Полная версия

Главная arrow Политология arrow МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И МИРОВАЯ ПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Критическая геополитика

Критическая геополитика (в других источниках — постгеополитика, геополитика постмодерна) является одним из самых молодых направлений в исследованиях мировой политики и международных отношений. Оно возникло на рубеже XX—XXI вв. не как новая стадия развития традиционной геополитики, но как постпозитивистская альтернатива ей. Именно поэтому рассматриваемый подход ближе к критическим теориям, а не к геополитической традиции.

Появление критической геополитики связано с деятельностью таких ученых, как Дж. Агнью, С. Корбридж, Т. Люк, С. Долби и Дж. О’Тоал. Последний в своей работе «Critical Geopolitics: The Politics of Writing Global Space» (1996) представил основные положения субдисциплины, ее состояние на данный момент, а также кодифицировал ее методологические и интеллектуальные основы.

Критическое внимание этого подхода направлено па классическую геополитику, или геополитику модерна. Критики считают ее главной особенностью объективистское рассмотрение мира и формирование геополитической карты, исходя из единственной точки, одной привилегированной перспективы, взгляда ученого-геополи- тика, который будто бы занимает позицию Бога над планетарным пространством.

Критическая геополитика предлагает новый подход, в котором географическое пространство социально сконструировано, т.е. отражает идеи и представления различных геополитических акторов.

Второй чертой современной геополитики является создание бинарной географии, включающей образы цивилизации и варварства, традиции и модерна, Запада и Востока, суши и моря. С точки зрения представителей критической геополитики, бинарная география призвана отразить и закрепить отношения господства и подчинения, легитимировать гегемонистскую роль доминирующих держав как лидеров мирового развития.

Третья характеристика классической геополитики — госу- дарствоцентричный подходу или, как метафорически замечает Дж. Агнью, «территориальная ловушка». Ее суть в том, что все канонические геополитические концепции ограничиваются пониманием государства как носителя суверенитета, жестким разделением сфер внутренней и внешней политики, трактовкой государства как «вместилища» общества. Этот подход, с точки зрения критиков, также закрепляет гегемоиистские практики в мировой политике, признавая место на геополитической карте только за государствами и лишая жизненного пространства всех его исторических конкурентов, включая свободных индивидов и стремящиеся к независимости сообщества.

Четвертой характеристикой геополитического мышление модерна является теоретическое оправдание стремления государств к доминированию у объяснение этого стремления «естественными» законами отбора и выживания сильных и стратегически дальновидных держав.

Сторонники критической геополитики выделяют четыре направления, которые принимает геополитическое знание: формальная, практическая, популярная и структурная геополитики.

Формальная геополитика изучает идеи и концепции интеллектуалов государственного управления — коллективных (организации, фонды) и индивидуальных (отдельные исследователи, аналитики). Она концентрирует внимание на том, как эти идеи становятся руководящими для политических элит стран. Кроме того, формальная геополитика также изучает классическое геополитическое наследие, а именно исторический, экономический, политический контекст становления классических концепций.

Практическая геополитика была названа так потому, что занимается анализом идей и концепций тех, от кого зависит практическая реализация геополитического курса: политических лидеров, министров, дипломатов и военных. Это направление примечательно также тем, что анализирует не только идеи, но и сами политические практики, однако в обязательной связи с теми дискурсивными стратегиями, которые используются для того, чтобы оправдать эти действия.

Популярная геополитика рассматривает геополитические образы, циркулирующие в популярной культуре. Это течение обращается к тем феноменам популярной культуры, которые продуцируют геополитические представления, способствуют закреплению геополитических стереотипов, а также влияют на формирование идентичности. Так, исследователи анализируют газеты, журналы, фильмы, мультфильмы, карикатуры, радиопередачи и другие проявления популярной культуры. К примеру, исследователи могут заниматься сопоставлением военных фильмов Голливуда и реальных военных действий.

Еще одно течение, структурная геополитика, изучает то, как новейшие тенденции — глобализация и информатизация — влияют на государственное управление и продуцирование геополитических дискурсов.

Все эти направления в рамках критической геополитики сегодня активно развиваются. Критическая геополитика эволюционирует, усложняется; она больше не является академическим проектом, связанным с деятельностью узкой группы ученых.

Внимание к таким вопросам, как глобализация, новые технологии, трансформация общества обеспечивают критической геополитике актуальность в ближайшем будущем. Все большее внимание критическая геополитика проявляет к таким проблемам XXI в., как изменение климата, глобальные неравенства, геноцид и др. Ее дальнейшее развитие может быть связано с обращением к новым социопсихологическим феноменам. Например, Дж. О’Тоал считает важной для лучшего понимания геополитической практики тему аффективного измерения человеческого поведения. По его мнению, большую роль такое поведение играло во время «имперского президентства» Дж. Буша-младшего. Но также, по его мнению, не стоит забывать и традиционные темы соперничества государств, которые обладают влиянием в современном мире[1].

  • [1] О’Тоал Дж. Геополитика постмодерна? Политическая наука. 2009. № 1.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>