Полная версия

Главная arrow Политология arrow ОСНОВЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. ОРГАНИЗАЦИИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Цветная революция.

В отличие от гибридной войны, главной и единственной целью цветной революции является организация государственного переворота с последующим переводом страны под внешнее управление.

Цветные революции — это технологии государственных переворотов в условиях искусственно созданной нестабильности, в которых давление на власть осуществляется в форме политического шантажа, а инструментом шантажа выступает протестное движение (как правило, молодежное), используемое для разрушения власти.

При этом экономика, финансовая система страны и ее вооруженные силы в ходе манипулируемого уличного мятежа и захвата и сокрушения органов государственной власти страдают в минимальной мере.

Стратегия сокрушения в цветной революции представляет собой способ действий, в основе которого лежат не силовые технологии организации государственных переворотов за счет провоцирования акций массового гражданского неповиновения с целью свержения правительства и перевода страны под внешнее управление.

Особенности этапов реализации этой стратегии, ее относительно сжатые временные рамки позволяют отнести ее к категории стратегий сокрушения, которая реализуется в относительно короткие сроки в ходе нескольких последовательных шагов.

Стратегия цветной революции включает несколько основных этапов:

  • — формирование организованного протестного движения;
  • — создание инцидента — события, способного вызвать мощный общественный резонанс и вывести людей на улицу;
  • — осуществление конфликтной мобилизации;
  • — формирование политической толпы;
  • — выдвижение ультимативных требований к властям [39].

Таким образом, стратегия цветной революции основана на относительно высокой динамике действий страны-агрессора и предусматривает несколько этапов.

На первом — подготовительном — этапе цветной революции осуществляется кропотливая работа по сбору информации и подготовке акций массового неповиновения, поиску источников финансирования, формулированию лозунгов, установлению контроля над СМИ, подготовке боевиков-лидеров, выбору объектов для возможного захвата, организации системы оповещения для сбора митингующих и т.д.

На всех этапах важное место отводится публичной дипломатии как части «мягкой силы» государства-агрессора, операции которого направляются на подрыв культурно-мировоззренческой сферы страны- жертвы, внушение ложных ценностей правящим элитам, населению, демонизацию отдельных политических лидеров.

Последующие этапы стратегии реализуются в течение относительно короткого промежутка времени (несколько недель) и предусматривают нанесение мощного таранного удара по власти с целью ее свержения и перевода страны под внешнее управление. Подобные стратегии цветных революций показали свою эффективность при использовании против относительно слаборазвитых стран с неустойчивой системой государственного управления, социально-экономическими, этническими, религиозными противоречиями. Важная роль в подготовке массовых протестных выступлений населения принадлежит действующим на территории государства зарубежным фондам, псевдорелигиозным организациям, манипулируемым СМИ. На сокрушение правящего режима активно работают дипломатические ведомства и разведывательные органы страны-агрессора. В конце XX — начале XXI столетия произошло более 30 цветных революций, в том числе на Украине, в Грузии, Ливии, Киргизии и ряде других государств. Ничего хорошего они не принесли народам тех стран, которые подверглись чудовищным экспериментам заокеанских стратегов.

В целом сочетание традиционных и гибридных видов современных конфликтов уже сейчас является детерминантом, определяющим фактором для всех вооруженных конфликтов. Если применение гибридных методов в конфликтах нового вида позволяет достигать поставленной цели без открытого военно-силового вмешательства (например, в цветной революции), то традиционные конфликты в обязательном порядке включают гибридные технологии.

Гибридные угрозы. С современными конфликтами связан новый вид угроз — гибридные угрозы, представляющие собой многоуровневое и динамическое сочетание обычных и иррегулярных сил, террористических и криминальных элементов, националистических и псев- дорелигиозных организаций, которые используются согласованно для достижения подрывных целей. Важным источником гибридных угроз являются правительственные и неправительственные организации, осуществляющие подрывные действия в административно-политической, финансово-экономической и культурно-мировоззренческой сферах, в киберпространстве и в космосе.

В документах организаций обеспечения международной безопасности, в стратегиях национальной безопасности отдельных государств должны в императивном порядке предусматриваться вопросы противодействия гибридным угрозам как катализаторам конфликтов различной интенсивности и масштабов, вплоть до глобального.

Комплексу гибридных угроз присущи следующие характеристики:

  • — источники угроз — государства, международный терроризм, националистические и псевдорелигиозные организации, структуры транснациональной организованной преступности, олигархические кланы. Характерно, что США и НАТО демонстрируют субъективный пропагандистский подход к понятиям «гибридная война» и «гибридные угрозы», называют Россию автором этих концептов и пытаются возложить на нее ответственность за их практическое применение. При этом собственные «гибридные» методы борьбы, широко использовавшиеся в конфликтах на Балканах, в Ираке, Ливии, Сирии, а сегодня призванные нанести ущерб России, Китаю, Ирану и многим другим государствам, Вашингтон за таковые считать не желает;
  • — по происхождению источники угроз государству — мишени гибридной агрессии (коалиции государств) могут быть как внутренними, так и внешними.

Внутренние угрозы порождаются неспособностью государства эффективно решать насущные вопросы и задачи общества, обеспечивать безопасность, а также материальное и духовное развитие каждого гражданина.

Во многих государствах в современных условиях угрожающую актуальность этому виду угроз придают коррупция, неразвитость системы сдержек и противовесов между тремя ветвями власти, которая должна обеспечивать защиту интересов государства и его граждан, несовершенство и несправедливость социально-экономических отношений, наличие острых противоречий на национальной и религиозной основе при неспособности и нежелании властей разрешить их, отсутствие объединяющей национально-государственной идеи, слабость вооруженных сил и правоохранительных органов, недостаточный контроль за границами, пренебрежение вопросами экологии, здравоохранения, образования и науки.

Важным внутренним фактором, способствующим уязвимости государства, является неразвитость потенциала мягкой силы, обусловливающего притягательность государства для собственного населения и народов других государств. Слабая притягательность страны превращает ее в объект культурно-мировоззренческой экспансии враждебных сил.

Внешними источниками гибридных угроз служат государственные и негосударственные структуры страны-агрессора, использующие свои возможности для подрыва экономики страны-мишени, оказания военного давления, проведения подрывных информационно-психологических операций.

Важными характеристиками гибридных угроз являются:

  • — высокая степень избирательности и острая направленность угроз против уязвимых мест объекта воздействия;
  • — смешанный характер гибридных угроз, который придает им уникальную способность не только служить катализатором гибридной войны, но и в некоторых случаях использоваться для инициирования цветной революции, условия для которой «созревают» на почве, подготовленной гибридной войной. Наряду с этим следует отметить, что в общем случае цветная революция представляет собой отдельный феномен, который развивается на основе собственных условий.

Комплексный характер гибридных угроз усложняет задачу вскрытия их источника, который, как правило, является анонимным. Создаваемая таким путем неопределенность позволяет существенно замедлить целенаправленную ответную реакцию со стороны страны, подвергшейся нападению, или международного сообщества.

Суммируя вышесказанное, следует отметить, что гибридные угрозы являются признаком непосредственной опасности нанесения ущерба государству или коалиции государств. При этом прогнозирование угроз не позволяет точно определить их содержание или тяжесть наносимого ущерба. Соответственно, для международных организаций и отдельных государств планирование действий и необходимых ресурсов для парирования гибридных угроз связано с рядом неопределенностей.

Создание подобных неопределенностей является важным свойством гибридных угроз, которые основываются на способностях противников — государств и негосударственных субъектов — использовать сочетание различных стратегий, технологий и возможностей для получения асимметричных преимуществ.

Перечень гибридных угроз международной безопасности включает несколько групп угроз, успешное противостояние которым требует планомерной работы по стратегическому прогнозированию развития обстановки и упреждающему планированию. Сегодня следует выделить ряд тенденций в развитии международной и внутренней обстановки, способствующих появлению новых угроз или повышающих степень опасности существующих угроз. К ним можно отнести:

  • — негативное влияние на стабильность и предсказуемость международной обстановки рецидивов односторонних силовых подходов в международных отношениях. Укреплению тенденции способствует снижение авторитета и реальных возможностей международных организаций влиять на развитие обстановки в мире;
  • — обострение противоречий между США и другими важными участниками мировой политики, в том числе между США, Россией и Китаем, США и Ираном, а также Россией и НАТО. Сохраняется дестабилизирующее влияние на международную безопасность конфликтов в Ираке, Сирии и Афганистане, на Ближнем и Среднем Востоке, в ряде стран Южной Азии и Африки, на Корейском полуострове;
  • — использование экономических санкций США и ЕС против России, Ирана и некоторых других государств, провоцирование финансово-экономических кризисов, что по совокупному ущербу сопоставимо с масштабным применением военной силы;
  • — возрастающая угроза распространения оружия массового уничтожения и его попадания в руки террористов. Сложность выработки международного консенсуса по борьбе с терроризмом;
  • — усиление глобального информационного противоборства, совершенствование форм противоправной деятельности в кибернетической области и сфере высоких технологий;
  • — применение стратегий, направленных на поддержку развития националистических настроений, ксенофобии, сепаратизма и насильственного экстремизма, в том числе под лозунгами религиозного радикализма;
  • — угрозы, связанные с неконтролируемой и незаконной миграцией, наркоторговлей и торговлей людьми;
  • — обострение борьбы за ресурсы, в том числе на Ближнем Востоке, на шельфе Баренцева моря и в других районах Арктики, в бассейне Каспийского моря и в Центральной Азии.

Мощным катализатором нестабильности и неопределенности в сфере международной безопасности являются действия США и НАТО по размещению в Европе элементов глобальной системы противоракетной обороны, наращивание военной активности альянса у российских границ.

Краткий и далеко не полный перечень гибридных угроз международной безопасности и национальной безопасности России позволяет выдвинуть гибридную войну и цветную революцию в ряд наиболее актуальных угроз международной стабильности, мощным инструментом подрыва доверия между государствами. Гибридная война и цветная революция формируют новый вид межгосударственного противостояния.

Более того, использование комплекса гибридных угроз в качестве инструмента внешнего давления с целью создать нестабильность внутри государства-мишени или коалиции государств перестает быть лишь внутренней угрозой и представляет большую опасность для всей системы глобальной безопасности.

Для России необходимость долгосрочного военного и политического планирования в сфере обеспечения международной и национальной безопасности актуализировалась из-за обострения отношений с Западом. Деятельность по планированию важнейших сфер жизни государства должна опираться не только на стратегический прогноз развития того или иного сценария международной обстановки, но и на прогноз разрабатываемых и производящихся средств насилия — вооруженного и невооруженного.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>