Творчество Ф. Шиллера.

Выдающимся поэтом, драматургом, философом, историком, теоретиком искусства был Фридрих Шиллер (1759-1805).

Шиллер принадлежал к семье, чьи предки,

жившие более двухсот лет в Вюртембергском герцогстве, были виноделами и крестьянами. Отец его служил полковым фельдшером у вюртембергского герцога, магь происходила из

семьи булочника. Родившись в г. Марбах-на-Нсккарс и получив первоначальное образование у пастора Мозера, Шиллер в 1766 г. был отдан на обучение в латинскую школу г. Людвигсбурга, которую спустя четыре года с отличием закончил. Росший в Фг,9 m5)lV религиозной атмосфере, будущий поэт мечтал стать священником, однако приказ герцога в 1773 г. определить его на обучение в военную академию «Высшую школу Карла» изменил его судьбу. Шиллер был определен на бюргерское отделение юридического факультета, откуда в 1776 г. из-за неприязненного отношения к юриспруденции он переводится на медицинский факультет. Именно здесь он, увлекшись поэзией штюрмеров и Ф. Клопштока, иод влиянием поэтической манеры последнего создает драму «Космус фон Медичи» и оду «Завоеватель», опубликованную в 1777 г. в журнале «Немецкие хроники».

В 1780 г. он завершает обучение в Академии и получает место полкового врача в г. Штутгарте. В 1781 г. он заканчивает драму «Разбойники», над которой работал во время пребывания в Академии, однако ни один штудгартский издатель не захотел печатать ее, а потому Шиллер публикует драму на собственные средства. Драма понравилась директору Мангсймского театра барону Дальбсргу, в 1782 г. она была поставлена на сцене Мангеймского театра и имела оглушительный успех. Зрители были поражены тем, насколько точно драма отражает насущные проблемы немецкой действительности, подлинную жизнь. Сам сюжет воспроизводил вполне реальные жизненные коллизии: в 1771 г. в Баварии на эшафот был отправлен Матиас Клостермейер, который собрал отряд мятежников, нападал на власть имущих, раздавая награбленное беднякам. Как справедливо отметил Н. Берковский, «сама действительность в Германии слишком похожа была на вымыслы литературы, и в этом состояла немецкая беда. <...> Карл Моор занес над угнетателями свой меч освобождения и тут узнал, что освободитель зависит всецело от страны, от состояния сил и умов в ней, от поддержки и отклика, которых он может ждать. Серьезные общественные силы не были еще готовы в Германии к освободительному делу. Незрелые условия и выказали себя через фабулу “Разбойников”, через эту историю о беглых школярах <...>»[1].

Главный герой «Разбойников» - Карл Моор - студент, увлеченный жизнеописаниями великих мужей древности, мечтает превратить Германию в республику. Это первый шиллеровский герой-штюрмер, идеалист, грезящий об освобождении всего человечества, однако преданный братом и проклятый отцом, Карл становится предводителем отряда разбойников и вершит справедливость силою оружия, причем насилие вскоре опьяняет разбойников, а жестокость становится привычкой. Поворотным моментом в драме становится сцена на берегу Дуная, когда Карл выслушивает подробные рассказы своих сподвижников о загубленных ими людях: спасая товарища, они убивали женщин, стариков, а Шуфтерлс подробно описывает, как он бросил в огонь ребенка. Карл Моор приходит в ужас от злодеяний своих людей, поскольку в его устремлениях свобода неотделима от морали. Карл понимает, что задуманное им великое благо превращается в великое зло. Злодеяниями мир исправить невозможно, а потому он решает сдаться в руки правосудия. В развязке драмы герой бежит от самого себя, возвращаясь в отцовский дом с глубочайшим сожалением обо всем содеянном: <«0, я глупец, мечтавший исправить свет злодеяниями и блюсти законы беззаконием! О, жалкое ребячество! Вот я стою у края ужасной бездны и с воем и скрежетом зубовным познаю, что два человека, мне подобных, могли бы разрушить все здание нравственного миропорядка!»[2]. И это определяет размеры его внутренней катастрофы: на разбой Карла толкнула личная обида (конфликт с отцом), с крахом семейной гармонии для него рушится весь мир, а потому в финале герой осознает губительность избранного пути насилия и возвращается в родной дом. Очевидна здесь параллель с известной библейской притчей, причем сам Ф. Шиллер хотел назвать свою первую драму «Блудный сын» и едва не вернулся к этому заглавию, когда обрабатывал ее для театра.

Основной конфликт в драме имел социальный характер, однако Шиллер не показывает реальных столкновений героя с сильными мира сего, но демонстрирует столкновение Карла с его братом Францем, который как раз символизирует все старое, косное, уродливое в деспотичной Германии. Франц добивается всего хитростью и вероломством, для него не существует нравственных законов, собственное «я», жажда власти и своекорыстные интересы для него превыше всего. В достижении личных целей он не гнушается ничем, в отличие от Карла, которым движет вольнолюбие и мораль. Противоборство братьев есть не что иное как противоборство двух контрастных жизненных позиций.

Уже в первой драме Шиллер уповает не на силу, а на моральное исправление общества. Неистовая страстность персонажей, патетичность их речей, напряженность сюжета сделали «Разбойников» образцовым произведением «Бури и натиска». Чтобы присутствовать на премьере драмы, Шиллер без разрешения выехал в Мангейм, за что по возвращении был посажен под арест и получил предписание «не писать ничего, кроме сочинений по медицине». Тогда Шиллер решается на побег, 22 сентября 1782 г. он покидает Вюртембергское герцогство, и с этого времени начинаются его пятилетние скитания и борьба за читательское и театральное признание.

На несколько лет Шиллер обосновался в Мангейме, где получает место заведующего литературной частью в «Национальном театре». Вслед за «Разбойниками» Шиллер создает вторую драму, но уже на историческом материале, жанр которой он обозначил как «республиканская трагедия» - «Заговор Фиеско в Генуе» (1782) - трагедия из времен позднего итальянского Ренессанса. Фиеско должен спасти республику от тирании семейства Дориа, но в честном заговоре республиканцев участвуют люди грязных устремлений - Сакко и Кальканьо: дела Сакко идут плохо, и он рассчитываег, что государственная смута избавит его от претензий кредиторов; Кальканьо надеется, что участие в заговоре поможет войти ему в дом Фиеско и приблизит к жене Фиеско Леоноре. Если в «Разбойниках» сам Карл Моор был чист в помыслах и устремлениях, но сподвижники его ничего нс стоили, то в этой драме вождь восстания далеко нс безупречен: он властолюбив, мечтает не о свободе для Генуи, а о месте дожа для себя, в этом и заключается трагедия республики и республиканской идеи: авантюрист Фиеско, человек нс лишенный эпикурейства, артистизма и щедрости, стремится стать таким же тираном, как и его предшественник.

Следующая пьеса - «Коварство и любовь» (1783) - вошла в историю мировой драматургии как «мещанская трагедия». До Шиллера в трагедиях действовали исключительно монархи и аристократы, третье сословие дозволялось изображать только в комедиях, однако в «Коварстве и любви» Шиллер доказал, что трагические коллизии возможны, а иногда неизбежны в жизни простого скромного человека - «мещанина». История любви Луизы Миллер, дочери простого музыканта, и сына президента, юного майора Фердинанда фон Вальтера, вызывает негодование отца Фердинанда и вписывается здесь в историю «коварства» - политических придворных интриг. Как и Лессинг в «Эмили Галотти», Шиллер делает мещанскую драму частью «государственного действа», тем самым оправдывая ее смысл. Президент Вальтер и его пособник Вурм привыкли использовать людей в своекорысзных интересах, превращать их в средства достижения собственных целей, и в этом - «коварство» обоих, царящее при дворе и в правительсгве герцога. Бросив ни в чем не повинных Миллеров в темницу, Вурм через своих людей занимается низким вымогательством, требуя от Луизы самой дорогой цены за выход ее родителей на свободу. Чистая душой, Луиза пишет записку, продиктованную Вурмом, грязнящую се любовь к Фердинанду. Любовь Луизы и Фердинанда заведомо обречена, поскольку она подрывает основы устоявшегося порядка, и молодые люди становятся жертвами интриг: нс оценив до конца силу коварства, Фердинанд, поверивший клевете, лишает жизни и свою возлюбленную, и себя. Любовь оказывается бессильной против мира лжи, подлости и клеветы, в котором естественные права личности узурпируются.

Одновременно с драматургией Шиллер посвящает себя поэзии, причем в его стихах мысль всегда преобладает над чувством; размышляя над различными явлениями жизни, поэт черпает аргументы в античной мифологии или ренессансном искусстве. В основе большинства шиллеровских стихотворений лежит свойственный поэту принципиальный оптимизм, вера в человека, убежденность в том, что люди могут и должны сродниться друг с другом («Ода к радости»). Воспевая прекрасную даму, он называет ее Лаурой, не только выражая тем самым возвышенный платонический строй чувств, но и заявляя себя приверженцем Ф. Петрарки. По мысли поэта, унаследованной им от античных мудрецов, все частицы огромного разрозненного мира воссоединяет любовь, без нес мир и природы мертвы, любовь - великое благое чувство, потому что оно - необходимая связующая частица мироздания.

В 1785 г. из-за финансовых затруднений Шиллер вынужден был оставить Мангейм. Он переехал в Дрезден, где, не имея постоянного дома, жил у друзей. Несмотря на непростые условия, драматург активно работал: он пробует себя в прозаических жанрах (новеллы «Преступление из-за потерянной чести», 1786, «Игра судьбы», 1789; фрагмент романа «Духовидец», 1787), завершает «Философские письма», пишет «драматическую поэму» «Дон Карлос, инфант испанский» (1787). В произведениях дрезденского периода наметился отход Шиллера от прежней бунтарской идеологии: теперь он полагает, что для примирения идеала и жизни поэтический гений «должен стремиться к разрыву с областью действительного мира». Переворот в мировоззрении поэта произошел как вследствие разочарования в идеалах «Бури и натиска», так и в результате изучения кантовской философии и увлечения идеями франкмасонства. Драма «Дон Карлос», написанная на материале испанской истории, хорошо отразила этот перелом уже даже формально: в отличие от ранних пьес, герои которых говорили простым языком, «Дон Карлос» написан классическим пятистопным ямбом, ее главным героем является не представитель «мещанского сословия», как это было принято у представителей «Бури и натиска», а придворная особа; одной из центральных идей драмы является идея реформирования общества просвещенным правителем (Шиллер вкладывает ее в уста маркиза Поза, друга главного героя).

Действие драмы происходит в Испании начала XVII в. Дон Карлос, сын жестокого тирана Филиппа II решает встать на сторону восставших Нидерландов. Дух свободомыслия и ненависти к тирании поддерживает в молодом герое его мудрый наставник маркиз Поза, уповающий не на бунт, но на преобразования, осуществленные мудрым правителем, сообразно естественным законам: «Всмотритесь в жизнь природы. // Ее закон - свобода», - пытается убедить он короля. Однако мечты Позы оказываются утопическими в современных ему условиях. Во имя спасения Карлоса маркиз гибнет, Карлос же, потрясенный смертью друга и наставника, самоотверженно отказавшийся от любви, тоже обречен: король передает его в руки инквизиции.

После «Дон Карлоса» Шиллер все больше погрузился в изучение античности и кантовской философии. Если раньше ценность античности для поэта заключалась в определенных гражданских идеалах, то теперь античность становится важной для него в первую очередь как эстетический феномен. Подобно Винксльману и Гете, Шиллеру видится в античности «благородная простота и умиротворенное величие», обуздание «хаоса». Возродив форму античного искусства, по его мнению, можно приблизиться к утраченной навсегда гармонии безмятежного «детства человечества». Свои мысли о значении античности Шиллер выразил в двух программных стихотворениях: «Боги Греции» и «Художники» (1788).

В 1787 Шиллер переехал в Веймар, где общался с Гердером и Виландом. В 1787-88 гг. Шиллер издаст журнал «Талия», сотрудничает в «Немецком Меркурии» М. Виланда. Он завершает «Историю отпадения Нидерландов», публикация которой принесла ему славу выдающегося исследователя истории. Вскоре по ходатайству Гете Шиллер получает должность экстраординарного профессора истории и философии в Йенском университете. Здесь он читает курс лекций по истории Тридцати летней войны (опубликован в 1793 г.). В первой половине 1790-х гг. Шиллер не создает больших драматических произведений, но пишет ряд философских сочинений: «О трагическом в искусстве» (1792), «Письма об эстетическом воспитании человека» (1795), «О возвышенном» (1795). Шиллер никогда не рассматривал эстетические проблемы только как частные вопросы художественной практики: они были важнейшим элементом его мировоззрения. Решая проблему целостности и самоценности индивида, Шиллер развивает свою теорию прекрасного. Если совершенство человека заключается в согласной энергии его чувственных и духовных сил, то он может утратить его только или в случае отсутствия гармонии этих сил, или в случае ослабления их энергии. Там, где нарушается гармония человеческого существа, возникает состояние напряжения. Там же, где единство человеческой природы сохраняется ценой равномерного ослабления чувственных и духовных сил, человек впадает в состояние ослабления. Таковы два противоположных предела, к которым движется человек в результате охватившего всю область общественной жизни разделения труда. Шиллер доказывает, что распад цельности человека, ослабление его физических и духовных сил «уничтожаются красотою». Именно красота «восстановляет в напряженном человеке гармонию, а в ослабленном - энергию». Красота приводит нынешнее ограниченное состояние человека к безусловному и делает человека «законченным в самом себе целым».

Отталкиваясь от теории И. Канта об искусстве, как о связующем звене между царством природы и царством свободы, Шиллер создал свою теорию перехода от «естественного абсолютистского государства к буржуазному царству разума» с помощью эстетической культуры и нравственного перевоспитания человечества. К этим теоретическим трудам вплотную примыкает ряд стихотворений 1795-1798 гг. («Поэзия жизни», «Сила песнопения», «Раздел земли», «Идеал и жизнь») и баллад, написанных в тесном сотрудничестве с Гете.

Шиллер и Гете возродили этот жанр из долгого забвения, вступив в дружеское состязание в создании баллад в 1797 г. Баллады Шиллера воспринимаются как отголоски тех стародавних времен, когда разного рода поверья и предания, соседствуя с реальностью, сливались в прихотливые фольклорные образы. В балладах чаще всего говорится не о каком-то конкретном историческом времени, а о старине как таковой. Все баллады наполнены неизъяснимыми таинствами природы, в них разрабатываются античные и средневековые сюжеты («Ивиковы журавли», «Поликратов перстень», «Перчатка». «Геро и Леандр», «Кубок», «Рыцарь Тогенбург»). В балладах проявилось мастерство Шиллера-драматурга: в основе каждой из них лежит острый драматический конфликт. Важное место в поэзии Шиллера занимает «Песнь о колоколе», где развиваются параллельно две темы. Поэт скрупулезно воспроизводит весь процесс отливки колокола, звон которого сопровождает человека на всех этапах многотрудной жизни, и саму эту жизнь в важнейших фрагментах обобщенной биографии. Это гимн труду человека, прославление его мощи, ума, силы его рук.

В 1790-е гг. Шиллер создает ряд эстетических сочинений («Письма об эстетическом воспитании человека, «О наивной и сентиментальной поэзии» и др.), совместно с Гете издаст журнал «Оры». Однако на протяжении всего творческого пути его излюбленным жанром оставалась драма. При этом, начиная с «Дона Карлоса», характер его драматургии меняется: Шиллер пишет пятистопным ямбом, это объясняется тем, что в основе всех его последующих драматических произведений лежит исторический материал, потребовавший усиления условности. Хотя в каждой драме присутствует точная датировка событий, история воссоздается достаточно общо, а исторические персонажи трактуются достаточно вольно. Наиболее плодотворным в плане драматургии было последнее десятилетие творческого пути Шиллера: он создает трилогию «Валленштейн» (1799), драмы «Мария Стюарт» (1800), «Орлеанская дева» (1801), «Вильгельм Телль» (1804), неоконченную трагедию «Дмитрий» (1805), в которых художественному анализу подвергнуты поворотные этапы в истории европейских народов. Герои их - исторические деятели, которых автор судит не только по важности роли в истории, а прежде всего как носителей высокой нравственности. В «Валленштейне» драматург обращается к истории Тридцатилетней войны, когда командующий имперскими войсками герцог Валленштейн пытается прекратить междоусобицу и объединить Германию. Герой показан в критический момент германской истории, но, как считал Шиллер, лишь в такие моменты человек может свободно проявить себя как духовная личность, именно в кризисные времена чаще всего создается противоречие между свободой и необходимостью, между личностью и обществом, а разрешение конфликта между чувственными стремлениями и моральным долгом возможно лишь в гибели героя. В драме «Вильгельм Телль», в основе которой лежит легенда об искусном стрелке, Шиллер попытался показать не только развитие одного человека (первоначально Тслль - покладистый крестьянин, в финале - политически сознательный бунтарь), но эволюцию целого народа от «наивного» к «идеальному»; драматическая коллизия заключается в том, что лишь путем преступления, швейцарцы могут избавиться от австрийского господства, но на это, по Шиллеру, они не имеют права, поскольку «народ может заниматься лишь «самозащитой», а не «самоосвобождением». Пьеса «Дмитрий», основанная на событиях русской истории и посвященная трагической судьбе самозванца Дмитрия, искренне верящего в то, что он сын Ивана IV, осталась не завершенной: 9 мая 1805 г. Шиллер скончался с пером в руках.

Творчество Ф. Шиллера оказало огромное воздействие на развитие мировой культуры, русской в том числе. Этические взгляды Шиллера дали толчок к оформлению и самоопределению романтизма. Ф. М. Достоевский писал: «...Шиллер, действительно, вошел в плоть и кровь русского общества, особенно в прошедшем и в запрошедшем поколении. Мы воспитались на нем, он нам родной и во многом отразился на нашем развитии». Действительно, признание к творчеству выдающегося немецкого поэта и драматурга пришло в России с переводом его «Оды к радости» Н. М. Карамзиным и постановкой драмы «Разбойники», которая в 1793 г. была сыграна воспитанниками Благородного пансиона при Московском университете. Его авторитет «адвоката человечества» (В. Г. Белинский) был непререкаем. Стихотворения и баллады Шиллера переводили выдающиеся русские поэты Г. Р. Державин, В. А. Жуковский, М. Ю. Лермонтов, А. А. Фет, Ф. И. Тютчев, Л. Н. Мей, Н. А. Заболоцкий.

  • [1] Берковский Н.Я. Театр Шиллера // Берковский Н.Я. Статьи и лекции по зарубежнойлитературе. СПб., 2002. С.378.
  • [2] Шиллер Ф. Разбойники. СПб., 2010. С. 127.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >