Полная версия

Главная arrow Политология arrow ОСНОВЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. ОРГАНИЗАЦИИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Глобальное управление.

Успешное противостояние комплексу ВРОУ в сфере обеспечения международной безопасности зависит от уровня управляемости международными процессами, который значительно снизился в условиях глобализации и разрушения сложившегося после Второй мировой войны мирового порядка.

Прежние системы и механизмы международной безопасности оказались неэффективными, резко возросла региональная и отчасти глобальная нестабильность, что в свою очередь способствовало росту взаимовлияния национальной и международной безопасности.

Отсюда следует императив налаживания, прежде всего, экономического взаимодействия национальных и региональных хозяйственных систем, что создает перспективы для развития политического диалога и совместных инициатив по широкому спектру равноправного сотрудничества и взаимной адаптации в сфере противодействия вызовам и угрозам современности. Примером стабилизирующего влияния такой тенденции на обстановку может служить развитие ЕАЭС, БРИКС и ШОС.

Негативная тенденция в развитии глобализации характеризуется наличием агрессивного воздействия на партнеров со стороны более сильных стран, в интересах которых используется весь арсенал подконтрольных им международных органов, таких как МВФ, ВТО, Всемирный банк.

Положение дел в мировой политике и экономике таково, что лидером глобализации являются США, которые оказывают решающее влияние на формирование нового мирового порядка за счет использования в своих интересах механизмов глобального управления, в решающей степени определяющих состояние международной безопасности.

Глобальное управление — это «...не только официальные институты и организации, которыми создаются и поддерживаются правила и нормы, управляющие мировым порядком, но также и все те организации и группы влияния (от транснациональных корпораций и транснациональных социальных движений до множества неправительственных организаций), которые преследуют цели, достижение которых зависит от транснациональных центров влияния» [18].

Деятельность структур глобального управления на современном этапе глобализации проявляется в переходе доминирования в политике и экономике к наднациональным учреждениям, представленным рядом международных межправительственных организаций, действующих в сфере обеспечения международной безопасности — ООН и ее институты, Совет Европы, группы «G7» и «G20», ОБСЕ, ОДКБ, НАТО, некоторые организации на Латиноамериканском континенте, в арабском мире и Африке, а также ВТО, МВФ, Всемирный банк и ТНК.

В культурной сфере глобализация приводит к глобальному распространению однородных, преимущественно американских, стандартов массовой культуры и индивидуализированного образа жизни, приходящих на смену традиционной культуре. Таким образом, международные, межгосударственные и межправительственные организации стали одним из важных проявлений политической глобализации.

Исторически концепция «глобального управления» базируется на опыте создания ООН и других международных организаций, накопленном в XX в. опыте развития глубокого межгосударственного взаимодействия и сотрудничества политико-экономических элит внутри Запада, включая европейскую интеграцию и трансатлантическое сотрудничество.

Наиболее полно Концепция «глобального управления» сформулирована в докладе «Наше глобальное соседство», выпущенном Комиссией ООН по глобальному управлению [24]. В этом документе содержатся идеи, связанные с созданием на основе ООН качественно новой наднациональной системы институтов управления с целью контроля со стороны «глобального гражданского общества» над согласованием государствами уровней своего потребления, направленности развития, осуществления других видов практической деятельности. К сожалению, пока не прослеживается наличие международного консенсуса по реализации разработанных экспертами ООН предложений по развитию глобального управления в интересах всего человечества. Выработка такого консенсуса должна стать одной из важных целей реформы ООН.

Глобальное управление и международная безопасность. Влияние глобального управления на международную безопасность носит неоднозначный характер.

Не будучи подконтрольными на международном уровне и созданные под эгидой Запада институты глобального управления доминируют на мировой сцене и не учитывают интересов и мнений большинства других стран, что постепенно формирует мощный взрывоопасный потенциал противодействия, подрывает стабильность и международную безопасность. Следует выделить три основных направления глобального управления, охватывающие в том числе и сферу международной безопасности: информационное, нацеленное на обеспечение устойчивого развития и формирование глобального «гражданского общества»; политическое, ответственное за институционализацию глобальной системы принятия политических решений; финансово-экономическое, воздействующее на внутреннюю и внешнюю политику государств с помощью контроля и влияния на их валютные, хозяйственные и торговые системы [25].

В этом контексте важной составляющей глобального управления является адаптивное управление как способ, обеспечивающий устойчивое развитие системы международной безопасности в условиях конкурентной и неопределенной внешней среды.

Наряду с адаптивным управлением в модели должен отражаться ряд других особенностей глобального управления, среди которых несколько важных аспектов глобального управления политическими процессами:

  • — формирование в рамках определенного типа политической культуры — «либерализма в широком понимании», объединяющем основные идеологии современного Запада — от консерватизма до социал- демократии;
  • — институционализация информационной, политической и финансово-экономической сфер;
  • — контроль и регулирование (управление), а по возможности и планирование разнообразных конфликтов, вплоть до межцивилизационных;
  • — создание опоясывающей системы горизонтальных связей, образующих «сетевое общество», а реализация каждого из конкурирующих в нем «сетевых» проектов формирует собственную иерархию управляющих узлов и центров.

Особую значимость при формировании алгоритмов взаимодействия между отдельными организациями обеспечения международной безопасности и их взаимной адаптации имеет отражение двух последних особенностей, связанных с возможностями глобального управления по контролю и планированию конфликтов современности и созданию сетевых сообществ. Таким образом, при отражении сетевых сообществ модель должна также учитывать возможности интеграции, объединения в сеть различных организаций обеспечения международной безопасности и отдельных государств, как субъектов национальной безопасности.

Международные, межгосударственные и неправительственные организации стали важным фактором, заложившим основы глобализации. В послевоенное время это ООН, НАТО, ОБСЕ, МВФ, Всемирная торговая организация, Всемирный банк, ЕС, ЕАЭС, ОДКБ, ШОС, СНГ, а также ныне прекратившие существование Совет экономической взаимопомощи (СЭВ) и Варшавский договор. Созданы и активно действуют в сфере международной безопасности Организация американских государств, Африканский союз, Лига арабских государств. В Латинской Америке — сформированы или находятся в процессе становления ряд военно-политических и других региональных организаций обеспечения безопасности, таких как Группа Рио, Сообщество государств Латинской Америки и Карибского бассейна (СГЛАК), Союз южноамериканских наций (УНАСУР), Боливарианская инициатива для Америк (АЛБА), МЕРКОСУР. В Азиатско-Тихоокеанском регионе организован Азиатско-Тихоокеанский экономический совет (АПЭК). Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Серьезное влияние на мировую политику по экономическим и внешнеполитическим вопросам оказывают «большая семерка» и «двадцатка» при возрастающих возможностях последней.

Совокупность этих и некоторых других международных организаций и объединений играют существенную роль в решении проблем обеспечения международной безопасности. Отсюда следует, что модель должна интегрировать иерархическую систему управления, которая строится на базе главенства ООН и «горизонтальную» сеть в составе взаимодействующих международных организаций, объединений и отдельных государств. Такая единая для всех составляющих мир компонентов глобальная модель должна быть способной управлять растущим уровнем взаимозависимости.

Влияние на международную безопасность со стороны отдельных компонентов, включающих некоторые из существующих сообществ, носит конструктивный или деструктивный характер.

Удачным примером конструктивного взаимодействия международных и региональных организаций (ООН, ОДКБ, ОБСЕ и ЕС) может послужить проведенная ими в 2010 г. совместная работа по стабилизации обстановки, недопущению продолжения кровопролития и скатывания к гражданской войне в Киргизии, когда эта страна оказалась охваченной тяжелым социально-политическим кризисом.

В то же время горизонтальные сети деструктивного характера при игнорировании ООН создавались, например, во время событий на Балканах для сокрушения Югославии и Сербии, где под эгидой США были объединены возможности НАТО, которую по ряду вопросов поддерживали ОБСЕ, ЕС и ряд отдельных государств. Ярким примером деструктивного воздействия являются действия коалиции во главе с США в Сирии. Роль ООН, которая вяло и с большим опозданием реагирует на развитие военно-политической ситуации, была и остается невысокой.

Примеры действий подобных деструктивных сообществ показывает еще одну составляющую влияния глобального управления на взаимодействие цивилизаций как культурно-исторических типов. Эта составляющая связана с функцией «англосаксонского глобального центра» западной цивилизации в составе модели глобального управления. По предложенной классификации детерминант, именно эта составляющая (как детерминант второго типа) в существенной мере обусловливает протекание политических, военно-политических, социально-экономических и цивилизационных глобализационных процессов в сфере обеспечения международной безопасности, что должно найти отражение в модели.

Существуют альтернативные западным концепции глобального управления, основанные на создании новых институтов, способных выполнять глобально-управленческие функции не в сфере распределения ресурсов, а направленные на развитие человеческого потенциала. Подлинными глобалистами были те наследники гуманистической классики, которые говорили о единой исторической перспективе всего человечества, сообща поднимающегося по ступеням прогресса. Речь идет о проекте просвещения или единого постиндустриального общества [19]. В то же время этот проект отрицается многими современными глобалистами, говорящими о нехватке для всех ресурсов планеты и связанной с этим опасной перспективой восприятия большинством растущего населения мира стандартов жизни высокоразвитого меньшинства.

На развитие глобализации и ключевых проблем современного мира, включая проблему обеспечения международной безопасности, определяющее влияние оказывает комплекс противоречий внутри каждой из основных сфер глобализационных процессов — экономической, политической и культурной.

В экономической сфере основное противоречие заключается в очевидном дисбалансе между стимулируемым ею беспрецедентным расширением возможностей роста производительных сил общества и ограниченной, локальной формой реализации этих возможностей в силу особенностей функционирования современной мировой экономической системы. Это противоречие проистекает из самой сути экономического аспекта глобализации, которая усиливает неравномерность социально-экономического развития различных стран мира, что способствует обострению конкуренции в международных отношениях. Одновременно активизируется борьба за доступ на мировые рынки, к финансовым и научно-технологическим ресурсам, за возможность участия в выработке «правил игры» в глобальной экономике, что приводит к ослаблению роли многосторонних институтов в управлении процессами глобализации.

В политической сфере центральным противоречием глобализации выступает конфликт между объективной потребностью в усилении коллективного регулирующего (а в перспективе — управляющего) воздействия человеческого общества на развитие глобализации и стремлением нынешних лидеров этого процесса (США, стран ЕС и Японии) сохранить за собой ключевые инструменты регулирования в своих руках. Именно это обстоятельство способствует расшатыванию международной безопасности, негативно влияет на стратегическую стабильность в масштабе мира, региона или отдельного государства и провоцирует неустойчивость развития.

В рассуждениях многих западных ученых, например Петера ван Хама (Нидерланды) и Ричарда Куглера (США), обращает на себя внимание категоричность заявлений о якобы неотъемлемом праве Запада выработать соответствующий лишь его интересам подход к использованию преимуществ, даваемых глобализацией [26, 27]. Оба политолога фактически отказываются от существовавшего ранее неоправданно оптимистического видения глобализации как источника всеобщего экономического роста и благосостояния и заявляют, что право пользоваться преимуществами глобализации получит лишь незначительная часть человечества, интересы остальной части населения Земли во внимание не принимаются. Четко декларируется ими стратегическая установка на подавление протестов, связанных с несогласием с подобной перспективой за счет установления глобального доминирования США и использования в этих целях совокупного военно-силового потенциала НАТО.

При этом признается, что, хотя Европа и может быть слабым союзником в военном отношении, в условиях глобализации она остается лучшим партнером Вашингтона в экономике и торговле. В связи с этим западные модели безопасности, основу которых составляют НАТО и ЕС, не рассматриваются как альтернативные, а взаимно дополняют друг друга.

Глобализация и стабильность. Невозможность надежного прогнозирования процессов развития глобализации, их противоречивость и турбулентный характер ставит под сомнение способность современных структур обеспечения международной безопасности создать условия для устойчивого развития мира, дать гарантии стабильности. В этом контексте представляется необходимым анализ стабильности, поддержание которой является важной задачей обеспечения международной безопасности в условиях глобализации.

В общем случае военно-политическая и стратегическая стабильность

трактуется как «состояние международной военно-политической и стратегической обстановки, при которой сохраняется устойчивое положение в мире без войн и военных конфликтов, относительное равенство политических и военных возможностей (потенциально опасных друг для друга), исключаются резкие перемены в расстановке и соотношении политических сил» [28].

Таким образом, стабильность служит ключевой предпосылкой обеспечения международной безопасности, развития широкого международного экономического сотрудничества как основы глобализации и базируется на поддержании партнерских отношений между ядер- ными державами, недопущении возрождения гонки стратегических вооружений, поддержке научно-технического прогресса. К числу основных стабилизирующих факторов относятся укрепление доверия между государствами, снижение уровня военного противостояния между ними, сокращение вооруженных сил и вооружений, ужесточение взаимного контроля за деятельностью вооруженных сил.

Вместе с тем XXI век только начался, а ему уже присущи важные черты стратегической нестабильности. Основными дестабилизирующими факторами являются: гонка вооружений, наращивание существенного дисбаланса в уровнях развития вооруженных сил сторон, массовое производство наступательных видов вооружений, распространение ядерного оружия и средств его доставки, расширение существующих военных союзов и блоков, направленных против других государств, распространение технологий внезапного первого удара, организация гибридных войн и цветных революций, расширение масштабов международного терроризма при явной неспособности международного сообщества объединить усилия в борьбе с этой угрозой. Перечисленные факторы связаны с завышенными притязаниями США на глобальное доминирование, а также с отсутствием на сегодняшний день силы, способной уравновесить эти непомерные амбиции.

Однако приведенное выше определение позволяет говорить о противоречивости влияния стратегической стабильности на международную безопасность. Так, ускорение научно-технического развития объективно создает предпосылки для создания все более мощных систем оружия, имеющих дестабилизирующий характер и способных инициировать возобновление гонки самых разрушительных видов вооружений в различных регионах мира и в глобальном масштабе.

По мнению академика РАН А. А. Кокошина, главным аспектом стабильности является «наличие некоего потенциального барьера, преодоление которого в результате внешних возмущений означало бы переход военно-стратегической “суперсистемы” в новое качественное состояние — от взаимодействий, характерных для мирного времени, к взаимодействию, определяемому принципиально отличной военной логикой — логикой, ведущей к ядерной, стратегической войне» [29].

Отсюда следует, что применительно к политическим реалиям современности таким внешним возмущением в современных условиях является курс США на закрепление глобального доминирования, действия американской администрации по развертыванию системы стратегической ПРО, планы дальнейшего расширения НАТО и наращивания военного присутствия блока у границ России.

В качестве еще одной серьезной угрозы стабильности следует рассматривать деятельность международных (трансграничных) экстремистских организаций, использующих террористические методы и стремящихся получить доступ к ядерным боезарядам для террористических актов.

Очевидно, что качественно новые стратегические угрозы в эпоху глобализации требуют новых подходов к координации международных усилий по поддержанию стабильности и безопасности.

Важная особенность глобализации как источника нестабильности и турбулентности в сфере обеспечения международной безопасности связана с увеличением численности и ростом масштабов конфликтных ситуаций с одновременным усложнением задач их урегулирования. Региональные конфликты в настоящее время развиваются преимущественно не на межгосударственном, а на внутригосударственном уровне, что существенно затрудняет урегулирование конфликтных ситуаций. «В таких условиях глобально-демократический подход, выражающийся в защите прав человека и прав национально-этнических меньшинств, сталкивается с задачей сохранения территориальной целостности государств» [30]. Это объективно способствует возрастанию роли ООН как глобального регулятора, способного вырабатывать сбалансированные решения, учитывающие взаимные интересы.

И, наконец, в культурной сфере основным противоречием глобализации выступает столкновение двух тенденций — усиления влияния на мировое культурное развитие ценностных и эстетических установок западного (в основном американского) общества и сохранения национальных культур и традиций. Важным фактором является стремление лидеров глобализации закрепить за собой ведущее место в общемировом информационном пространстве. Однако такие попытки наталкиваются на растущее противодействие других крупных государств (России, Китая, Индии, Ирана и некоторых других), стремящихся сохранить средства самостоятельного воздействия на национальные и региональные информационные потоки в интересах сохранения национальных ценностей и укрепления собственных политических позиций.

С точки зрения внутренних факторов развитие глобализации все больше сказывается на эволюции гражданского общества, предопределяя его уязвимость по отношению к старым и новым социальным проблемам, вызовам и угрозам. В сфере образования, науки и культуры глобализация, с одной стороны, открывает новые возможности для диалога и взаимного обогащения различных культур и цивилизаций. С другой стороны, серьезным дестабилизирующим фактором являются действия американской администрации, которая в условиях глобализации возвела культурно-идеологическую пропаганду за рубежом в ранг широкоформатной и результативной государственной политики, нацеленной на манипуляции общественным сознанием, на «мягкое» проникновение и подрыв независимости, национального и культурного своеобразия многих государств.

В мире усиливаются опасения по поводу того, «...что культурный аспект глобализации заключается в попытке навязывания Америкой всей планете единого культурно-ценностного стереотипа, формирования “универсального” стандарта культуры по образу и подобию США, нивелирующего историко-культурное разнообразие мира» [31]. Противодействие агрессивной культурной экспансии США нередко выходит за пределы мирных дискуссий и приводит к росту националистических настроений, вспышкам религиозного противостояния и проявлениям экстремизма.

Представляет интерес утверждение некоторых специалистов о возможном формировании в условиях глобализации двух сценариев развития мирового культурного пространства. Первый сценарий предполагает формирование эгалитарного, т.е. менее социально дифференцированного, западного мира, в котором все индивиды разделяют единые, преимущественно американские, культурные ценности. Второй сценарий базируется на предположении о дальнейшем росте внутреннего неравенства в развитых странах. Развитие такого тренда подтверждается существующими тенденциями в культурной сфере и приводит к подъему этнической идентичности, обострению межкуль- турно-цивилизационных отношений и, соответственно, создает предпосылки для нарушения стабильности и безопасности на национальном и региональном уровнях. Учет подобного прогноза, безусловно, важен при оценке геополитических перспектив эпохи глобализации, при разработке вопросов обеспечения национальной и международной безопасности, при построении моделей управления в сфере культуры [32].

Прогнозирование влияния глобализации и информационно-технологической революции на сферу международной безопасности строится с учетом противоречивости обеих процессов и формирования неопределенностей.

С одной стороны, глобализация и информационно-технологическая революция формируют уникальные, невиданные ранее возможности для развития различных стран, устраняют многие информационные и коммуникационные барьеры, способствуют международным контактам и обменам. В сфере обеспечения международной безопасности характерно превращение государств и регионов в единое политическое и экономическое пространство, что обусловливает их теснейшую взаимозависимость.

С другой стороны, с развитием глобализации связано обострение противоречий в ключевых сферах международного взаимодействия, появление новых ВРОУ безопасности, противоречивое развитие механизмов глобального управления. Существенной трансформации подверглись конфликты современности, для которых важным фактором является изменение баланса между военными и невоенными методами решения межгосударственных противоречий.

Прогнозирование влияния глобализации на состояние международной безопасности в существенной мере затрудняется отсутствием научно обоснованных результатов, отражающих исторические корни глобализации, соотношение между объективными тенденциями и преднамеренными воздействиями, определяющими ее развитие. Разные подходы к глобализации приводят не только к появлению разных определений этого феномена, но и создают основу для различных толкований ее влияния на обеспечение международной безопасности.

Для согласования существующих точек зрения на глобализацию, нередко носящих конкурентный характер, следует использовать возможности адаптации, которая позволит сохранить стабильный уровень протекания политических процессов и придаст системе международной безопасности устойчивость в турбулентной среде. С этой целью требуется использование при моделировании новых стратегий, основанных на представлении системы международной безопасности как нелинейного объекта, функционирующего в условиях высокой неопределенности.

Системообразующим фактором такого анализа служат детерминанты, которые в решающей мере обусловливают то или иное явление и оказывают определяющее влияние на политические, экономические, идеологические и другие процессы и отношения в рамках политической ситуации.

Матрица детерминантов позволяет на системной основе осуществлять анализ и прогнозирование влияния глобализации на международную безопасность и учитывать результаты при планировании вопросов адаптации задач, функций и структуры организаций обеспечения международной безопасности.

Важным требованием к каждой организации обеспечения международной безопасности является ее способность к адаптации к политическим ситуациям современности. Одновременно должен быть обеспечен интегративный характер организации, что позволит отразить в модели адекватное реальному объекту представление о сложном, постоянно изменяющемся феномене «международная безопасность», о путях ее обеспечения, в том числе обеспечить согласование с системами обеспечения национальной безопасности. Международная организация должна отражать сетевой характер создаваемых сообществ и, в свою очередь, учитывать возможности объединения в сеть нескольких организаций обеспечения международной безопасности и отдельных государств, как субъектов национальной безопасности. Таким образом, модель должна интегрировать иерархическую систему управления, которая строится на базе главенства ООН, и «горизонтальную» сеть в составе взаимодействующих международных организаций и отдельных государств.

В практической работе последствия воздействия процессов глобализации и информационно-технологической революции, динамично меняющегося комплекса ВРОУ, последствий трансформации конфликтов современности на международные отношения должны учитываться в рамках комплексного подхода, на основе системного взгляда на природу и движущие силы этих явлений.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>