Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКОВ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Положение печати в 1917 году

Революционные события, происходившие в феврале 1917 года, заметно отразились на рынке столичной прессы. С 25 февраля по 5 марта в Петрограде газеты не выходили - исключением была только газета «Русский инвалид». В Москве типографские рабочие также отказались печатать газеты, в которых не было опубликовано сообщений о деятельности Петроградского Совета рабочих депутатов. Газета «Русское слово» возобновила свой выход 2 марта, остальные московские газеты появились только 3 марта - после того, как их издатели выполнили требования печатников.

После образования Временного правительства рупором проводимой им политики стал официальный орган - ежедневная газета «Вестник Временного правительства», который явился продолжением «Правительственного вестника», сохранил его дореволюционную нумерацию. Содержание «Вестника Временного правительства» свидетельствует о сохранении того же правительственного курса, который существовал при царе, и о поддержке лозунга «Война до победного конца!».

В материалах газеты Временного правительства отразились процессы возрождения российской прессы в первые дни после февральских событий 1917

года, ее отношение к новой власти. 5 марта 1917 года «Вестник» писал, что все крупнейшие столичные газеты - «Русское слово», «Новое время», «Речь», «Биржевые ведомости», «День» и другие - приветствуют Временное правительство и призывают к его поддержке. В этом же номере сообщалось о назначении комиссара по делам печати.

Постоянными рубриками «Вестника Временного правительства» были: «Постановления Временного правительства», «Административные известия», «Война», «По России». То есть по типу «Вестник Временного правительства» оставался официальным изданием, где публиковались обращения правительства, законы и законопроекты, распоряжения, дипломатические ноты, информация с фронтов Первой мировой войны, отчеты о заседаниях правительства и так далее. Однако появлялись на страницах газеты и воззвания, и публицистические статьи (как, например, статья В.Г. Короленко «Отечество в опасности» - в номере от 14 (27) марта 1917 года).

21 апреля 1917 года Временное правительство, продолжая издание «Вестника», выпустило новый печатный орган - «Народную газету».

Для популяризации новой власти многое сделал А.Ф. Керенский, занявший пост министра печати. По его инициативе при Министерстве юстиции было создано Бюро печати, сообщавшее политические новости и информирующее о важнейших мероприятиях, проводимых правительством. Бюро печати составляло особые бюллетени для министра юстиции.

В начале марта в Петрограде начал действовать комитет журналистов, издававший газету «Известия». Цель издания определялась как всестороннее освещение деятельности новой власти.

В 20-х числах марта в газете «Русское слово» был опубликован разработанный партией кадетов проект Закона о печати. Он открывался словами: «Печать свободна. Цензура отменяется отныне и навсегда». 27 апреля 1917 года Временное правительство приняло Закон о печати, провозгласивший беспрепятственный выпуск, распространение и торговлю печатными изданиями любых политических направлений.

Поскольку после Февральской революции исчезло целое звено системы СМИ - официальная пресса самодержавия и монархическая печать, - оставшиеся издания были поделены на три неравные части. Первая получила название «буржуазной», к ней относились практически все либеральные и оппозиционные издания и периодика партий не социалистических. Буржуазная печать считала революцию завершенной и провозглашала дальнейший конституционный путь развития страны, газеты и журналы выступали за продолжение войны и совместные действия с союзниками.

Лагерь буржуазной печати значительно укрепился после революции. С 5 марта возобновилось издание «Нового времени», «Русской воли»,

«Биржевых ведомостей» (за ними стояло правое крыло кадетов во главе с П. Струве), газеты ликвидаторов «День», кадетской газеты «Речь» и других изданий. Были созданы и другие газеты, поддерживающие Временное правительство и выражавшие интересы крупных промышленных корпораций, влиятельных банковских структур: «Живое слово», «Голос Руси», «Финансовая газета», «Молва». Все эти органы печати занимали враждебную позицию по отношению к большевикам и Советам, поскольку находились на стороне правительства. Известно, что В. Дорошевич - редактор «Русского слова» - потребовал от сотрудников газеты не сбиваться ни влево, ни вправо и не становиться на сторону Советов.

В конце марта в редакции «Русского слова» был создан Особый комитет, который руководил газетой. Комитет объявил «Русское слово» беспартийным изданием, разрешающим себе поддерживать все социалистические партии. Но при этом газета стояла на защите частной собственности. Временное правительство считалось единственной законной властью.

«Русское слово» продолжало по-прежнему давать своему читателю возможно полную информационную картину происходящих событий. Здесь публикуются сводки с войны, информация о забастовках, отчеты и материалы разнообразных съездов (рабочих депутатов, фабричных инспекторов, партии народной свободы, казачьего съезда и мн. др.), воззвания, телеграммы и так далее. Наряду с традиционными рубриками «В России», «Печать», «Петроград», «Москва», иностранным обозрением в газете появляются постоянные разделы «Большевики», «Украинцы», «Анархисты». Целые полосы, объединяющие разнообразные материалы, посвящались самым актуальным темам - «Министерский кризис», «Военный бунт в Петрограде», «Новое правительство», «Тревожные дни в Петрограде», «Генерал Корнилов и Временное правительство». «Ликвидация Корниловского мятежа» и т.д. В передовых статьях, статьях и фельетонах В. Дорошевича, Тэффи, Б. Веселовского, Туган-Бара- новского давалась оценка происходящего, предлагались пути выхода из ситуации, звучали призывы к консолидации сил России. Ожесточенной критике подвергалась политика большевиков, личность Ленина.

Если «Русское слово» старалось по возможности сохранять спокойный тон публикаций, представлять различные точки зрения, то материалы «Русской воли» в 1917 году были более эмоциональными. В дни июльских событий «Русская воля» критиковала, с одной стороны, правительство, которое не смогло справиться с ситуацией, а с другой - большевиков, из-за которых происходит «путаница». Газета называла их «ослушниками народа и демократии», «изменниками народному делу», «врагами революции». По мнению газеты, их необходимо «остановить во чтобы то ни стало», даже с применением силы: «проявить власть» и «подчинить своей воле разбушевавшуюся мутную стихию».

«Русская воля» постоянно подчеркивала, что «сами по себе большевики не представляют серьезной силы», это «ничтожная кучка людей», которая по воле случая, из-за «обстановки» приобрела свое влияние на массы. Большевики обвиняются в связях с немцами, их деятельность, по мнению газеты, прежде всего направлена на отвлечение сил русского правительства от наступления на фронте. В «Русской воле» публиковались выступления Бурцева против Горького, подчеркивался деспотизм Исполнительного комитета по отношению к печати.

Экспрессивные высказывания характерны для многих статей «Русской воли» - происходящее оценивается как «злодеяние», «преступление», газета призывает читателей: «Мужайтесь, граждане!», «Долой интернационал!», предупреждает: «Родина в опасности!» и так далее. Публицисты считали, что необходимо объединение всех сил для спасения России, нужно «остановить отступление, экономическую разруху, восстановить финансы государства». Резко отрицательную оценку на страницах газеты получило выступление Корнилова. В августе 1917 года «Русская воля» писала: «Мы хорошо помним, что дал нашей Родине старый режим. Мы являемся непримиримыми врагами народного бесправия, национального угнетения, безответственной власти и такой политики, которая от души презирает интересы трудящихся масс и готова все тяготы взвалить на их плечи для блага немногих избранных и привилегированных. С первого дня своего существования мы защищали интересы свободы и демократии. Мы верны им и теперь, и именно поэтому, пока не стало совершившимся фактом столкновение сынов родного народа с оружием в руках, пока есть возможность, хотя бы минимальная, избежать кровопролития, мы взываем к использованию для этого всех возможных путей, во имя народного блага и хотя бы относительного социального мира».

Среди партийной печати господствующее положение продолжала занимать кадетская печать. Центральный орган партии, газета «Речь» после падения самодержавия практически не изменилась - в ней так же первая полоса отводилась под рекламу, остались постоянные рубрики «Известия за день», «По России», «Печать». Кроме этого, выходили петроградская газета «Современное слово», московские «Русские ведомости», которые многое сделали для повышения популярности кадетов. С мая 1917 года кадеты начали выпускать новый журнал «Вестник партии народной свободы». Всего в период Февральской буржуазно-демократической революции у кадетов было около 40 изданий, выходивших в различных городах и регионах страны. Лидер партии П. Милюков занял пост министра иностранных дел Временного правительства, и он также настаивал на неизменности внешнеполитического курса России.

К буржуазному лагерю принадлежали и дешевые развлекательные, сенсационные, бульварные издания: «Копейка», «Маленькая газета», «Петербургская газета», «Петербургский листок», «Вечерняя почта» и другие.

Если практически вся русская легальная пресса считала Февраль высшим достижением в борьбе за демократию и республику, то после Октября большинство буржуазных общественно-политических органов прессы оказались в антибольшевистском, антисоветском лагере. Эти издания и были постепенно закрыты в первой половине 1918 года.

Ситуацией, сложившейся после победы Февральской революции, воспользовались все социалистические партии, которые получили возможность легально работать. Поэтому вторая тенденция была связана с меньшевиками, эсерами и анархистами. Они призывали к сотрудничеству с Временным правительством. выражали недоверие большевикам и протестовали против установления диктатуры пролетариата.

Третью тенденцию выражала большевистская пресса. Она отстаивала идею перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую, критиковала социалистические партии за их несогласие с большевиками, обвиняла меньшевиков и эсеров в примиренчестве, соглашательстве с Временным правительством.

С точки зрения большевиков, Февральская революция разрешила только ближайшую задачу партии - свержение царизма. Это была далеко не полная победа пролетариата. Было создано Временное правительство, но рядом с ним существовали Советы рабочих и солдатских депутатов. В стране создалось двоевластие. Меньшевики и эсеры захватили руководство в Советах, пытались превратить их в придаток Временного правительства.

Таким образом, после Февральской революции перед большевиками встала задача добиться перехода всей власти к Советам, завоевать в них большинство. Победа Февральской революции, разъясняла партия, представляет собой начало нового исторического периода - перехода власти от «первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, - ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства» (Ленин).

Наиболее ярыми противниками большевиков внутри рабочего движения являлись меньшевики, которые также в начале марта 1917 года развернули активную издательскую деятельность: в центре и на местах они выпускали около 60 газет и журналов. 7 марта в Петрограде вышла «Рабочая газета», представлявшая взгляды меньшевиков и ставшая рупором их лидеров: П. Аксельрода, Ф. Дана, В. Засулич, А. Потресова и других. Позже «Рабочая газета» стала центральным органом меньшевиков. «Рабочая газета» одной из первых начала полемику с ленинскими апрельскими тезисами, утверждая, что социалистическая революция невозможна в стране, где пролетариат не составляет большинства населения.

В Февральскую революцию 1917 года меньшевики вступили заметно разобщенными. «Рабочая газета» отражала взгляды лишь одной партийной группы. Небольшая группа меньшевиков-оборонцев во главе с Плехановым стояла на правом фланге меньшевизма: эта группа получила название «Единство» и издавала газету под таким же названием. В редакцию газеты «Единство» входили Плеханов, Г. Алексинский, Л. Дейч и другие известные меньшевистские деятели. Газета выступала за поддержку Временного правительства, за союз с буржуазией, настаивала на установлении в стране «твердой власти». В газетах «Единство» и «Наше единство» были опубликованы статьи Плеханова, объединенные затем в цикл «Год на родине» - в нем Плеханов утверждал, что пролетариат и крестьянство не готовы к управлению государством, а потому не должны брать политическую власть в свои руки.

В апреле 1917 года появилось издание еще одной группы - сторонников Мартова и меньшевиков-интернационалистов. К ним примкнули писатели, сотрудничавшие в журнале «Летопись». В этой газете, получившей название «Новая жизнь», участвовали М. Горький, Н. Суханов, В. Базаров и другие. В «Новой жизни» в апреле 1917 года появилась первая из серии статей Горького под названием «Несвоевременные мысли»: серия стала своеобразной летописью революции, от Февраля к Октябрю. В ней Горький утверждал, что в современных условиях России социалистическая революция преждевременна, гибельна для рабочего класса и передовой интеллигенции.

Значительное число меньшевистских изданий выходило во многих крупных городах страны. В Москве выходила газета «Вперед», другие издания выходили в Киеве, Тифлисе, Екатеринбурге, Баку, Ростове-на-Дону и других городах.

После июльских событий у меньшевиков появились не только новые газеты («Вперед», «Свободная жизнь»), но и журналы: «Рабочая мысль» (Петроград), «Мысль» (Астрахань) и другие. В Москве выходили бюллетени московского комитета всероссийской организации «Единство», которые носили название «Освобождение труда». Это была еженедельная газета, в ней сотрудничали Г. Плеханов, В. Засулич, Л. Дейч.

В результате Февральской революции легализовала свою деятельность и партия эсеров, самая многочисленная из социалистических партий к 1917 году - в ее рядах состояло свыше 500 тысяч человек. В марте 1917 года ее центральный комитет приступил к выпуску в Петрограде ежедневной политической и литературной газеты «Дело народа». В ней участвовали А. Керенский, В. Чернов, А.Р. Гоц, В.М. Зензинов и другие лидеры эсеровского движения. Основные рубрики газеты - «Из жизни партии эсеров», «В Совете рабочих и солдатских депутатов», «Рабочая жизнь», «Война», «Телеграммы», «Хроника». Газета выходила, как и другие издания эсеров, под девизом: «В борьбе обретешь ты право свое!». «Дело народа», выражая официальную эсеровскую идеологию, поддерживало Временное правительство, не исключало возможности содружества с ним, стояло на позициях оборончества и ожесточенно полемизировало с большевиками. Лидер партии В. Чернов считал, что большевизм ведет «к политическому самоубийству», политика его «безответственна», «обречена на бесплодие, на голое отрицание, на разрушение».

В апреле 1917 года в Петрограде вышла еще одна эсеровская газета - «Воля народа». Она издавалась правыми эсерами, в числе сотрудников были Е. Брешко-Брешковская, В. Миролюбов, Б. Савинков. Политическая линия ее почти не отличалась от «Дела народа». Кроме этих газет, в Петрограде правоэсеровскими являлись «Известия Всероссийского Совета крестьянских депутатов», газеты «Свободная Россия», «Самоуправление». Партия левых эсеров, образовавшаяся в ноябре 1917 года, издавала «Знамя труда» (под редакцией М.А. Спиридоновой, Г.Д. Камкова и других).

В Москве эсеры издавали около десяти газет, среди которых были «Труд», «Земля и воля», «Народное слово», «Власть труда», «Социалист-революционер». Особенно выделялась среди них ежедневная газета «Солдат- гражданин», которую выпускал эсеро-меньшевистский Совет солдатских депутатов. Газета поднимала вопросы, волновавшие крестьян: о наделении их землей, о тяжелом положении народа и так далее.

Эсеровские газеты выходили в Киеве («Воля народа»), в Вологде («Вольный голос Севера»), в Казани («Голос труда»), в Екатеринбурге («В народ»). В Баку, Тифлисе, Владивостоке выходили газеты с одинаковым названием «Знамя труда». Под влиянием эсеров находились «Известия» некоторых Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Активную издательскую деятельность вели и другие социалистические партии: трудовики, энэсы, максималисты, анархисты.

Значительное место в журналистике 1917 года занимали «Известия рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Созданные как органы Советов различных уровней, они тесно смыкались с изданиями социалистических партий, тем более что редакции «Известий» в большинстве своем были укомплектованы сотрудниками различных политических убеждений. Так, «Известия» Петроградского, Архангельского, Минского и ряда других Советов находились в руках меньшевиков и эсеров, а в «Известиях» Совета рабочих и солдатских депутатов Бакинского района участвовали большевики и меньшевики.

С первых дней революции противоборство двух тенденций в социалистическом движении России выражали «Правда» и «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов». «Известия» резко полемизировали с «Правдой», которая, в свою очередь, обвиняла редакцию «Известий» в предательстве интересов революции. В августе 1917 года, после образования Центрального Исполнительного Комитета Советов рабочих и солдатских депутатов (ЦИК) «Известия» становятся органом ЦИК и переходят в руки большевиков.

Полемика в социалистической журналистике, развернувшаяся вокруг «Апрельских тезисов» Ленина и отношения к Временному правительству, достигла своей высшей точки в период июльских событий 1917 года, когда представители меньшевиков и эсеров, вошедшие в состав коалиционного Временного правительства, выступили против организации политической демонстрации 3-4 июля.

В дни корниловского мятежа противоречия между социалистическими партиями и их печатью проявились с новой силой. Действия Временного правительства, вставшего на путь установления жесткой власти, подавления демократических свобод, заметно поколебали доверие масс. Именно большевики подняли народ на борьбу с корниловщиной, выступили как защитники завоеваний революции - в то время как остальные партии заняли выжидательную позицию. В это время доверие к большевикам укрепилось в массах.

После июльских событий в социалистической журналистике проявились некоторые тенденции к объединению усилий против проявлений контрреволюции и наступления на демократию. В 1917 году в Москве выходил «Бюллетень социалистической печати», который совместно издавался редакциями газет «Известия Советов рабочих депутатов» (меньшевистский орган), «Солдат-гражданин» (эсеро-меньшевистская газета), «Труд» (эсеровский орган), «Вперед» (меньшевистское издание), «Социал-демократ» (большевистская газета). Главным назначением «Бюллетеня» было объединение усилий в борьбе с корниловским мятежом, освещение хода его ликвидации. В выступлениях «Бюллетеня» нашли отражение и противоречия внутри социалистического лагеря, высказывалось критическое мнение эсеров и меньшевиков о политике, проводимой большевиками по отношению к Временному правительству.

В 1917 году самый крупный тираж из буржуазных изданий был у «Русского слова» - свыше 1 миллиона экземпляров. «Биржевые ведомости» имели тираж 120 тысяч экземпляров. «Петербургский листов» - 80 тысяч, «Новое время» - 60 тысяч, «Русские ведомости» - 50 тысяч, «Речь» - 40 тысяч экземпляров.

Общий тираж большевистских изданий в июле 1917 года составлял всего 320 тысяч. Издания же меньшевиков и эсеров имели совсем незначительные тиражи - например, центральный орган меньшевиков «Рабочая газета» выходил в количестве 10-12 тысяч экземпляров.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>