Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКОВ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Русский религиозный ренессанс и русские символисты. Журнал-манифест «Мир искусства» и его последователи; «Журнал для всех».

Журнал «Мир божий» имеет особое значение для истории не только русской журналистики, но и русской философской мысли: именно здесь появляются статьи Н.А. Бердяева, который в 1901 году заявил об отказе от марксизма и о переходе на позиции идеалистической философии. Его поддержал бывший «легальный марксист» С.Н. Булгаков. Философы пришли к идее христианства, обновленного современной философской мыслью. В1902 году был издан сборник философских статей «Проблемы идеализма», где Н. Бердяев, С. Булгаков и С. Франк окончательно переосмысливают проблемы идеализма и марксизма, отказываются от него в пользу нравственности, духовности, христианства.

В начале XX века к представителям духовного ренессанса оказались близки русские символисты - Мережковский, Гиппиус, Минский, которые группировались вокруг «Религиозно-философского общества», до революции 1905 года вместе издавали журнал «Новый путь».

Две линии - русской религиозно-философской и литературно-эстетической мысли - формировались в конце XIX века практически одновременно. Часть интеллигенции, пережившей кризис народнических идей, обратилась к религии и нравственным проблемам, отказываясь от атеизма и материализма «шестидесятников» и народников. В 1891 году В.В. Розанов опубликовал в «Московских ведомостях» четыре фельетона, в которых он обосновывал отказ от «наследства 60-70-х годов», поскольку «мир поэзии, религии и нравственности остался непонятным и навсегда закрытым» для поколения 60-70-х годов.

Розановские идеи оказались созвучны поиску смысла жизни, предпринятому создателями нового литературного движения - модернизма. Они заявили о себе в 1892 году, когда Д.С. Мережковский в манифесте «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы» обосновал философские и эстетические принципы нового искусства. Одновременно проблемы идеалистической философии и эстетики разрабатываются Мережковским, Гиппиус, Минским, Волынским в журнале «Северный вестник». Несколько позже В.Я. Брюсовым в сборниках «Русские символисты» (1893-1894) были показаны образцы творчества символистов.

Первый журнал русского модернизма - «Мир искусства» - выходил в 1898- 1904 годах. Поскольку новое искусство испытывало необходимость обосновать свои эстетические принципы, объяснить обществу свои цели и задачи, то после выпуска отдельных статей и брошюр был создан новый тип издания - журнал- манифест. Задачей такого издания было, во-первых, теоретическое обоснование модернизма, во-вторых - демонстрация образцов нового искусства.

Особенность журнала «Мир искусства» состояла в том, что первоначально это был журнал художников, создавших целое направление русской живописи. Издание основали и поддерживали высокообразованные представители творческой интеллигенции, связанные узами тесной дружбы и родства и объединенные общими идеями: Бенуа, Нувель, Философов, Лансере, Нурок, Бакст, Сомов и Дягилев.

Идейным вождем журнала стал А. Бенуа, Дягилев же выступил в роли главного организатора, добившегося воплощения в жизнь давней мечты художников - издания собственного журнала. В квартире Дягилева находилась и редакция «Мира искусства».

К выходу первого номера «мирискусники» готовились очень тщательно. Журнал не только по содержанию, но и по оформлению должен был быть предметом искусства. Много внимания уделялось оформлению журнальных обложек, этим занимался Бакст: он рисовал подписи, виньетки, заглавия, ретушировал фотографии, которые затем отправлялись в Германию для изготовления по ним клише. Особые требования организаторы журнала предъявляли и к качеству полиграфии, в этом смысле они открыли новую страницу в развитии дизайнерского и издательского дела в России. Чтобы воспроизвести в журнале подлинный «елизаветинский» шрифт, они нашли матрицы в Академии наук; старый фотограф научил их работать с репродукциями. В «Мире искусства» было много фотографий, виньеток, заставок, рисованных шрифтов, графики, что было необычным для русских журналов, создавало особый своеобразный стиль издания.

Необходимо заметить, что в первые два года репродукции помещались в тексте независимо от содержания. Например, к статье Бальмонта о Гойе «Поэзия ужаса» заставкой послужила цветная репродукция эскиза майолики К. Коровина с белыми парусами на синих волнах. Это вызывало недовольство авторов, поэтому с 1901 года репродукции стали печатать отдельно в начале номера.

Первая обложка, созданная Коровиным, поразила читателей: на ней «плавали в одиночестве на белосливочном фоне две таинственные рыбы». В 1900 году обложку рисовал Сомов, в 1901 года - Лансере. Для названия использовался особый шрифт.

Первый номер открывался статьей Дягилева «Сложные вопросы», в которой обосновывалась программа журнала. Несмотря на некоторые различия во взглядах редакционного коллектива, все сходились в борьбе против академизма и одновременно против «передвижников». Главным образом полемика велась со Стасовым и журналом «Искусство и художественная промышленность», в котором он сотрудничал: здесь по-прежнему пропагандировалось искусство передвижников и других представителей реалистического искусства.

Поскольку одной из главных задач журнала было знакомство читателей с образцами модерна, в «Мире искусства» пропагандировались работы Левитана, Коровина. Васнецова и других художников. Много внимания уделялось и русской портретной живописи XVIII века, в частности творчеству Левицкого. Журнал писал о театре, о художественном оформлении спектаклей, декорациях и костюмах, об архитектуре - особенно о красотах Петербурга, о музыке.

В 1898 году «Мир искусства» финансировали известный меценат Савва Мамонтов и княгиня Те-

? Сергей Павлович Дягилев (1872-1929) - русский театральный деятель. Окончил юридический факультет Петербургского университета, при этом одновременно учился в Петербургской консерватории у Н.А. Римского-Корсакова. В конце 1890-х был одним из создателей объединения «Мир искусства» и редактором одноименного журнала. Организатор художественных выставок, пропагандирующих русское изобразительное искусство. С 1907 он организовывал ежегодные выступления русских артистов - так называемые Русские сезоны за границей: в 1907 - симфонические концерты, носившие название «Исторические русские концерты»; в 1908 - сезоны русской оперы; в 1909-1913 - опернобалетные выступления. В 1911 Дягилев организовал балетную труппу «Русский балет С.П. Дягилева».

«У Дягилева была своя специальность, это была именно его воля, его хотение. Лишь с того момента, когда этот удивительный человек «начинал хотеть», всякое дело «начинало становиться», «делаться» (А. Бенуа).

нешева. Однако уже в 1899 году Мамонтов разорился, а княгиня отказалась спонсировать журнал в одиночку: чтобы поддерживать необходимый высокий уровень полиграфии, требовались значительные средства. От материального краха журнал спасли художественные выставки, организатором которых выступил тоже Дягилев. Они проходили под эгидой «Мира искусства» с 1899 года и носили статус международных. Журнал был поддержан и правительственной субсидией - она была получена благодаря Серову, писавшему тогда портрет Николая И.

В 1899 году один из сотрудников «Мира искусства», Философов, пригласил к участию в журнале Мережковского, Гиппиус. Соллогуба, с 1901 года - Брюсова, и известных философов - Розанова, Шестова и других. Теперь, когда к художникам и музыкантам примкнули писатели, журналу наконец удалось достичь полноты отражения всего мира искусства, к чему он стремился. С 1899 года в журнале появился литературный отдел, и с 1900 года здесь начала публиковаться книга Мережковского «Лев Толстой и Достоевский».

Однако довольно скоро стало очевидно, что мистические, историко-культурные и религиозные воззрения писателей-символистов и философов расходятся с установками художников. Если последние понимали искусство как самоцель, то литераторы относились к нему скорее как в форме «проповеди». Расхождения этих двух групп со временем становились все шире, началась полемика внутри журнала. Окончательный разрыв произошел в 1902 году: чашу терпения литераторов переполнила редакционная политика в отношении репродукций. Гиппиус писала Перцову о журнале за февраль 1902 года, в котором публиковалось заключение книги Мережковского о Толстом и Достоевском: «Текст прерывается в самых патетических местах о церкви, о пресвитере Иоанне и т.д. - какими-то экзотическими карикатурами, то журавль, то японские рыбки, то подозрительная дама. Прямо на страницах между словами. Новая (вернее старая, третьегодичная) метода. Мережковский шлялся к Сереже на поклон. Но тот ни одного журавля ему не уступил. Вы правы, лучше нигде, чем у Сережи».

Литераторы вышли из состава журнала и в 1903 году организовали свое собственное издание - журнал «Новый путь».

Но и журнал «Мир искусства» был вскоре закрыт. Этому было две основные причины. Во-первых, журнал не пользовался популярностью - для массовой аудитории он был слишком сложен и необычен, и в результате тираж его был немногим более тысячи экземпляров. Во-вторых, журналы-манифесты, как правило, недолговечны по сути - выяснив теоретические вопросы и показав образцы нового искусства, они лишаются своего смысла.

«Мир искусства» был первым российским журналом-манифестом, и он стал образцом для подражания нескольким подобным журналам, выходившим до 1917 года. На его страницах была осуществлена заслуживающая уважения попытка синтеза разных направлений искусства - модерна, символизма и религиозно-философских исканий.

В свою очередь, журнал «Новый путь» первоначально был задуман как орган религиозно-философских собраний, которые были организованы еще в 1901 году. В собраниях принимал участие довольно широкий круг литераторов, писателей-сим- волистов, философов - Мережковский, Гиппиус, Минский, Розанов, Миролюбов (издатель «Журнала для всех»), Бенуа (редактор «Мира искусства») и другие; церковь также на первых порах поддерживала инициативу «мирян». На заседаниях обсуждались проблемы свободы совести и веротерпимости, общественной роли церкви и ее взаимоотношений с государством, религиозные основы брака, семьи, и так далее. В 1904 году эти собрания были запрещены, так как далеко не все соответствовало догматам официальной церкви.

«Новый путь» печатал протоколы заседаний, а после их запрещения стал фактически органом Мережковских.

Основателями журнала выступили: Перцов - он внес значительную часть необходимой для издания суммы и считался официальным редактором журнала, Мережковский - идейный вдохновитель - и Гиппиус, которая выполняла основную редакционную работу. В 1904 году активным сотрудником журнала, а затем его редактором стал Философов: Перцов после серии конфликтов отошел от дел. В журнале играли большую роль его секретари - Брюсов, который выступал в этом качестве еще до открытия журнала, но не сошелся во взглядах с Мережковскими и потому отказался от должности еще до выхода первого номера; Егоров - участник религиозно-философских собраний, и поэт Чулков (в 1904 году).

Для Мережковских периодический орган был важен прежде всего потому, что они пытались с

Ты сам - свой Бог, ты сам - свой ближний.

0, будь же собственным творцом,

Будь бездной верхней, бездной нижней,

Своим началом и концом.

Д. Мережковский

? Дмитрий Сергеевич Мережковский (1866-1941) - беллетрист, поэт, критик, публицист, религиозный мыслитель. Родился в Петербурге в семье крупного чиновника, окончил историко-филологический факультет Петербургского университета. В 1889 Мережковский вступил в брак с 3. Н. Гиппиус. Этот союз - наиболее известный творческий тандем в истории «Серебряного века». Гиппиус писала, что за полвека они не расставались «ни на один день».

Книга Мережковского «0 причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы» (1893) стала манифестом нового литературного движения. Мережковский был одним из самых активных и читаемых символистских критиков, его взгляды заметно повлияли на литературоведение XX века. В 1906 Мережковские эмигрируют в Париж, где пытаются найти единомышленников.

его помощью создать особую «религиозную общественность». Цель журнала была определена как «дать возможность выразиться в какой бы то ни было литературной форме - в повествовании, в стихах, в философском рассуждении, в научной статье или беглой заметке - тем новым течениям, которые возникли в нашем обществе с пробуждением религиозно-философской мысли». Исследователи отмечают двойственность «Нового пути», который по кругу проблем был скорее журналом-манифестом, а по средствам - традиционным «толстым» журналом. Аудиторная направленность также была, с одной стороны, на интеллигенцию, с другой - на духовенство, что определило внутреннюю противоречивость журнала.

В журнале публиковались стихи, литературные произведения, научные статьи, философские рассуждения. К текстам прилагались иллюстрации, напечатанные на мелованной бумаге (и здесь уже не было конфликта между содержанием и художественным материалом, как это было в «Мире искусства»), а обложка отличалась от всех остальных журналов своим цветом - она была сиреневой (как у европейских изданий).

Несмотря на то, что «Новый путь» издавался писателями, в журнале не придавалось большого значения прозе - она считалась только данью привычке русского читателя искать в журнале беллетристику. Так что литературный отдел журнала был неинтересен, здесь печатались малоизвестные авторы, писавшие в реалистической манере.

Но что касается стихотворений, то здесь ситуация была иная. Вопреки установившемуся в начале XX века пренебрежительному отношению к стихам, в «Новом пути» им уделялось особое внимание. Стихи публиковались не по одному, а целыми подборками, циклами - так были опубликованы стихи Сологуба, Блока (из цикла «Стихи о Прекрасной Даме»).

В журнале были отделы «В своем углу», где публиковался Розанов, «Из частной переписки», «Религиозно-философская хроника»; «Политическая хроника», «Внутренняя хроника», «Литературная хроника» - этот отдел вели Философов и «Антон Крайний» - Зинаида Гиппиус. Мережковский в журнале публиковал в основном литературные материалы.

Издатели в первую очередь обращали внимание на проблемы философии, религии, искусства и были практически полностью равнодушными к политике. Вначале такая позиция журнала привлекла внимание общественности, первые два номера вышли тиражом более двух тысяч экземпляров. Однако общественное волнение нарастало, и вскоре журнал, по-прежнему сосредоточенный на духовной и культурной проблематике, перестал быть востребованным. В 1904 году количество подписчиков уменьшилось почти вдвое, до 1070 человек. Секретарь редакции Чулков советовал «давать рассказы общественного характера и политику поострее». По приглашению Чулкова в редакцию пришли Бердяев и С. Булгаков, уже перешедшие из лагеря «легального марксизма» к идеалистам. Появление этих сильных и своеобразных публицистов означало перемену в позиции журнала. В редакции начинаются конфликты: Чулков все больше вмешивается в дела редакции, коллектив покидает Розанов. После того как Чулков отказался печатать одну из статей Гиппиус. Мережковский поставил вопрос на общем собрании о закрытии журнала. В 1905 году издание было приостановлено (возобновившийся затем журнал «Вопросы жизни», хотя и утверждал о продолжении «Нового пути», по сути был совсем другим изданием).

«Новый путь» представлял собой вариант журнала-манифеста, издаваемого литераторами, однако в нем были сильны и традиции классического «толстого» журнала. Двойственность позиции, тем не менее, не помешала журналу стать заметным явлением в истории русской журналистики и культуры. «Новый путь» был важен и тем, что Мережковские считали его своим изданием, вложили в него много духовных сил. Недаром Гиппиус писала в своих автобиографических заметках: «Наиболее яркими событиями моей (и нашей) жизни последних лет я считаю устройство первых религиозно-философских собраний (1901-1902 годы), затем издание “Новый путь” (1902-1904), внутреннее переживание событий 1905 года». Впоследствии Мережковский и Гиппиус принимали участие и в других российских журналах - в «Весах», «Русской мысли», газете «Русское слово», - однако предпочитали выступать в качестве сотрудников, а не издателей или редакторов.

Сложную эволюцию претерпело на рубеже веков еще одно новое издание - «Журнал для всех», который к 1903 году приобрел невиданный для российского журнала тираж - 80 тысяч экземпляров. Первоначально это было иллюстрированное издание для народного чтения, с религиозно-нравственным уклоном, издателем был Д.А. Геника. У журнала было 5 тысяч подписчиков. После того как его в 1899 году приобрел В.С. Миролюбов, журнал стал ориентироваться на провинциального читателя, крестьян, сельскую и городскую интеллигенцию. Аудиторию журнал привлекал, во-первых, своей ценой - подписка стоила всего 1 рубль в год, - во-вторых, разнообразным содержанием.

Миролюбов первоначально пытался объединить вокруг журнала писате- лей-народников, но поскольку они не проявили заинтересованности, в журнал пришли демократически настроенные писатели-реалисты - Горький, Чехов, Андреев, Куприн, Вересаев и другие. Они входили в объединение «Среда», группировались вокруг издательства «Знание» и противостояли лагерю русских модернистов и издаваемым ими журналам.

Кроме выдающихся произведений этих писателей, в журнале публиковались научно-популярные материалы о жизни народов других стран, очерки о путешествиях, естественнонаучных исследованиях и так далее. В журнале были традиционные отделы «Внутренняя хроника», «Из жизни народов в России и за границей», «Политическое обозрение» и ряд других.

Сохранив классические черты «толстого» журнала - единство направления, общественно-политическая и литературная тематика, - Миролюбов изменил форму издания. «Журнал для всех» выходил большим форматом, чем обычные журналы, он был тоньше, но текст печатался мелким шрифтом, поэтому в номер входило приблизительно столько же материала, как и в других журналах.

Известно, что Чехов считал «Журнал для всех» примером «народного издания». Размышляя о «народной газете», он задавался вопросом: «Что такое - народная? Мы все народ. Не народная, а доступная для кого угодно. Вот образец: “Журнал для всех”. Прекрасно ведется. Все его читают. Вот это в самом деле народный журнал. А специфически народного журнала не должно быть. Я тоже из народа, если хотите, мой дед ведь - простой крестьянин. А между тем специфически “народного” журнала читать не стану».

Журнал пользовался огромной популярностью в народной среде, но в начале XX века здесь начинаются изменения, связанные с духовно-нравственными поисками его издателя. Миролюбов был в свое время известным певцом, басом Мариинской оперы, выступавшим под псевдонимом «Миров». Со сцены он был вынужден уйти после того, как после болезни потерял голос. Несмотря на то, что он нашел себе новое, интересное занятие - издание журнала, - Миролюбов тяжело переживал личную драму. Знакомство с представителями русской интеллигенции, занимающейся поисками смысла жизни в религии и духовности, усилило интерес Миролюбова к христианству. Миролюбов был в числе организаторов религиозно-философских собраний в Петербурге, принимал активное участие в заседаниях и поднимал религиозно-философские темы в своем журнале.

В 1903 году в журнале появился новый сотрудник - критик Волжский, сторонник религиозного идеализма. В своих литературно-критических материалах Волжский дает оценки творчеству Горького, Андреева, Чехова и других писателей-реалистов со своей точки зрения, не совпадающей с устоявшимся направлением журнала. Например, начало одной из статей о Горьком: «Художественная философия Горького... есть прежде всего философия самодовольного, любующегося собой аморалиста, и своеобразного, радостно упоенного, самодовольно улыбающегося атеиста». Конфликт был неизбежен. В начале 1904 года писатели горьковского круга подписали протест против Волжского, однако Миролюбов отдал предпочтение именно ему. После ухода реалистов их место заняли писатели-символисты: Мережковский, Гиппиус, Маковский. Они сотрудничали в «Журнале для всех» параллельно с работой в собственном издании «Новый путь», поскольку хотели донести свои идеи для широкой демократической аудитории, которой никогда не было у журналов-манифестов.

В 1904 году «Журнал для всех» меняет оформление журнала и соотношение материалов в номере: на первое место выходят поэзия и проза символистов. Здесь были опубликованы произведения Блока, Бальмонта, Брюсова, Белого, Фофанова, Бунина - тогда еще незнакомых широкой публике поэтов. В отделе прозы публикуются и символисты, и отдельные произведения реалистов - Серафимовича, Мамина-Сибиряка и других. Стало гораздо меньше печататься научно-популярных материалов: их место заняли статьи о выставках, о творчестве художников и скульпторов, к которым прилагались соответствующие иллюстрации.

По оформлению «Журнал для всех» стал ориентироваться на «Мир искусства» - это проявилось и в особом оформлении обложки, в появлении сложных, трудночитаемых шрифтов. В то же время, в публицистических отделах журнала речь шла о российском крестьянстве, земстве, проблемах самоуправления. В 1904 году журнал освещал ход Русско-японской войны, публиковал карты Дальнего Востока и Японии, диаграммы, рисунки военных кораблей. То есть в 1904 году в журнале разошлись по направлению литературная и публицистическая части журнала, что было совершенно невозможным в XIX веке.

Таким образом, легальная периодика до революции 1905 года приобретает ряд новых черт, не свойственных печати предшествующего XIX века: идет капитализация журналистики, возникают крупные издательские концерны, которые выпускают и книги, и периодику. Газеты становятся ведущим типом издания, среди них выделяется несколько крупнейших, имеющих самый большой тираж и популярность в русском обществе - газеты «Новое время», «Русское слово», журналы «Нива», «Журнал для всех». В то же время в журналистике наравне с общественно-политическими изданиями большое значение приобретают журналы, посвященные искусству и философско-религиозным вопросам, что было связано с увеличивающимся интересом общества к вопросам христианства и поиску истины.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>