Принципы регулирования

В индустрии коллективных инвестиций «крутятся» триллионы долларов, сбереженных десятками миллионов рядовых граждан. В 2015 г. 90,4 млн американцев владели ценными бумагами инвестиционных фондов США с суммарными чистыми активами в 18,2 трлн долл. Эти бумаги принадлежали 53,2 млн, или 46 % американских домохозяйств, и на каждое приходилось в среднем четыре фонда и 103 тыс. долл, вложений в фонды1. Поэтому индустрия коллективных инвестиций — одна из самых «зарегулированных». Государство не спускает с нее глаз. В регулировании и самой структуре инвестиционных фондов заложены следующие принципы.

Прозрачность. На фонды распространяются более жесткие требования к раскрытию информации, чем на коллективные инвестиционные трасты, раздельно управляемые счета и другие сопоставимые финансовые схемы. Главный источник информации о фонде — проспект (адресованный инвесторам справочник о фонде, его ценных бумагах, инвестиционных целях, инвестиционной стратегии, рисках, расходах и результатах). Также публикуются годовые и полугодовые отчеты с их финансовыми формами, списком активов фонда и мнением УК о финансовом положении фонда.

Ликвидность и ежедневная оценка активов. У инвестора есть два способа вернуть деньги: продать ценные бумаги на рынке (рыночная ликвидность) и вернуть их эмитенту для погашения (ликвидность от эмитента). Почти все фонды предлагают своим владельцам ту или иную ликвидность. А ежедневный прайсинг активов фонда по рыночным ценам облегчает смену владельцев фонда.

Надзор и подотчетность. Фонды — объект жесткого и всеобъемлющего внутреннего и внешнего надзора. Изнутри надзирают совет и администратор фонда, извне — регуляторы, профессиональные организации, биржи и все «семь нянек» фонда. Столь полезная для защиты интересов владельцев фондов независимость совета от УК обеспечивается значительным числом независимых, неаффилированных с фондом членов совета[1] [2]. Финансовая отчетность фондов сертифицируется независимыми публичными аудиторами. Интересы владельцев фондов дополнительно защищены регулированием деятельности инвестиционных советников как таковых. Будучи фидуциариями в отношении своих фондов, УК обязаны действовать в наилучших интересах фондов с безраздельной лояльностью и предельной откровенностью.

Лимиты на леверидж. Концепция фонда — профессионально управляемые коллективные инвестиции — проста и понятна владельцам фонда. Государство упрощает эту концепцию, запрещая сложные структуры капитала фонда и ограничивая леверидж. Эти ограничения снижают вероятность того, что пассивы фонда превысят его активы.

Хранение активов. С целью защиты активов фондов от кражи и «нецелевого использования» их хранит отдельно от активов УК независимый кастодиан. Отношения кастодиана с фондом не только разнообразнее его отношений с прочими клиентами, но и отличаются большей строгостью. В частности, строгие правила хранения и сверки активов призваны защитить фонды от преступлений, имеющих место в слабо регулируемых инвестиционных схемах[3].

Запрет на сделки с аффилиатами. Государство запрещает сделки фонда с инсайдерами фонда и аффилированными с ним организациями, чтобы защитить интересы владельцев фонда и имидж индустрии коллективных инвестиций как целостной и заслуживающей доверия инвесторов отрасли финансов. Особенно важен запрет на 1) прямые сделки фонда с аффилиатом, 2) сделки, в которых фонд и аффилиат выступают против третьей стороны, и 3) покупку фондом ценных бумаг, размещаемых аффилированным дилером, из-за опасения, что имеет место демпинг нерыночных ценных бумаг.

Диверсификация. Это не обязательное состояние фонда. Если фонд решает быть диверсифицированным, то государство сообщает ему стандарты диверсификации и периодически проверяет, как соблюдаются эти стандарты. Например, в США государство требует, чтобы в отношении как минимум 75 % своего портфеля диверсифицированный фонд держал в ценных бумагах одного эмитента не более 5 % своих инвестиций и не владел более 10 % обращающихся голосующих акций одного эмитента.

  • [1] 2016 Investment Company Fact Book. P. 2.
  • [2] В США по закону независимыми должны быть по меньшей 40 % членов совета.В реальности этот процент гораздо выше. В начале 2015 г. независимыми являлись3/4 членов в более чем 90 % фондовых комплексов. См.: 2016 Investment Company FactBook. P. 212.
  • [3] Владельцы фондов получают дополнительную защиту от подобных неприятностейчерез стандартное страхование от хищений и растрат, которые могут совершить работники организаций.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >