БРОКЕР-ДИЛЕР

Тех, кто торгует ценными бумагами за собственный счет и счет других лиц, регуляторы в специальных законах называют брокерами-диле- рами (США), брокерами и дилерами (Россия), инвестиционными дилерами (Канада), инвестиционными фирмами (ЕС); клиенты называют их брокерами. Еще они известны как фирмы ценных бумаг, финансовые компании, инвестиционные банки. В этой главе, как и далее, названия меняются в зависимости от контекста. На первичном рынке торговец ценных бумаг чаще именуется инвестиционным банком, на вторичном — дилером, а в отношениях с клиентами — брокером. Слово «фирма» зарезервировано за торговцами ценными бумагами по всему учебнику. Прочие бизнес-организации именуются корпорациями или компаниями.

Американская модель

В 1929 г. в США разразилась Великая депрессия, приведшая в невиданному доселе разорению кредитных учреждений и вкладчиков. Под влиянием этой финансовой и социальной драмы в 1933 г. был принят Банковский закон (Banking Act of 1933), известный также по фамилиям его инициаторов как Закон Гласса — Стиголла (Glass — Steagall Act). Он запрещал среди прочего:

  • • коммерческим банкам заниматься операциями с ценными бумагами, за исключением тех, что трансформируют активы в ценные бумаги, но сохраняют за держателями ценных бумаг те же права в отношении активов, что и до трансформации;
  • • создавать филиалы банков, осуществляющие операции с ценными бумагами;
  • • компаниям, ведущим операции на рынке ценных бумаг, осуществлять традиционные виды банковских операций;
  • • должностным лицам этих компаний одновременно занимать должности в коммерческих банках.

После принятия Закона Гласса — Стиголла инвестиционный банкинг целиком оказался в руках небанковских партнерств. Так возникла американская модель финансового рынка. Коммерческим банкам — прием денег во вклады и выдача кредитов1, брокерам-дилерам — посредничество на рынке ценных бумаг под недремлющим оком государства. В Канаде инвестиционный банкинг тоже был законодательно и институционально отделен от коммерческого. Здесь до конца 1980-х гг. господствовала четырехсекторная финансовая структура: коммерческие банки — прием вкладов и кредитование, страховые компании — страхование жизни и имущества, траст-компании — фидуциарные услуги, инвестиционные дилеры — андеррайтинг и торговля ценными бумагами.

Многие страны пошли по американскому пути. Коммерческие банки могут торговать ценными бумагами, особенно ГЦБ, и они активно занимаются этим во всем мире. Именно банки с их потребностью в ликвидных резервах явились главной движущей силой в развитии денежного рынка и рынка государственного долга. Другое дело — рискованные операции с корпоративными ценными бумагами. Банки не должны рисковать средствами своих вкладчиков[1] [2].

Кроме того, существует опасность экономического всевластия кучки крупнейших банков. Под вывеской универсального банкирства такое всевластие наступило в Германии, Швейцарии, Австрии, где независимый брокерский бизнес практически отсутствует. В этих странах, как отмечал канадский журнал «Maclean’s» 28 мая 1990 г., «ни один предприниматель не может начать или расширить дело без согласия этих гигантских монополий. Они действуют без всяких ограничений в финансовой системе, лишенной разумных перегородок».

  • [1] Банкам разрешалось торговать облигациями федерального правительства, штатови муниципалитетов.
  • [2] В 1990-х гг. немецкие банки подверглись критике со стороны правительстваи вкладчиков за их масштабное участие в акционерном капитале промышленных компаний Германии. Это участие неоднократно ставило некоторые банки в сложное положение. Власти, пытаясь разрядить тяжелую атмосферу, созданную универсальным бан-кирством, разрешили создавать небанковские брокерские организации.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >