Полная версия

Главная arrow Политология arrow МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И МИРОВАЯ ПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Институциональное измерение глобального управления

Глобальное управление держится на функционировании множества институтов и организаций. Все они отличаются друг от друга не только решаемыми ими вопросами, но и внутренними правилами и способами функционирования. Важным представляется разобрать эти правила, так как они являются ключом к пониманию общих тенденций и закономерностей в глобальном управлении.

Не все институты, к примеру, обладают одинаковым объемом полномочий. По этому критерию они делятся на наднациональные и межгосударственные. Межгосударственные (межправительственные) организации создаются на основе договора между государствами, который не подразумевает ограничения национального суверенитета. Наднациональные (надгосударственные) организации частично ограничивают суверенитет государств, которые желают вступить в них: часть своих полномочий государства-члены добровольно передают органам организации. Как предполагается в теории, такие организации обеспечивают более эффективное управление за счет обязательности их решений для государств. Несложно догадаться, что сегодня межправительственные организации составляют абсолютное большинство всех международных организаций.

Выявить наднациональные институты можно по процессу принятий решений. Решения, которые принимаются посредством взаимодействия представителей стран-членов (консенсус или большинство голосов) носят межправительственный характер, в отличие от тех, которые принимаются независимым от государств органом. В таком случае имеет место наднациональное решение.

Впрочем, на сегодняшний день не существует полноценных наднациональных организаций. К частично наднациональным институтам традиционно относят международные суды — Международный уголовный суд, Международный трибунал по бывшей Югославии в Гааге и Международный трибунал по Руанде в Аруше. Также квазисупранациональными организациями иногда называют ВТО, Интернет-корпорацию по присвоению имен и номеров и даже Евросоюз. Все эти организации имеют то или иное ограничение, которое нс позволяет считать его полностью наднациональной организацией. В ВТО и ЕС, например, только некоторые органы обладают полномочиями, приближающимися к наднациональным. Европейский союз, кроме того, сложно назвать организаций, и действует он только на региональном уровне.

Факт превалирования в мире именно межправительственных организаций подталкивает к ряду выводов. Видимо, современные государства в большинстве своем сегодня не готовы уступить часть своего суверенитета. Даже в ситуации глобального кризиса (финансово-экономический кризис 2008 г.) государства не стремятся заключать новый международный договор и делегировать власть на наднациональный уровень. Тем не менее поспешно было бы делать вывод о перспективе дерегуляции международных процессов. На международной арене уже практикуются новые эффективные стратегии управления.

Речь идет о так называемых параорганизациях (от греч. para — рядом, возле, вне.), которые противопоставляются традиционным формальным международным институтам. Под параорганизациями принято понимать сетевые объединения стран, выполняющие те же задачи, что и традиционные международные организации, но неформальность которых не позволяет отнести их к полноценным организациям. Надо заметить, что неформальность такой организации не делает ее автоматически неэффективной. Практика свидетельствует об обратном: зачастую параорганизации обладают более существенным влиянием на мировые процессы, чем организации на основе формального договора.

Наибольшим влиянием пользуются такие параорганизации, как G7/8 и G20, о которых уже говорилось. Существуют и другие неформальные объединения государств (например, «группа пяти», «группа семидесяти семи»), возникшие в результате процесса возвышения параорганизаций (Gx-process) в современной мировой политике.

Популярность Gx-модели объясняется ее сравнительными преимуществами, которые недоступны традиционным межправительственным организациям. Параорганизации позволяют лидерам стран в неформальной обстановке обсудить стоящие перед нациями проблемы. Важное преимущество подобных клубов перед традиционными межправительственными организациями — отсутствие бюрократизма, что позволяет производить оперативную имплементацию решений, а это означает их незаменимость в ситуации кризисов.

Сегодня ряд исследователей рассматривает G7/8 и G20 как институты-дублеры, которые, по сути, заменили некоторые неэффективно функционирующие формальные международные организации в их области. Например, G7/8 часто рассматривает те же проблемы, что и Совет Безопасности ООН и при этом обладает преимуществами неформального статуса; «двадцатка» же является структурой, параллельной МВФ. Она сегодня более актуальна, потому что в отличие от громоздкой международной организации способна быстро реагировать на изменения в мировой экономике и финансах.

Однако параорганизациям присущи недостатки, касающиеся универсальности, транспарентности, подотчетности. А те характеристики, которые, казалось бы, избавляли институт от бюрократичности (отсутствие чиновников, служащих, формальных структур) нередко даже ограничивают управленческие возможности. Стоит также прислушаться к протестным движениям, которые видят в узких межправительственных клубах коалицию великих держав, преследующих свои цели. Некоторые исследователи даже делают вывод о том, что выход на передний план параорганизаций делает мир более хаотичным, неструктурированным и фрагментированным[1].

Поэтому вопрос неформального управления в международной системе все еще открыт для дальнейшего теоретического осмысления и проверки практикой.

В последнее время появляются более открытые формы параорганизаций — форумы со смешанным участием. Они включают в себя не только представителей государств, но также и корпоративные и гражданские силы. Наиболее известными сегодня являются Всемирный экономический форум (Давосский форум), Конференция по мировой политике в г. Эвиан-ле-Бене и Мировой политический форум в г. Ярославле.

Подобные встречи позволяют официальным лицам обмениваться мнениями с известными интеллектуалами, экспертами, представителями общественности и влиятельными бизнесменами. Они вместе ищут ответы на вызовы для мирового сообщества и обсуждают в неформальной обстановке обязательства, которые стороны могли бы взять на себя для более эффективного глобального управления. Часто именно обсуждения в рамках Давосского и других форумов способствовали впоследствии принятию важных для мировой политики решений.

Вклад в современное глобальное управление вносят также неправительственные организации, например Гринпис и Фонд дикой природы в экологической сфере. Часто им удается убедить государства изменить экологическую политик}' или, по крайней мере, свернуть определенный вредный проект. Лоббистами в области прав человека являются такие организации, как Human Rights Watch и Amnesty International. Они постоянно формируют общественное мнение по проблеме прав человека, информируют общественность и политиков о нарушениях международных норм, помогая тем самым официальным институтам и государствам в регулировании.

Несмотря на официальные заявления подобных организаций о том, что они существуют за счет частных пожертвований, часто поднимается вопрос о связанности их действий с интересами некоторых влиятельных стран.

В контексте рассмотрения институтов глобального управления также необходимо упомянуть о смешанных организациях, построенных на основе частно-публичного партнерства. Такой организацией, например, является Международная организация труда, которая, в отличие от других специальных агентств ООН, представляет не только правительства, но еще нанимателей и работников. Обычно подобные организации и партнерства создаются в областях, где ресурсы и навыки неправительственных акторов являются незаменимыми.

Сегодня существует достаточно много форм организации институтов глобального управления. Судьба этих форм различна: одни сохраняют и усиливают свое значение, другие уходят на периферию; одни получают повсеместное распространение, другие находят применение в узкой области. То, по какому пути пойдет та или иная форма, зависит от многих факторов, но основными из них являются эффективность института, его легитимность, оперативность работы, надежность функционирования и применимость для решения задач в конкретной области.

  • [1] Rising States, Rising Institutions: Challenges for Global Governance /A. Alexandroff and A. F. Cooper (eds.). Washington, D. C. : Brookings InstitutionPress, 2010. P. 294.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>