ЛОГИЧЕСКИЙ ПОЗИТИВИЗМ XX ВЕКА

Существенно новые идеи в философии науки XX в. были порождены позитивизмом 1930-х гг. (неопозитивизмом) и постпозитивизмом, заявившим о себе в 1960—1970-х гг. Оба течения связаны в первую очередь с проблемой осмысления революции в физике начала XX в. Представитель постпозитивизма Имре Лакатос (1922—1974) в конце 1960-х гг. писал, что в XIX в. скептицизм Юма отступил перед триумфом ньютоновской физики, представлявшейся незыблемым основанием и образцом научного знания, но «Эйнштейн опять все перевернул вверх дном, и теперь лишь немногие философы или ученые все еще верят, что научное знание является доказательно обоснованным или, по крайней мере, может быть таковым» [5, с. 273]. Квантовая механика усилила это ощущение.

Ведущим направлением неопозитивизма стал родившийся в рамках Венского кружка логический позитивизм. Поскольку основными составляющими этого подхода являются позитивизм, эмпиризм и применение аппарата логики, то наравне с этим термином в литературе используется термин «логический эмпиризм».

Согласно известному философу науки Ф. Суппе «логический позитивизм — немецкое движение» (в широком смысле, включая Австрию). В немецком научном сообществе до него господствовали три философские позиции: механистический материализм (механицизм, см. параграф 2.1), неокантианство (см. параграф 3.7) и маховский позитивизм (т.е. второй позитивизм, см. параграф 4.4). Однако возникшие в начале XX в. теория относительности и квантовая механика осознавались как несовместимые со всеми этими тремя течениями философии науки. За построение философии науки, совместимой с новой физикой, а также с новой математикой (неевклидовой геометрией) и бурно развивавшейся в начале XX в. логикой и лингвистикой, взялись симпатизирующие махизму группы в Вене и Берлине, лидерами в которых выступили Мориц Шлик и Ганс Рейхен- бах. Наиболее четко программа логического позитивизма была сформулирована в Венском кружке [14, р. 7—12].

Венский кружок возник из дискуссий группы интересующихся философией ученых-специалистов (математиков, физиков, социологов), которые собрались вместе в 1923 г. и с 1925 по 1936 г. встречались регулярно раз в неделю в Венском университете. Эти собрания проводились Морицем Шликом (1882—1936) — физиком и философом, возглавлявшим в это время кафедру философии индуктивных наук, созданную в 1895 г. для Эрнста Маха (он ею заведовал до 1901 г., а после него с 1902 по 1906 г. кафедру занимал Л. Больцман). Как и его предшественники, Мориц Шлик пришел в философию из физики. Он непосредственно общался с ведущими представителями точных наук — М. Планком, А. Эйнштейном, Д. Гильбертом. В 1917 г. он первым дал философскую оценку теории относительности. Важную роль в этом движении играли интересующиеся философией математики. «Участие математиков усиливало стремление к логической строгости и аккуратности» в философском обсуждении рассматриваемых ими проблем [4, с. 39—40]. Наиболее крупными представителями Венского кружка и логического позитивизма в целом являются Рудольф Карнап (1891-1970), Отто Нейрат (1882-1945), Карл Гемпель (1905-1997), Ганс Рейхенбах (1891—1953). Программные идеи логического позитивизма были сформулированы в 1929—1930 гг.1 Они интенсивно развивались в Вене, Варшаве, Берлине. Венский кружок стал быстро приобретать все более широкую известность, его идеи завоевывали умы философов и ученых, но сам кружок после переезда в США Карнапа и трагической гибели Шлика в 1936 г. перестал собираться и после насильственного присоединения Австрии к Германии в 1938 г. вообще прекратил свое существование. «Члены кружка рассеялись по всем странам... Однако заданное им направление получило широкое распространение за рубежом, прежде всего в Соединенных Штатах» [4, с. 44].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >