Предложение государственных ценных бумаг

На рынке ценных бумаг корпорации испытывают мощную конкуренцию со стороны государства. Только государство имеет право собирать налоги и печатать деньги. Под этот уникальный «залог» общество прямо и через своих финансовых посредников охотно ссужает ему деньги. Неудивительно, что рынок ГЦБ очень крупный. В США, например, стоимость внутренних ГЦБ в обращении равнялась в 2014 г. 15,2 трлн долл., а стоимость внутренних облигаций нефинансовых корпораций — 5,0 трлн долл.[1]

Как и корпорации, государство выпускает ценные бумаги для покрытия своей потребности во внешних фондах. Если расходы государства превышают его доходы (бюджет дефицитен), то приходится занимать. Каждый новый дефицит добавляется к прежнему долгу, который приходится рефинансировать опять-таки путем выпуска ценных бумаг.

Усиление налогового бремени и эмиссия денег — наименее приемлемые способы балансирования бюджета. Усиление налогового бремени сокращает спрос населения и корпораций, а денежная эмиссия подогревает инфляцию. Продажа государственного имущества, например приватизация государственных предприятий, не имеет макроэкономических противопоказаний, но далеко не во всех странах государство — крупный собственник. Кроме того, это одноразовое занятие (продав имущество, нельзя продать его снова). Так что почти все надежды государства на покрытие бюджетного дефицита связаны с заимствованием. Бюджетный дефицит становится мерилом государственного долга, а облигации — основной его формой.

Государство всегда выигрывает борьбу за бумажник сберегателя. Его успех на рынке ценных бумаг объясняется в конечном счете тем, что инвесторы, в отличие от спекулянтов и игроков, стремятся минимизировать риск потери капитала и (или) дохода. ГЦБ в большей мере учитывают это стремление, чем облигации даже самых крупных корпораций.

Начнем с цели «Сохранность». У государства есть сильные аргументы для тех, кого это волнует. Во-первых, оно может повысить налоги, если требуются дополнительные средства для расчета с кредиторами. Во-вторых, если не хватает налоговых доходов, то государство может напечатать деньги и раздать их кредиторам. Повышению налогов корпорации могут противопоставить повышение цен, но денежной эмиссии им противопоставить нечего. Риск дефолта, т. е. вероятность невыполнения обязательств перед держателями ценных бумаг, у корпораций выше, чем у государства. Эту слабость корпорации вынуждены компенсировать повышенной доходностью своих ценных бумаг. Часто им приходится закладывать свои активы, чтобы привлечь инвесторов.

Что касается цели «Доходность», то проценты по ГЦБ часто не облагаются налогом, а владельцы корпоративных облигаций платят налог. С учетом этого обстоятельства иногда выгоднее покупать ГЦБ, а не корпоративные облигации, хотя последние формально более доходны. Пониженная доходность ГЦБ отражает также их повышенную ликвидность (за ликвидность приходится платить). Государство выпускает гораздо больше бумаг, чем любая крупная корпорация. А чем больше рынок, тем легче продать товар по приемлемой цене. Для некоторых ГЦБ, например сберегательных, ликвидность создает само государство, выкупая их у инвесторов по первому требованию последних, т. е. часть государственного долга представляет собой вклад до востребования.

  • [1] BIS Quarterly Review March 2015, Statistical Annex. Table C-2.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >