Воспитание в новых социально-политических условиях (20—30-е годы XX в.)

Определяющее воздействие на динамику семейных процессов оказывают социально-экономические условия и способ производства материальных благ. Семья особо чувствительна к изменениям в общественной жизни, и политические сдвиги, произошедшие в России после революции 1917 г., сказались на укладе всех ее сословий. П. Сорокин

пз подчеркивал в 1916 г. эту особенность, а А. Г. Харчев через 80 лет — более жестко ее охарактеризовал. В стране была создана идеологическая установка на «огосударствление семьи», которая во многом определила проводимую социальную политику, передачу государству функций, которые ранее принадлежали семье.

По мнению современных социологов, политика государства в послереволюционный период в отношении семьи диктовалась идеологическими задачами и была направлена на разрушение традиционной российской семьи, подчинение ее классовым целям и интересам государства. Советское государство «перехватило» функцию социализации детей, не доверяя родителям воспитание «строителей коммунизма» (А. И. Антонов, В. М. Медков, О. В. Дорохина и др.). Семья отрицалась, поскольку «не вписывалась» в представления большевиков об обобществлении всего народного хозяйства.

Методологически идеи были обоснованы в работах классиков марксизма-ленинизма, общественно-политических деятелей, проповедовавших эту идеологию. Распад семьи рассматривался ими как естественный и неизбежный результат исторического процесса, начавшийся с внедрения капитализма. Так, в «Манифесте коммунистической партии» К. Маркса, Ф. Энгельса сказано, что буржуазная семья исчезнет с исчезновением капитала. Эти мысли нашли свое отражение в работах педагогов 20-х гг. XX в. Они писали, что семья вступит на путь «врастания» в социалистическое общество, однако ее существование было допустимо в переходный период: «Пока еще существуют досоциалистические отношения, мало развиты общественные формы, до тех пор семья не может быть уничтожена вчистую»[1]. Выдвигались условия, необходимые для того, чтобы семья окончательно сошла с общественной арены. К ним относили уничтожение индивидуального производства и потребления, индивидуального воспитания ребенка.

Так, Ф. Энгельс в работе «Принципы коммунизма» писал, что всех детей, с того момента, как они могут обходиться без материнского ухода, следует воспитывать в государственных учреждениях и за государственный счет.

Одним из направлений политики государства в отношении семьи должна быть идея передачи ее функций государству, обобществления домашнего хозяйства. Наряду с идеей обобществления быта стояла задача общественного воспитания детей. В. И. Ленин ставил детские сады в один ряд с учреждениями общественного питания; он считал необходимым перестройку мелкого домашнего хозяйства в крупное социалистическое. В его работе «Великий почин» говорится, что общественные столовые, ясли, детские сады — первые ростки коммунизма, которые способствуют освобождению женщин. В работах И. Ф. Арманд, А. М. Коллонтай, Л. Д. Троцкого и других звучала идея необходимости разгрузить женщину от устаревших «допотопных» отношений. Так,

Л. Троцкий писал, что стирать надо в прачечной, кормить — в хорошем ресторане, обшивать в пошивочной мастерской. Воспитывать детей должны хорошие педагоги.

Таким образом, идея организации общественного воспитания детей стояла наряду с идеями обобществления быта, выполнения государством хозяйственных функций семьи.

Однако исторический опыт показал, что такие идеи были не всегда оправданны. По мнению современных социологов, интересы и потребности семьи не учитывались властью или жертвовались во имя «более значимых целей».

В результате войн и революций в стране ухудшилась демографическая ситуация. Исчезали обряды, народные семейные традиции, игры, раннее включение детей в совместную со взрослыми жизнь, посильный домашний труд. Вводились новые элементы быта. Л. Д. Троцкий положительно расценивал появление новой советской обрядности в противопоставление старой. Рабочее государство ввело свои праздники, смотры, парады, процессии, отвернувшись от церковных обрядов. Имена новорожденным стали давать не по святцам, праздновать вместо именин дни рождения. Детям давались новые имена, например Авангард, Борец, Днепрогэс, Длор (десять лет Октябрьской революции). Особое место занимали имена, созданные от имен основателей партии и государства: Виль, Владлен, Нинель (обратное прочтение слова «Ленин»),

В течение первого года советской власти были провозглашены свобода брака и развода, полное устранение вмешательства церкви в сферу регламентации брачно-семейных отношений. Отменялся институт частной собственности, наследства, усыновления. Уравнивались права брачных и внебрачных детей.

Кодекс о браке и семейном праве в РСФСР 1918 г. лишал всякого значения церковный брак и вводил так называемый гражданский брак. Браком считались как зарегистрированные отношения, так и фактическое состояние в брачных отношениях. Регистрация брака считалась буржуазным пережитком и была сохранена главным образом как средство борьбы против церковного брака. Церковный брак представлял собой лишь обряд венчания в церкви, однако без записи в ЗАГСе не давал никаких прав. «Брак, совершенный по религиозным обрядам и при содействии духовных лиц, не порождает никаких прав и обязанностей» (ст. 52). Значительно упрощалась процедура развода. Даже при несогласии одного из супругов можно было его получить. Считалось, что этим законодательство раскрепощает женщину.

В литературе приводятся данные о том, что не все население с восторгом воспринимало перемены в области быта. Люди стремились к сохранению традиционных условий жизни. По воспоминаниям современников, семьям, прожившим много лет в церковном браке и имеющим взрослых детей, приходилось заново оформлять свои отношения.

Новая государственная власть приступила к организации общественного воспитания детей в России. Задачи, поставленные перед обществом по воспитанию нового человека, семья не могла выполнить. Все общественные организации по воспитанию детей, в том числе родительские кружки и фребелевские общества, должны были прекратить свою деятельность. К участию в организации народного образования был призван пролетариат.

По поводу воспитания детей были разноречивые точки зрения, вплоть до создания детских домов, «педагогически целесообразно оборудованных, практически изолирующих ребенка от семьи», детских городков. Но государство не имело средств для их создания. Идея изоляции ребенка от семьи пользовалась популярностью в годы военного коммунизма. По мнению Н. И. Бухарина, право родителей на своего ребенка с социалистической точки зрения неправомерно. Отдельный человек принадлежит не самому себе, а обществу — человеческому роду, поэтому обществу принадлежит первейшее и основное право воспитания детей.

В то же время педагоги Н. К. Крупская, Д. В. Менджерицкая,

А. В. Суровцева, Е. И. Тихеева и другие считали, что в отрыве от семьи невозможно воспитать подрастающее поколение, которому необходимо постоянно удерживать контакт с родителями и окружающей жизнью. Вопрос ставился так: следует ли всецело заменять семейное воспитание общественным или стремиться к тому, чтобы реформированная семья не отказывалась от воспитательных функций, а выполняла их совместно с учреждениями общественного воспитания.

Задача формирования человека нового типа требовала контроля и вмешательства государства в семейное «консервативное» воспитание. М. В. Плохова отмечала, что в 20-е гг. XX в. в педагогике сложились две стратегии по отношению к проблеме социализации ребенка в семье. Известные педагоги (С. Т. Шацкий, П. П. Блонский и др.) считали необходимым опереться на положительные традиции семьи, чтобы воспитать энергичного, делового человека, адаптированного к социальным и экономическим условиям новой жизни. По их мнению, необходимо использовать в воспитательных целях теплоту и сердечность семейных взаимоотношений, трудолюбие детей, умение преодолевать трудности, обогатив детей новыми социалистическими ценностями. Они считали, что процесс социализации детей будет более эффективным в том случае, если советская школа и семья взаимодополнят друг друга, чтобы помочь развитию ребенка, сформировать у него гуманистические ценности.

Так, С. Т. Шацкий писал, что необходимо учитывать среду, окружающую ребенка. Например, крестьянская семья прекрасно учила детей работать: 10-летний мальчик мог делать самостоятельно 15 дел. Задача школы, по его мнению, состояла в том, чтобы внести новые элементы в эту деятельность ребенка, обогатив ее за счет внедрения новых технологий, средств научной организации труда, поскольку школа — носитель нового знания, советской культуры, пропагандист ее в семье. Она стремится вооружить ученика самым ценным из накопленного человечеством.

Сотрудники Первой опытной станции по народному образованию при Наркомпросе под руководством С. Т. Шацкого были призваны внедрять новые технологии в крестьянские семьи. Правильность его теории экспериментально подтвердили педагоги как в городах, так и в сельских условиях.

Разрабатывалась и противоположная теория, в соответствии с которой необходимо было «вырвать» ребенка из семьи и воспитывать его в специально созданных учреждениях — школах-коммунах, детских колониях, т. е. в условиях, максимально приближенных к идеалам коммунистического будущего. Сторонником этой теории являлся известный революционер Н. И. Бухарин. Он считал семью самой консервативной твердыней. Во время Гражданской войны в Наркомпросе эта теория дискутировалась в практическом плане.

Однако надежды большевиков на то, что общественное воспитание детей придет на смену семейному, а обобществление быта будет способствовать социалистическому преобразованию семьи не оправдались.

Педагоги того времени в своих работах рассматривали преимущества семейного воспитания: биологическая связь между родителями и детьми, которая облегчает передачу опыта одним поколением другому, усвоение навыков, усиливает подражание. Семья как трудовая организация может наилучшим образом воспитать трудового человека, действуя силой примера и всей окружающей ребенка атмосферой, понятной для него, а потому и легко воспринимаемой. Благодаря ограниченному числу детей семья может дать подлинно индивидуальное воспитание, внимательное и бережное отношение к индивидуальным особенностям ребенка (Н. А. Альмединген-Тумим).

Педагоги выдвигали требования к семье: она должна по, давать ребенку положительный опыт взаимоотношений. О необходимости перевоспитания родителей писал Л. Ф. Самохин (советский педагог начала XX в.). При этом родители должны зорко следить за тем, чтобы их дети не попали под влияние чуждой мещанской среды, по-новому воспитывать своих детей, относиться с большей требовательностью к себе. Говоря и об эмоциональном характере отношений взрослых с детьми, автор подчеркивал, что успех воспитания возможен только при условии самих близких, дружественных отношений с детьми, когда они открыто делятся с отцом или матерью своими радостями или горестями. В то же время поощрялись доносы детей на своих отцов, их уход из семьи «по идеологическим» соображениям.

В 20-е гг. XX в. педагоги отмечали недостатки семейного воспитания: ограниченность кругозора ребенка и узость чувствования, так называемый «семейный эгоизм». Семейное воспитание непрочно, ибо семья легко распадается, не восприимчиво к завоеваниям педагогики, оно бессистемно, им руководят традиции, поэтому это «отсталое воспитание». Воспитание в семье создает социальное неравенство детей: одни воспитываются «в шелку и бархате», другие терпят горькую нужду, эксплуатируются родителями, выполняют непосильный труд. Социально- экономические условия создали новые недостатки семейного воспитания, лишив его всех прежних достоинств.

Подчеркивалась ограниченность кругозора родителей, бессистемность их воздействий на детей. Известный в то время педагог Н. А. Аль- мединген-Тумим писала, что семья представляет картину разрушения — алкоголизм, нищета, постоянные переселения с места на место — вот удел пролетарской семьи.

В работах 20—30-х гг. говорилось о необходимости своевременного воспитания и обучения детей с первых лет жизни, об учете знания особенностей ребенка (принцип природосообразного воспитания), о типичных ошибках взрослых, методах воспитания в семье (И. Б. Изра- элит, Е. И. Радина и др.). Ставился вопрос о незнании родителями основ педагогики, о недопустимости применения ими физических наказаний. Педагоги писали, что телесные наказания дают забитое, безвольное поколение, неспособное к борьбе, вредно отражаются на здоровье. Привычка к побоям приучает наносить их другим. Стояние ребенка в углу, запирание в темной комнате или же оставление без еды способствуют возникновению нервных заболеваний. Ребенок привыкает к «колотушкам» или у него появляется чувство страха. Как отмечает Е. И. Радина, дети, вырастая, часто покидают семью, становятся чужими. Она пишет, что не колотушкой спасет отец своего ребенка от хулиганства, а хорошим примером, воспитанием.

Ошибочным в то время считалось и религиозное воспитание в семье. Л. Ф. Самохин писал, что есть еще много семейств, особенно в деревне, где бабушки и дедушки, а иногда и папаши с мамашами пытаются «наставлять» детей путем всяких религиозных сказок, насильно посылают их в церковь, заставляют выполнять религиозные обряды.

В первые послереволюционные годы в литературе выдвигались следующие цели и задачи воспитания детей дошкольного возраста: воспитывать в детях следует готовность к борьбе против всего старого, отжившего, настойчивость характера, классовую ненависть к угнетателям, солидарность со всеми трудящимися. Поскольку «дети — наша смена», важнейшая цель — воспитание человека, ненавидящего капиталистический строй, способного бороться с ним за осуществление идей коммунизма во всем мире, продолжить дело отцов, начатое в Октябре.

Цели воспитания нашли конкретизацию в следующих задачах.

Физическое воспитание. Учитывая высокую детскую смертность, заболеваемость, большое внимание уделялось физическому здоровью. Актуальность этой задачи заключалась в том, чтобы новое поколение было здоровым, крепким, выносливым, бодрым и жизнерадостным (Е. А. Аркин, М. Арони, Е. И. Радина и др.). Уделялось особое внимание гигиеническому аспекту, например давались рекомендации по правильному питанию детей, чистоте тела и одежды ребенка, необходимости нормального сна. Вопросы гигиенического воспитания, культурногигиенических навыков относились и к нравственному воспитанию.

Трудовое воспитание. Этой стороне воспитания придавалось особое значение. Говорилось о том, что «самое вредное для ребенка — это безделье». Рекомендовалось мастерить, копать землю, делать грядки, сеять. Отмечалось посильное участие ребенка в труде взрослых. Задача взрослого — не помогать ребенку, не учить, не давать указаний, а подготовить нужный для совместного труда материал.

Политехническое воспитание. Оно решает задачу воспитания человека, который будет в состоянии самостоятельно организовывать свой и чужой труд, иметь достаточные знания понимать устройство разных машин. Следует знакомить родителей с основами политехнического воспитания детей.

Нравственное воспитание. Конкретизировалось его содержание: необходимо с детства приучать ребенка к дисциплине, ответственности, доведению дела до конца. Существенную роль играет воспитание воли. В ряде работ говорилось о необходимости приучения ребенка к чистоте и порядку, воспитанию аккуратности, о значении соблюдения режима дня. Важно развивать у него способность оценивать целесообразность своих поступков с точки зрения интересов пролетарского государства. Одной из задач было воспитание детей интернационалистами, относящимися к детям разных национальностей как к равным, чтобы они уважали их язык, вместе играли и трудились, ясно осознавали, что всякий, кто поддерживает национальную рознь, — «враг рабочего класса».

Одинаковое воспитание мальчиков и девочек объяснялось тем, что советская власть уравняла женщин в правах с мужчинами и стремится к их равному участию в социалистическом строительстве. Поэтому следует не делать разницы ни в игре, ни в труде, ни в повседневной жизни детей разных полов.

Семье в решении этих задач отводилась своя роль. Родители оказывали помощь детскому саду в воспитании, им давались рекомендации по воспитанию детей. Так, им предлагалось «свести» ребенка на производство, на мельницу, на железную дорогу, в кузницу, чтобы он увидел, как работают рабочие: разделение труда, конвейерную и бригадную систему. Показать ребенку общественную столовую и фабрику-кухню, общественную прачечную, обратить внимание на отличие ручного труда от машинного. Дома следовало говорить с детьми об ударниках, участии в соцсоревнованиях.

Участие ребенка в социальной жизни. Дошкольники могли делать игрушки, пособия для детской комнаты, помочь в агитации по перевыборам в Советы. Дети из детских садов объединяли неорганизованных сверстников на бульварах, во дворах для проведения игр, которым научились в детском саду, разучивания песен. По поручению детского сада в выходные дни они собирали безнадзорных детей, передавали сделанные в детском саду для них вещи. Дети получали задания от штаба

«дошкольного похода» и таким образом помогали государству бороться с безнадзорностью детей. Дети осознавали, что являются частичкой общего дела и помогают общему строительству.

Политическое воспитание. Самый ценный воспитательный момент общественно-политического воспитания детей — осознание своей роли в общественной жизни. Так, во время перевыборов в Советы дети писали памятки родителям об участии в них, лозунги, давали свои наказы депутатам. Во время посевной кампании дети посылали пособия, игрушки и книги открывающимся детским площадкам. Они агитировали за помощь колхозам, за открытие там детских садов. Посильно участвуя в общественной жизни, дети получали правильное классовое воспитание, необходимые знания и навыки. Об этом должна заботиться и каждая семья.

Антирелигиозное воспитание. Как писали в научно-популярной литературе тех лет, «чтобы подготовить действительных борцов за социализм, мы должны воспитывать своих детей свободными от всякого религиозного дурмана, трезво глядящими на мир. Забивая голову ребенка суевериями и религиозным вздором, родители наносят большой вред его нормальному развитию»[2].

Современный исследователь С. В. Жундрикова отмечает, что целью антирелигиозного воспитания советского дошкольника было воспитание «активного безбожника, борца с религией». Для этого предлагалось:

  • • формировать у детей материалистического мировоззрения;
  • • проводить систематическую антирелигиозную работу с родителями;
  • • создавать антирелигиозные установки у всех участников воспитательного процесса;
  • • организовать борьбу с религиозными праздниками;
  • • воспитывать в детях отрицательное отношение ко всякого рода проявлениям религиозности и желания с ними бороться.

С. В. Панфилова рассматривает принципы антирелигиозного воспитания: научности, деятельностного подхода к педагогической работе, преемственности в работе с семьей ребенка и при построении педагогического процесса в детском саду. Советскими педагогами был выделен и такой принцип, как «создание отрицательного отношения к елке». Его реализация была самой трудной на практике в силу привлекательности для детей. В противовес старым предлагалось создавать новые традиции, например, отмечать «природные праздники, совпадающие с революционным календарем».

В те годы в процессе воспитания требовалось вести борьбу с религией, выработать у советских граждан, особенно у подрастающего поколения, «правильное» научное мировоззрение, чтобы преградить доступ вредным влияниям «попов всех сортов, сектантов, за спиной которых стоят торговцы, кулаки и прочие враги рабочего класса». Религиозные родители не должны были навязывать ребенку своих верований, а тем более суеверий. Они должны не устрашать ребенка Богом, а разъяснять, убеждать, приучать его к подчинению собственного интереса интересам коллектива.

Большое значение придавалось работе с семьей. Детский сад должен разрушить религиозность родителей, не дав ей развиваться с самого раннего возраста. Внимание педагогов обращали на выявление религиозно настроенной семьи. Они должны были проводить осмотр, кто из детей носит кресты, выявлять, у кого родители или другие члены семьи ходят в церковь, справляют ли дома праздники, путем беседы с детьми узнавать, чем они занимались в выходные дни. При обследовании домашней среды обращалось внимание на наличие икон, кто в семье религиозный и др. Педагог должен был убедить родителей не брать детей в церковь, не заставлять молиться.

Особо говорилось о молитвах, иконах, церковных обрядах. Молитвы ребенку не нужны, они делают его безвольным и неспособным искать силы для борьбы с разными невзгодами в самом себе и коллективе. Рекомендовалось проводить с детьми беседы на антирелигиозные темы, объяснять ненужность церковных обрядов из гигиенических соображений, потом переходить к разъяснению характера молитвы и ее цели. Предлагалось спросить у ребенка, пошлет ли ему Бог обед, если его отец не даст денег на него; объяснить, что икона — это нарисованные человеком на доске картинки и сама доска сделана человеком, следовательно, никакой «святости» она сама собой не представляет. Для антирелигиозного воспитания целесообразно было знакомить ребенка с явлениями природы, давать научное объяснение строению Земли, рассказывать о громе, молнии и других явлениях природы.

Бытовало мнение, что детям до 3 лет вредно было рассказывать сказки, это затрудняло правильное понимание ими природы, в голове создавалась путаница, и дети сбивались с правильного понимания. Педагоги отмечали, что антирелигиозное воспитание в семье — дело очень трудное, тем более что книги и пособия по этому вопросу отсутствовали. Главное здесь — отказаться от религиозного воздействия на ребенка со стороны родителей. Дети должны стать в ряды воинствующих безбожников. Родители должны разъяснить ребенку, что религия вредна для трудящихся. Надо внушить детям, что мы сами боремся за лучшую жизнь на земле, а не надеемся на несуществующего «боженьку», что церковь — враг советского строя. Предлагались и другие пути антирелигиозного воспитания:

  • • разъяснять детям, что в природе действуют не какие-либо неведомые, сверхъестественные силы, а все развивается естественным путем по законам науки. Человеческий разум проникает туда, где господствует «божественная воля», например люди овладели многими явлениями природы, такими как искусственное дождевание, борьба с засухой. Объяснять детям несовместимость науки и религии, в науке все зиждется на точном знании, а в религии — на слепой вере. С корнем уничтожать в сознании ребенка всякие суеверия, убеждать детей во вреде обрядов причащения, целования руки священника, икон и др.;
  • • доказывать, что религия и церковь всегда служили интересам эксплуататоров. Следовательно, нужно в детях воспитывать ненависть к религии, вооружить их на борьбу с ней. Вызвать у детей резко отрицательное отношение к церковным праздникам, так как они приносят «прогулы, пьянство, драки». Противопоставлять церковным развлечениям красивый интересный досуг детей. Не нужно читать детям сказки, которые искажают картину мира, а брать рассказы из действительной жизни.

Таким образом, в 20—30-е гг. XX в. система антирелигиозного воспитания составила основу духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения.

Постановка задач воспитания детей в послереволюционный период в нашей стране была идеологизирована, направлена на воспитание будущих строителей новой жизни. Родители должны были активно подключаться к воспитанию детей совместно с педагогами.

Вопросы и задания

  • 1. Назовите тенденции развития семейного воспитания в новых социально- политических условиях.
  • 2. Каковы особенности воспитания в пролетарских семьях?
  • 3. Докажите на примерах, что воспитание выполняет социальный заказ.

  • [1] Быт и молодежь. 1926. С. 15.
  • [2] Приградов-Кудрин Л. Готовь здоровую смену. М.; Л., 1929. С. 26.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >