Ценные бумаги как хранилище богатства

Джон Мейнард Кейнс увидел «основной психологический закон любого современного общества» в том, что спустя какое-то время, необходимое для удовлетворения неотложных первостепенных нужд, люди начинают сберегать часть дохода для потребления в будущем и после достижения известного уровня благосостояния рост реального дохода сопровождается, как правило, ростом той его части, которая направляется в сбережения1. В этой главе показано, какую роль играет рынок ценных бумаг в реализации склонности людей к сбережению.

Сбережения принимают форму разнообразных активов, образующих богатство домохозяйств. Активы — это все то материальное и нематериальное, что позволяет создавать стоимость и приносит их владельцам положительный доход. Разделим активы на две самые общие группы:

  • • реальные активы — земля, полезные ископаемые, постройки, техника, товарно-материальные запасы и т. п. В СНС реальные активы — это активы, «которые функционируют в качестве хранилища стоимости... и из которых можно извлекать экономические выгоды, владея ими или используя их какое-то время»[1] [2];
  • • финансовые активы — это активы, имеющие ценность в той мере, в какой они являются контрактными претензиями на экономические выгоды от использования реальных активов. В СНС мы находим следующий перечень финансовых активов (счетов):
  • — монетарное золото и специальные права заимствования1,
  • — наличные деньги и банковские вклады,
  • — ценные бумаги, кроме акций,
  • — кредиты,
  • — акции и прочие титулы собственности,
  • — технические резервы страховых компаний,
  • — прочие суммы к получению или выплате[3] [4].

Как отличить финансовые активы от реальных? Финансовому активу всегда противостоит равноценное обязательство. Например, для пенсионера вклад «Пенсионный плюс Сбербанка России» — актив, а для Сбербанка — обязательство. 100-рублевая купюра — актив ее держателя и обязательство Банка России, эмитирующего государственные деньги. Облигация федерального займа — актив ее держателя и обязательство Минфина России[5]. Реальные активы не имеют идентифицируемого «контрагента». Если семья владеет домом, то он фигурирует среди активов семьи, но не является чьим-то обязательством. Если корпорация владеет станком, то он — ее актив, но не чье-либо обязательство.

Реальные активы функционируют в качестве хранилища стоимости, или, как еще говорят, машины времени, транспортирующей покупательную способность из настоящего в будущее. Они используются для производства продукции, продажа которой генерирует доход в заранее известный срок (датированный денежный поток в период их полезной службы). А какое значение для сберегателей имеют финансовые активы? Свойства активов делают активы пригодными или непригодными на роль хранилища стоимости. Если свойства какого-либо актива таковы, что он обладает полезностью, то люди, максимизирующие полезность своего имущества, должны его покупать[6].

Первое свойство активов, с которым стоит познакомиться, рассуждая о формах сбережений и спросе на ценные бумаги, — это пригодность к длительному использованию. Именно долгий срок полезной службы активов связывает неопределенное будущее с настоящим и прошлым. Станок служит годами, дом — десятилетиями, земля — вечно. Срок полезной службы ценных бумаг меняется от нескольких дней до бесконечности.

Следующее свойство — производимость. Финансовые активы нельзя произвести так, как производят промышленную продукцию, применяя труд в частном секторе. Поэтому их называют непроизводимыми, а реальные активы — производимыми1. В классической экономической теории только производимые активы обладают полезностью, и всякий, кто максимизирует полезность, должен держать свои сбережения в производимых товарах длительного пользования. «Только продукция индустрии обладает полезностью или приносит людям счастье... а спрос на деньги и прочие непроизводимые активы единственно из-за их ликвидности нерационален»[7] [8].

В пику классическим экономистам Дж. М. Кейнс утверждал, что полезность нельзя сводить к производимости и необходимо учитывать ликвидность, которая делает непроизводимые активы полезными. И тогда для всякого, кто максимизирует полезность, основной формой сбережений должны быть непроизводимые ликвидные активы. Ведь мы живем в мире контрактов[9]. Указанные в них суммы деноминированы в денежных единицах. Следовательно, поставка денег продавцу или кредитору — практически единственный легальный способ исполнения контрактов. «Основной психологический закон» побуждает сберегать часть дохода для расчета по будущим контрактам. И поскольку рассчитываться предстоит деньгами, сбережения должны вернуться в денежную форму к моменту расчета, не потеряв «по дороге» существенно в весе. Пригодность актива к быстрой продаже за деньги без существенной потери в цене называется ликвидностью. Иначе говоря, ликвидность есть способность вовремя и целиком исполнять все предусмотренные контрактами денежные обязательства. Вот почему ликвидные активы обладают полезностью.

Делимость — еще одно свойство, которое стоит отметить, сопоставляя финансовые активы с реальными. Делимостью обладают только финансовые активы. Например, рубль делится на копейки, а уставный капитал корпорации — на акции. Но нельзя поделить на равные части завод. Делимость добавляет активу ликвидности, так как вовлекает в торговлю массы людей, способных покупать только малые части целого, например десяток облигаций номиналом 1000 руб. из выпуска объемом 10 млрд руб.

Поскольку реальный капитал имеет крупные неделимые физические формы, владельцу завода, решившему нарастить свое потребление на малую часть стоимости завода, пришлось бы искать покупателя на весь завод. Соответственно, продажа подержанного реального капитала — дело сложное и дорогостоящее. Здесь и выясняется превосходство финансовых активов над реальными активами в роли ликвидной формы сбережений. Если для акций корпорации, владеющей заводом, имеется организованный рынок с его дилерами, то можно быстро и без значительных потерь в цене продать столько акций, сколько нужно для наращивания потребления до желаемого уровня.

  • [1] Этот макроэкономический закон «работает», если (1) условия — нормальные,т. е. нет угрозы каких-либо потрясений, (2) доход меняется, но население, вкусы, привычки и цены неизменны, и (3) экономика процветает в атмосфере свободной торговлии государственного невмешательства. См.: Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег: избранное : пер. с англ. М. : Эксмо, 2007. Гл. 8.
  • [2] В СНС человеческий капитал не является реальным активом. См.: Lequiller К,Blades D. Understanding National Accounts. OECD Publishing, 2006. P. 219.
  • [3] Специальные права заимствования — это дополнительные резервные активыв иностранной валюте, установленные и поддерживаемые Международным валютнымфондом (МВФ). Сами не будучи валютой, права есть претензии на валюту стран —участниц МВФ. Их можно обменять на евро, американские доллары и японские иены.
  • [4] См.: Lequiller F., Blades D. Understanding National Accounts. P. 214—216.
  • [5] Единственное исключение — монетарное золото центральных банков. Оно не является чьим-то обязательством.
  • [6] Максимизировать полезность — значит тратить деньги так, чтобы покупки имелимаксимальную суммарную ценность.
  • [7] Не все реальные активы производимы. В СНС регистрируются сделки с землей,лесами и природными минералами, которые не являются результатом производственного процесса. По мнению бухгалтеров, природа — не производитель.
  • [8] Davidson Р. Financial markets, money, and the real world. Edward Elgar PublishingLimited, 2002. P. 19.
  • [9] В реальной предпринимательской экономике работники, предприниматели и другие собственники ресурсов добровольно и свободно заключают денежные контрактына основе закона о контрактах, например, такого, как российский Гражданский кодекс.В обществе, где все граждане законопослушны, закон о контрактах служит правовыминституциональным фундаментом, на котором строятся производство и обмен.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >