Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКОВ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Журналы русского модернизма «Весы» и «Золотое руно»

В годы революции выходили два журнала-манифеста русских модернистов, продолжившие традиции «Мира искусства». В 1904 году в Москве вышел новый журнал московских символистов «Весы», вдохновителем и инициатором которого стал Брюсов. Вокруг «Весов» объединились поэты, связанные с издательством «Скорпион», - оно принадлежало С.А. Полякову, существовало в Москве в 1900-1916 годах и было первым издательством, где печатались западноевропейские писатели-модернисты и русские символисты (К.Д. Бальмонт, Брюсов, А. Белый, А.А. Блок, Вяч. Иванов, З.Н. Гиппиус, М.А. Кузмин и др.). В 1904-1909 годах в издательстве выходил журнал «Весы», в 1901— 1904 и 1911 годах - альманах «Северные цветы». Связь издательства и журнала подчеркивалась в их названиях, поскольку созвездие «Весы» находится рядом с созвездием «Скорпион».

Новый журнал символистов вышел, когда еще продолжал издаваться «Новый путь», поэтому необходимо было четко определить его специфику среди других символистских журналов. Это было сделано в объявлении об издании нового органа, где подчеркивалось, что «Весы» - журнал идей, основным предметом которого является пропаганда творчества вообще и творчества символистов в частности.

? «Брюсов - один из наиболее ярких представителей русского "декадентства" в тот период, когда оно задалось целью, во что бы то ни стало, обратить на себя внимание разного рода выходками. Это особенно удалось Брюсову, который начал свою литературную деятельность с демонстративного литературного мальчишества. Первый крошечный сборничек его стихотворений не только называется "Chefs d'oeuvre", но в предисловии, сверх того, прямо заявляется: «Печатая свою книгу в наши дни, я не жду ей правильной оценки ни от критики, ни от публики. Не современникам и даже не человечеству завещаю я эту книгу, а вечности и искусству». <...> Всего прочнее к литературному имени Брюсова пристало знаменитое однострочное (!) стихотворение: "О, закрой свои бледные ноги". Эта выходка, как особенно характерное выражение декадентского озорства, приобрела огромную известность, и гомерический хохот, вызванный ею, сразу связал с «новыми течениями» представление о литературном ломании. Однако, критика не проглядела в юном декаденте и проблесков настоящего дарования». (С. Венгеров)

Издателем и редактором журнала стал Поляков, но его душой был Брюсов.

В первый год «Весы» имели два отдела: общие статьи по вопросам искусства, науки и литературы и «Хроника литературной и художественной жизни». Самым необычным в журнале был полный отказ от отдела беллетристики. «Стихи, рассказы, все создания творческой литературы сознательно исключены из программы “Весов”, - говорилось в обращении «К читателям», - таким произведениям место в отдельной книжке или в сборнике». Это было решение Брюсова: чем печатать плохую беллетристику, лучше не публиковать ее вообще. Однако попытка доказать, что журнал может существовать без привычного «материала для чтения», оказалась неудачной. Дело было не только в том, что читатели не принимали журнала без беллетристики: пропагандируя «новое» искусство, публикуя теоретические материалы, журнал не давал образцов этого «нового искусства». Через два года, столкнувшись с неуклонным падением тиража, «Весы» вернули отдел беллетристики.

«Весы» отличались изящностью в оформлении - журнал выходил объемом в 6-7 печатных листов, печатался на хорошей бумаге, в состав номеров входили иллюстрации, иногда цветные. Художественным оформлением занимался Бакст, поэтому в облике «Мира искусства» и «Весов» было что-то родственное.

Основными теоретиками «Весов» стали Андрей Белый, Вячеслав Иванов и Эллис. Очень много писал в первые годы издания и сам Брюсов: в 1904 году он опубликовал 81 статью, в 1905 году - 58.

Первый номер нового издания открывался знаменитой статьей «Ключи тайн» - манифестом символизма. Идеи символизма развивались и в «Священной жертве», и в статье «Страсть», которая должна была стать началом серии ежемесячных бесед Брюсова с читателями по вопросам современности. Эта серия носила название «Вехи», и в ней была опубликована статья Брюсова «Свобода слова», подписанная одним из его псевдонимов - Аврелий. Она явилась ответом на опубликованную в ноябре 1905 года в большевистской газете «Новая жизнь» статью Ленина «Партийная организация и партийная литература». Брюсов ответил практически сразу, уже в ноябрьском номере «Весов» за 1905 год. Очень подробно цитируя положения статьи Ленина, что само по себе было важно, так как читатели могли сопоставить мнения спорящих, а не только принимать доводы одного из них, Брюсов противопоставлял требованию подчинения личности воле союза или партии идею свободы личности, свободы слова и мнения. Очень горячо и искренне написанная, эта статья, совершенно неизвестная в последующие годы в России, широко обсуждалась в западном литературоведении.

Хотя, по утвержденному Главным управлением по делам печати плану, политического отдела в «Весах» не было, но журнал умел выразить свои политические симпатии и антипатии собственным способом. Например, в октябре и ноябре 1904 года появились «японские» номера «Весов», в которых были воспроизведены образцы японской графики, опубликованы статьи о японском искусстве. Брюсов так объяснил появление подобных публикаций: «Весы» должны в «дни, когда разожглись политические страсти, с мужеством беспристрастия исповедать свое преклонение перед японским рисунком. Дело “Весов” руководить вкусом публики, а не потворствовать ее инстинктам». В примечании к «японским» номерам говорилось, что журнал хочет напомнить читателю о Японии, о стране художников, а не солдат.

Практически на всех русских символистов оказала мощное влияние революция 1905 года. Революционные события они восприняли романтически, как апокалипсическую борьбу космических сил; символисты были убеждены, что социальная революция - пролог к вселенскому пожару, в котором сгорит старый мир. Протест против «страшного мира» самодержавной России привел некоторых из них к принятию революции, этот мир разрушающей. Отсюда - внимание к программе социал-демократов, которое ощущается в статьях Андрея Белого, писавшего, что «социализм - действительно объединяющее учение». Внимательно всматривался в революционные события и Брюсов. Но общественный подъем отрицательно сказался на судьбе «Весов», поскольку количество подписчиков журнала было небольшим: в конце 1904 года - 670, в 1906 - 845. в 1907 - 1095, в 1908 - 1692. Некоторый рост наметился благодаря печатавшейся со второй половины 1905 года хорошей беллетристике, но для журнала, существующего только на деньги от подписки, этого было мало. «Весы» расходились лишь в столицах, найти подготовленного читателя в провинции журнал не смог.

? Николай Павлович Рябу- шинский (1877-1951) - собиратель русской и западноевропейской живописи, антиквар. Происходил из известной семьи миллионеров Рябушинс- ких, однако, в отличие от своих братьев, не имел склонности к торгово-промышленным делам, после смерти отца вышел из состава «Товарищества мануфактур П.М. Рябушинского с сыновьями» и, получив свою долю наследства, стал заниматься меценатством. В семье Н.П. Рябушинского звали «беспутный Николаша» - за склонность к экстравагантным поступкам, к жизни «на широкую ногу». Он стремился стать организующим центром символизма, поднять его значение и авторитет в художественнокультурной жизни Москвы. По примеру Дягилева решил издавать журнал («Золотое руно»), выступал в качестве организатора выставок (самая известная из них - выставка «Голубая роза»).

В 1922 Николай Рябушинс- кий эмигрировал во Францию. В семье шутили, что Николаша оказался умнее всех, так как разорился еще до революции и от национализации не пострадал.

Вторым московским журналом, посвященным проблемам символизма, стал журнал «Золотое руно», вышедший в 1906 году. Деньги на издание дал Н.П. Рябушинский, представитель известной семьи московских текстильных фабрикантов: он создал самый дорогой и роскошный русский журнал. Рябушинский тратил на «Золотое руно» около 100 тысяч в год, это позволяло не считаться с расходами при оформлении журнальных книжек. Великолепно иллюстрированные, отпечатанные на прекрасной бумаге, номера «Золотого руна» приходили подписчикам в изящных футлярах, перевязанных золоченым шнуром. Название также было придумано Рябушинским, и, по его идее, «сотрудники должны были сплотиться подобно отважным аргонавтам» (Бенуа).

Но Рябушинский не ограничивался ведением материальных дел журнала, он претендовал на редакторские функции, брал на себя диктаторскую роль в журнале, Это стало причиной постоянных внутри- редакционных столкновений и смены сотрудников, требовавших устранения Рябушинского.

