придать глобализации американское лицо, а ЕС после окончания холодной войны — европейское.

С учетом сказанного можно сделать вывод, что глобализация является тем основным фактором, который формирует специфику предметного поля МОиМП как единой дисциплины, составные части которой отличаются друг от друга, но не могут быть поняты в отрыве одна от другой. Указанная специфика определяется представлениями о структуре объекта дисциплины, составляющим ее содержание набором основных проблем, субдисциплинами, основным вопросом и практической значимостью ТМО и МП.

В структуре международных отношений как объекта ТМО выделяются государства, как центральные действующие лица; политическая локализация, понимаемая, как выход политических и иных субъектов, факторов и процессов за пределы национальногосударственных границ; анархичность, как отсутствие легитимного единого управляющего центра, диктующее государствам необходимость заботиться о защите и продвижении своих интересов и ценностей.

Отсюда тот набор проблем, которые составляют основное содержание ТМО, отражаясь в непрекращающихся академических дискуссиях: о мотивах поведения действующих лиц; о возможности если не преодоления, то хотя бы смягчения степени анархичности международных отношений; о соотношении государство- центризма и транснациональное™ или, иначе говоря, о степени влиятельности неправительственных акторов; о доминировании того или иного из типовых международных процессов — конфликтов, сотрудничества, переговоров — в направленности ведущих тенденций международных отношений; о роли дипломатии, права и силы как средств обеспечения безопасности, реализации интересов и ценностей международных акторов и др.

Характер объекта и проблематика ТМО определяют содержание субдисциплин, выделяющихся в ее составе. Это — эпистемология международных отношений (включающая историю дисциплины, конкурирующие теории, их сравнительный анализ, содержание основных дискуссий); исследования проблем безопасности {security studies); международные организации (как институты межгосударственного сотрудничества); международная политическая экономия; внешнеполитический анализ. На Западе (главным образом в США) практически каждая из них обеспечена соответствующим академическим сообществом, институциональной подготовкой кадров, профильным журналом и др. Отечественной международнополитической науке еще предстоит пройти свои этапы на этом пути.

Резюмируя содержание теоретических дискуссий и споров, связанных с анализом международных отношений, можно сказать, что центральным вопросом ТМО всегда был и остается вопрос о причинах вооруженных конфликтов и войн — особенно между великими державами — о возможности их преодоления и достижения состояния перманентного мира. Не случайно термин «война» встречается в названиях многих работ, составляющих сокровищницу ТМО: «История Пелопонесской войны» (Фукидид); «Мир и война между нациями» (Р. Арон); «Человек, государство и война» (К. Уолтц); «К вечному миру» (И. Кант). Другие важные вопросы МО касаются характера системы международных отношений, условий и путей достижения сотрудничества их участников, взаимодействия государственных и негосударственных акторов, роли формальных и неформальных институтов в регулировании международной жизни.

Сказанным определяется и практическая значимость ТМО: она дает основу для прикладного анализа и прогнозирования международной политики и для выработки рекомендаций государственным лицам, принимающим решения в данной сфере.

Как уже говорилось, глобализация вносит серьезные изменения и дополнения в характер международных отношений и в представления о тенденциях в их эволюции. Тем самым она способствует расширению предметного поля международно-политической науки. Устраняя препятствия для всех форм обменов вследствие освоения новых видов энергии и радикальных изменений в средствах связи, транспорта, информации, вооружений, наконец, создания всемирной сети Интернет, глобализация не просто расширяет, но и качественно трансформирует структуру объекта исследования, который предстает уже как мировая политика. Как подчеркивает В. Б. Кувалдин: «Основой, истоком и причиной трансформации МО в мировую политику стала глобализация как всеобъемлющий процесс становления целостного мира, превращения человечества в глобальную общность» | Кувалдин, с. 13].

Приоритетное место в составе объекта МП занимает, во-первых, феномен транснационалъпости. Речь идет уже не только о возможноети выхода внутренних политических и иных субъектов, факторов и процессов за пределы государственных границ, но и об обратном движении — все более заметном проникновении внешнего во внутреннее: иностранные инвестиции, фонды, капиталы, фирмы, предприятия влияют нс только на экономический климат гой или иной страны, но и на законодательные основы, социальные отношения, ценностные приоритеты, наконец, они оказывают растущее совокупное воздействие на внутреннюю и внешнюю политику государств.

Во-вторых, особое внимание МП привлекают негосударственные действующие лица — неправительственные организации, бизнес-структуры, профессиональные ассоциации, этнонациональные и религиозные объединения, группы интересов, мафиозные и иные преступные кланы, террористические сети. В совокупности они образуют неиерархическую, сетевую структуру, оказывающую возрастающее влияние на характер поведения государств, на всю картину международных отношений в целом.

В-третьих, МП интересует не столько влияние анархии на поведение международных участников, сколько многообразные проявления взаимозависимости и признаки формирования управляемого мирового сообщества.

Структура объекта МП определяет ее основное содержание, которое включает исследование таких вопросов, как соперничество мировых игроков за влияние на глобальные процессы и перспективы мирового развития; сравнительное влияние государственных и негосударственных акторов на эти перспективы; сближение, переплетение и взаимовлияние внутренней и внешней политик; взаимозависимость уровней мирового развития; его социальные и гуманитарные аспекты; проблемы лидерства в мировой политике; институты глобального управления; наконец, естественно- природные, социетальные и политические проблемы соционри- родной среды обитания человечества.

В связи с развитием МП в ее рамках начинают формироваться и более частные субдисциплины, хотя этот процесс далек от завершения, поскольку и сама мировая политика находится во многих отношениях на исходной стадии. Можно сказать, что в сравнительно большей степени указанный процесс продвинулся в том, что касается глобального управления (global governance), устойчивого развития, современных глобальных проблем, глобальной безопасности, режимов нераспространения и контроля вооружений, миграционных процессов, транснационального терроризма. Кроме того, исследование мирополитических процессов дало толчок институализации и развитию такого научного наддисциплинар- ного направления, как глобалистика.

Центральным вопросом при этом становится вопрос о достижимости глобального управления мировым развитием и о перспективах глобальной солидарности. А в сфере практической значимости МП претендует на формирование основ для прикладного анализа мирополитических процессов и рекомендаций лидерам крупных государств и институтов глобального управления.

В табл. 1.1 суммируются основные отличительные черты МО, глобализации, глобальных проблем и МП, выделяемые зарубежными и отечественными авторами.

Важно иметь в виду, что глобализация не разделяет, а скорее объединяет ТМО и МП в единую международно-политическую науку, в которой положения и выводы ТМО исторически и логически предшествуют положениям и выводам МП при определенном сохранении специфики каждой из этих дисциплин. Не случайно в отечественной литературе подчеркивается роль межгосударственных отношений для понимания мирополитических процессов: национальные государства остаются основными субъектами международных отношений, в частности, формирующими мегаобщество в оптимальном для себя виде [Кувалдин, с. 35).

Завершая рассмотрение специфики предметного поля МОиМП как единой дисциплины, следует коснуться вопроса о ее соотношении с такой дисциплиной, как политология. Во-первых, как уже отмечалось, любые взаимодействия на мировой арене имеют так или иначе политическое измерение, поскольку они связаны с пересечением границ и, следовательно, затрагивают вопрос государственного суверенитета. Изучение проблематики властных отношений — это то общее, что объединяет МОиМП с политической наукой. С этой точки зрения международные отношения и мировая политика — составная часть политологии. В то же время международно-политическая наука обладает и относительной самостоятельностью. Это связано уже с самим объектом изучения. Как было сказано выше, особенностями международных и мирополитических реалий, отличающих их от преимущественно внутриполитических отношений, процессов и институтов, исследуемых политологией, являются трансграничность, а также отсутствие единого управляющего центра, легитимной властной структуры.

Во-вторых, относительная автономия МОиМП обусловлена спецификой предметного поля дисциплины, теоретические истоки которой уходят в историю межгосударственных отношений, военную науку и международное право. Развиваясь длительное время в рамках этих дисциплин, международно-политическая наука должна была пройти достаточно серьезный путь до осмысления политического контекста и политической сущности исследований, ведущих к выводам, которые не вписываются в исследование взаимодействий между странами, поиски военно-стратегического равновесия или обоснование необходимости правового регулирования международных отношений.

Специфика предметных полей МОиМП

Таблица 1.1

Предметное иоле

Международные отношения

Глобализация

Мировая политика

Структура объекта

Государство как центральное действующее лицо; пересечение границ как решающий критерий; анархия как признак, определяющий содержание МО

Содержание

Устранение препятствий для всех форм обменов вследствие освоения новых видов энергии и радикальных изменений в средствах связи, транспорта, информации, вооружений, создания сети Интернет.

Экономика, финансы, информация и безопасность принимают планетарное измерение; увеличение экономической, технологической, финансовой и других видов взаимозависимости и ее асимметричности.

Проникновение внешнего во внутреннее: «взламывание» последних бастионов автаркии. Распространение западных стандартов потребления, образа жизни, прав человека и индивидуальных свобод, массовой культуры. Глобальные проблемы

Увеличение миграционных потоков. Столкновение культур.

Рост числа и многообразия международных и транснациональных политических акторов, в том числе нелегитимных. Естественно-природные: деградация окружающей среды; изменение климата; экологические катастрофы; исчерпаемость природных ресурсов; демограф] шсский кризис и др.

Транснационалыюсть; негосударственные акторы; формирование управляемого глобального собще- ства

Мировые политические процессы, проблемы и тенденции. Негосударственные акторы. Политические, социальные и гуманитарные аспекты глобальных социоприродных проблем. Вопросы наднационального лидерства. Институты глобального управления.

Регионализм как мировая тенденция. Мотивы, цели и ценности транснациональных акторов (включая нелегитимных). Соперничество за влияние на глобальные процессы и перспективы глобального сотрудничества. Сближение, переплетение и взаимовлияние внутренней и внешней политик, глобального, международного, национального, регионального и субрегионального (локального) уровней политпро- цессов

Набор

основных

проблем

Характер и тенденции взаимодействия государств и транснациональных акторов; мотивы поведения участников МО (стратегические, политические, экономические интересы; культурные ценности; идентичности); средства (сила и (или) баланс сил; дипломатия; право); международные процессы (конфликты; сотрудничество, включая интеграционные процессы; переговоры)

Предметное ноле

Международные отношения

Глобализация

Мировая политика

Су 6д ис- цин ЛИНЫ

Национальная и международная безопасность; международные организации; международная политэкономия. Внешняя политика государства. Эпистемология МО (теории МО: история, эволюция, сравнительный анализ)

Социеталъные: рост экономического разрыва в уровне жизни между бедными и богатыми регионами, странами, людьми; распад и ослабление надэтнических связей, ранее сдерживавших или скрывавших проявление националистических страстей; всеобщая тревога по поводу сохранения идентичности (личной, групповой, этнической, национально-государственной); неуверенность перед лицом вза и м озавис и мости

Политические: транснациональный терро- ризм, транснациональная преступность, наркотрафик; распространение оружия массового поражения, проблемы контроля вооружений; глобальные сдвиги геоэкономического и геополитического характера; «ограничения» суверенитета

Глобальное управление.

Глобальная и человеческая безопасность (стратегические, энергетические, информационные и гуманитарные аспекты).

Контроль над вооружениями. Режимы нераспространения.

Глобальные м и граци и.

Устойчивое развитие. Транснациональный терроризм

Основной

вопрос

Возможно ли преодоление вооруженных конфликтов и войн — особенно между великими державами — и достижение «вечного мира»?

Достижимо ли глобальное управление мировым развитием и каковы перспективы глобальной солидарности?

Практическая

значимость

Основа для прикладного анализа внешней (международной) политики государства и выработки рекомендаций ЛПР в этой сфере

Основа для прикладного анализа мирополитических процессов и выработки рекомендаций лидерам крупных государств и институтов глобального управления

В-третьих, указанная самостоятельность связана с особым историко-идеологическим контекстом становления международно-политической науки: она возникает как реакция на претензии конкурирующих друг с другом идеологий либерализма, фашизма и коммунизма, каждая из которых претендовала на доминирование в определении путей мирового развития. Не случайно первые шаги ТМО были связаны с демистификацией односторонних представлений о содержании и закономерностях международной политики. Не случайно и то, что она дебютировала в Великобритании и США — странах, где социальные науки располагали наибольшими академическими свободами и где существовали возможности для опровержения повсеместно распространившихся мифов, когда стало уже невозможно отрицать контраст между господствующими утопиями и международными реалиями. Сыграло свою роль и то, что именно в этих странах к тому времени получила достаточно серьезное развитие политическая наука, поэтому давление истории и права на международные исследования здесь не было столь существенным, как, например, это имело место в континентальной Европе.

Таким образом, будучи тесно связанной с политологией и являясь в известной мере ее составной частью, международно-политическая наука не итог отпочковывания, выделения из нес; она с самого начала имела самостоятельные объект и предмет исследования. Это означает, что она не просто развивается на основе выводов и закономерностей, вырабатываемых в рамках политологии, а привносит в нее собственные знания, обогащая политическую пауку результатами изучения особой области политических реалий, необходимыми для подготовки и принятия решений в сфере международных отношений и мировой политики.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>