Несмотря на внешнюю пышность и великолепие «Золотого руна», его оформление и внутреннее содержание было достаточно вторичным по сравнению с «Миром искусства». В оформлении участвовали «мирискусники» Бакст, Лансере, Сомов и другие, поэтому рисунки, виньетки, заставки напоминали первый журнал-манифест. Так же как и «Мир искусства», «Золотое руно» печатало альбомы репродукций: первый номер был посвящен работам Врубеля, в следующих читатель знакомился с творчеством Бакста, Сомова и других художников. Литературной частью журнала заведовал в первое время Соколов (псевдоним Кречетов) - руководитель московского издательства символистов «Гриф»; уже в 1906 году он ушел, что привело к конфликтам в «Золотом руне».

Весной 1907 года во главе редакционных дел встал секретарь журнала Тастевен - филолог, автор статей по философско-эстетическим проблемам. Он попытался изменить идейно-эстетические позиции «Золотого руна». Тастевен сблизился с Чулко- вым, вместе с которым в журнал пришли петербуржцы - А. Блок, Вяч. Иванов, С. Городецкий. В 1907-1908 годах Блок опубликовал ряд статей-обзоров о современном искусстве, в том числе нашумевшую статью «О реалистах». Она вызвала бурную реакцию со стороны Белого. В начале августа он послал Блоку оскорбительное письмо, на которое Блок ответил вызовом на дуэль. К счастью, в последующей переписке конфликт был разрешен.

История «Золотого руна» изобилует скандалами, накал которых отражался в письмах его сотрудников. Белый, Вяч. Иванов постоянно писали своим корреспондентам о разногласиях в редакции, предлагали различные «договоры» и «конституции», главным требованием которых было удаление Рябу- шинского, но этого сделать не удалось. Кроме того, велась изнурительная и некорректная полемика о символизме с «Весами». Брюсов писал: «Скорпионы, Золоторунцы, перевальщики и оры в ссоре друг с другом и в своих органах поносят один другого. Слишком много нас расплодилось, и приходится поедать друг друга, иначе не проживешь».

В «Золотом руне» публиковались материалы, знакомящие русского читателя с наиболее заметными явлениями западного искусства, прежде всего французского. Вообще французская часть журнала находилась в ведении А. Мерсеро. известного в то время искусствоведа и литератора. Благодаря ему в русском журнале раньше, чем во Франции, появились обстоятельные статьи о Матиссе. В 1908 году здесь публикуется серия статей о новых тенденциях французского искусства.

Тем не менее журнал был ориентирован прежде всего на инновации в русском искусстве. Первый номер этого роскошного издания был посвящен Борисову-Мусатову и Врубелю, в трех следующих были воспроизведены работы Сомова, Бенуа, Бакста. Русское искусство всегда занимало большое место в материалах журнала.

Кроме того, под эгидой «Золотого руна» одна за другой организовывались выставки французской и русской живописи. В марте 1907 года на средства Ря- бушинского была открыта «Голубая роза»: эта выставка по своему содержанию, составу, оформлению, которое служило не просто фоном или обрамлением, но как бы продолжением экспонатов, стала в живописи высшей точкой русского модерна.

В 1908 году Рябушинский утратил интерес к журналу, его материальные дела пошатнулись, а в 1909 году прекратились оба издания московских символистов - и «Весы», и «Золотое руно». Если «Весы» много сделали для разработки основ символизма как искусства, то «Золотое руно» внесло вклад в распространение образцов нового искусства в более широкой и русской, и европейской публике. Текст в журнале печатался параллельно на двух языках - русском и французском, и хотя переводы не всегда удовлетворяли авторов, знакомство Запада с русским модернизмом - одна из основных заслуг «Золотого руна».

Вопросы для повторения

  • 1. Положение прессы во время революционных событий 1905-1907 годов.
  • 2. Активизация сатирической журналистики в период первой русской революции.
  • 3. Политические партии России и партийно-политическое оформление русской легальной печати.
  • 4. Журналистика РСДРП в 1905-1907 годах. Газета «Новая жизнь».
  • 5. Журналы русского модернизма и их отношение к первой русской революции.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>