Документы и материалы

ЯН АМОС КОМЕНСКИЙ

Пампедия Глава V. Пансхолия

1. Как для всего рода человеческого весь мир — школа, от начала и до конца веков, так для каждого человека его жизнь — школа, от колыбели до гроба; и мало сказать вместе с Сенекой: «Учиться ни в каком возрасте не поздно», но надо говорить: каждый возраст предназначен для учения, и одни и те же пределы отведены человеческой жизни и человеческой школе. Больше того, ни самой смертью, ни даже границами мира не кончается человеческая жизнь. Всякому родившемуся человеку предстоит за пределами всего этого идти в вечность, как бы в небесную академию.

  • 6. Весь срок человеческой жизни (данный ей для совершенствования тела, духа и души) делится на семь частей. Первая из них — зачатие и формирование в лоне матери; вторая — рождение и следующее за ним младенчество; третья — детство; четвертая — отрочество; пятая — молодость; шестая — зрелость; седьмая — старость, сменяющаяся смертью. Так что уместнее всего будет установить семь школ постепенного совершенствования человека. (В последующих главах Коменский отводил на каждую школу со второй по пятую по шесть лет человеческой жизни — с рождения до 24 лет. — Н. Б.)
  • 7. Первая школа будет всюду, где родятся люди; вторая — в каждом доме; третья — в каждой деревне; четвертая — в каждом городе; пятая — в каждом государстве или провинции; шестая — во всем мире; седьмая — везде, где окажутся старые люди. Первые две могут называться частными школами, ибо забота о них падает лично на родителей; средние три могут называться общественными, поскольку они находятся под надзором церкви и властей; последние две — личные, ибо каждый повзрослел уже настолько, что может и должен стать сам мастером своей судьбы, будучи предоставлен Богу и самому себе.
  • 8. Об общественных школах надо сказать (здесь, в предварении, особо), (I) что они собой представляют и почему должны создаваться везде; (И) насколько их создание возможно, (III) причем с легкостью и приятностью, чтобы они были местом не тягостной зубрежки, а увлекательной игры ума.
  • 9. Общественными школами я называю собрания, где молодежь всей деревни, города или всего края группами (agminatim) упражняется в науках и искусствах, в прекрасных нравах и подлинном благочестии под руководством самых уважаемых мужей (или почтенных женщин), плодом чего должно явиться повсеместное изобилие хорошо образованных людей.

юо

13. В интересах общества надо настаивать, чтобы молодежь в общественных школах приучалась к добрым нравам. В самом деле, как легче всего нравы детей портятся толпой (в которой благодаря самому общению одни заражают других своей порочностью, врожденной или приобретенной по вине дурного домашнего воспитания), так действенней всего для воспитания прекрасных нравов будет, если мы позаботимся, чтобы на виду всего общества раздувались и возрастали скрытые огоньки нравственности благодаря постоянным примерам добродетели и взаимному соревнованию. Значит, прежде всего мы должны стремиться к тому, чтобы каждая общественная школа (publica schola) стала общественной кузницей добродетели и молодежь не училась порокам по своей неопытности (ведь очень трудно от них избавиться, когда они укоренились), а лучше исподволь приобретала привычку к добродетели, тогда по окончании школы пороки будут ей противны... И если даже дома (в материнской школе) дети научились дурному (из- за неопытности или равнодушия родителей), здесь, в общественной школе, надо всеми силами постараться исправить их...

<...>

  • 15. Об обучении же молодежи группами я говорю в двух смыслах: имею в виду и группу молодежи, где всех приводимых в школу любили и воспитывали бы с одинаковой заботой, и группу наук, в которых молодежь должна упражняться. Можно заронить в душу больше познаний, привить лучшие нравы, искоренить больше заблуждений (с течением времени) и, наконец, сэкономить больше труда и денег, если не для каждого в отдельности, а для всех нанимать лучших учителей, которые внушали бы одновременно всем все необходимое. Так мы достигнем того, что из каждой общественной школы получится общественная (I) здравница, где обучают жизни и сохранению здоровья; (II) палестра, где приучают к упражнениям в ловкости и силе, которые полезны всю жизнь; (III) рассадница просвещения, где все умы озаряются светом наук; (IV) ораторская школа, где всех наставляют в умелом владении языком и речью; (V) мастерская, где никому не позволяют при учении (а потом и в жизни) убивать время наподобие праздно поющих стрекоз в полях, а научат подражать всегда деятельным муравьям в муравейнике; (VI) кузница добродетелей, в которой совершенствуются все граждане; (VII) колыбель гражданской жизни, где все, учась попеременно подчинению и управлению (словно в маленьком государстве), сызмала привыкнут управлять вещами, самими собой и другими (если кому представится необходимость управлять другими); (VIII) маленькая церковь, где вместе с познанием Бога от приставленного к ним пастыря душ и хранителя совести все впитывали бы привычку к бого- почитанию, не только по воскресеньям, но и каждодневно проходя катехизацию и слушая маленькие проповеди (приуроченные к детскому возрасточку) с разнообразными поучениями, увещаниями и утешениями.
  • 16.Упомяну, наконец, об упражнениях. В каждой общественной школе все должно держаться на примерах и практике, этом кратком и действенном пути воспитания, а не на поучениях, пути долгом и трудном.

Коменский Я. А. Избранные педагогические сочинения.

В 2 т. — М., 1982. — Т. 2. — С. 404—408.

ДЖОН ЛОКК

Мысли о воспитании

§ 41. Я полагаю, что всякий признает разумным, чтобы его дети, пока они малы, смотрели на родителей как на своих господ, как на облеченных полнотою власти руководителей, по отношению к которым проявляли бы почтительный страх; а впоследствии, когда они подрастут, чтобы они видели в родителях самых лучших и единственно надежных друзей и, как таковых, любили бы и уважали их. Указанный мною путь является, если я не ошибаюсь, единственным, который может обеспечить достижение таких результатов.

§ 67. ...При хорошей натуре, проникнутой внутренней деликатностью, время и наблюдения сотрут большую часть внешней грубости, обусловленной недостаточным воспитанием, к тому моменту, когда дети подрастут, при условии, если они воспитываются в хорошей среде. Если же они воспитываются в дурной среде, никакие правила в мире и никакие мыслимые меры исправления не в состоянии будут их отшлифовать. Ибо вы должны признать за несомненную истину, что, какие бы наставления вы ни давали и какие бы уроки благовоспитанности ни вдалбливали им каждый день, самое большое влияние на их поведение будут оказывать общество, в котором они вращаются, и поведение тех людей, которые за ними смотрят. Дети (да и взрослые люди) в большинстве случаев руководствуются в своих поступках примером.

§ 70. Заговорив о среде, в которой находятся дети, я почти готов бросить перо и не беспокоить вас больше этой темой: ведь поскольку эта среда имеет больше значения, чем все предписания, правила и наставления, то, мне думается, почти совершенно бесполезно распространяться о других вещах и толковать об этом почти бесцельно, ведь вы готовы задать мне вопрос: что же мне делать с моим сыном? Если я стану держать его всегда дома, я рискую тем, что он будет надо мной командовать; если же я буду держать его у чужих людей, то как можно будет уберечь его от вредного воздействия грубости и порока, которые повсюду так распространены. Дома он, может быть, сохранит больше невинности, но в то же время меньше будет знать жизнь: оставаясь всегда в одной и той же среде и имея всегда дело с одними и теми же лицами, он, выйдя в свет, окажется ограниченным существом или чудаком.

ЛоккДж. Сочинения. В 3 т. — М., 1988. —Т. 3. — С. 439, 458—460.

ДЖОНБЕЛЛЕРС

Предложение об учреждении трудового колледжа всех полезных ремесел и сельского хозяйства

О воспитании детей и обучении их языкам

Я думаю, что воспитание в колледже при хороших правилах имеет многие преимущества по сравнению с частным воспитанием.

  • 1. Здесь будут все виды занятий и инструментов, какие могут быть употреблены для различных возрастов и способностей.
  • 2. Всяким языкам и знаниям можно будет научиться благодаря тому, что здесь есть ремесленники всех национальностей, которые могут обучать своему родному языку детей, как они учат ему своих собственных детей.
  • 3. И взрослые, и дети легче подчиняются правилам и законам, когда они видят, что и другие подчиняются им так же, как они, чем когда они одни.

Дети в школе и солдаты в армии являются более дисциплинированными, чем когда они рассеяны поодиночке.

  • 4. Они будут находиться под надзором учителей больше, чем в частной семье, и, следовательно, избегнут большинства безумств.
  • 5. Общество является наслаждением для всех созданий, как людей, так и животных, а раз мир так испорчен, компания является большой опасностью для юношества. Но колледж может предоставить подходящую компанию и предохранит от соблазна выходить за его пределы. И будучи хорошо руководимым, колледж предохранит от тех зол, которым учатся за его пределами.
  • 6. Там может быть библиотека, ботанический сад для распознавания трав и лаборатория для приготовления лекарств...

Хрестоматия по истории педагогики. В 4 т. / сост.

И. Ф. Свадковский. — М., 1935. — Т. 1. — С. 296, 302, 303.

ШАРЛЬ МОНТЕСКЬЁ

О духе законов

Книга четвертая. О том, что законы воспитания должны соответствовать принципам образа правления

Глава 1. О законах воспитания

Законы воспитания — это первые законы, которые встречает человек в своей жизни. И так как законы эти подготавливают нас к тому, чтобы стать гражданами, то каждая семья должна управляться по образу великой семьи, охватывающей все отдельные семьи.

Если весь народ живет каким-нибудь принципом, то все его составные части, т.е. семейства, живут тем же принципом. Поэтому законы воспитания должны быть различными для каждого вида правления:

юз в монархиях их предметом будет честь, в республиках — добродетель, в деспотиях — страх.

Глава V. О воспитании в республиканском государстве

Ни одно правление не нуждается в такой степени в помощи воспитания, как республиканское правление. Страх в деспотических государствах зарождается сам собою под влиянием угроз и наказаний; честь в монархиях находит себе опору в страстях человека и сама служит им опорой; но политическая добродетель есть самоотверженность — вещь всегда очень трудная.

Эту добродетель можно определить как любовь к законам и отечеству. Эта любовь, требующая постоянного предпочтения общественного блага личному, лежит в основании всех честных добродетелей: все они представляют собой не что иное, как это предпочтение.

Эта любовь получает особую силу в демократиях. Только там управление государством вверяется каждому гражданину. Но правительства подчинены тому же закону, что и все вещи в мире. Чтобы их сохранить, надо их любить.

Нам никогда не приходилось слышать, чтобы государь не любил монархии, а деспот ненавидел деспотизм.

Дело, следовательно, в том, чтобы водворить в республике эту любовь, ее-то должно прививать воспитание. Но лучшее средство привить детям любовь к отечеству состоит в том, чтобы эта любовь была у отцов.

Человек обыкновенно способен передавать детям свои познания; в еще большей степени он способен передавать им свои страсти.

Если же этого не происходит, то это значит, что все внушаемое в родительском доме разрушается влияниями, приходящими извне.

Народ вырождается не в пору своего зарождения; он погибает лишь тогда, когда зрелые люди уже развращены.

Монтескьё Ш. Избранные произведения. — М., 1955. — С. 192.

ЖАН-ЖАК РУССО

Эмиль, или о воспитании Книга 2

Обращайтесь с вашим воспитанником сообразно с его возрастом. Поставьте прежде всего его на должное место и умейте удержать на нем так искусно, чтобы он не пытался покинуть его. Тогда, не зная еще, что такое мудрость, он на практике получит самый важный урок ее. Никогда не приказывайте ему — ничего на свете, решительно ничего! Не допускайте у него даже представления, что вы претендуете на какую-нибудь власть над ним.

Пусть он знает только, что он слаб и что вы сильны, что, по взаимному вашему положению, он необходимо зависит от вас...

Таким именно способом вы сделаете его терпеливым, ровным, безропотным, смирным, даже тогда, когда он не получит желаемого, ибо это лежит в природе человека — терпеливо переносить неизбежность вещей, но не сумасбродную волю другого. Слова «нет больше» — вот ответ, против которого никогда не восставал ребенок, если только не считал его ложью...

Не давайте вашему ученику никаких словесных уроков; он должен получать их лишь из опыта; не налагайте на него никаких наказаний, ибо он не знает, что такое быть виноватым; никогда не заставляйте его просить прощения, ибо он не сумел бы вас оскорбить. Лишенный всякого нравственного мотива в своих поступках, он не может сделать ничего такого, что было бы нравственно злым и заслуживало бы наказания или выговора.

Книга 4

Мы работаем в согласии с природой и, пока она формирует человека физически, пытаемся сформировать существо нравственное; но наши успехи не одинаковы.

Тело уже крепко и сильно, в то время как душа еще немощна и слаба; и что бы ни могло сделать человеческое искусство, темперамент всегда предшествует разуму. Сдерживать один и возбуждать другой — вот к чему мы доселе всячески стремились для того, чтобы человек всегда был единым, насколько это возможно. Развивая природные свойства, мы задерживали зарождавшуюся чувствительность; мы ее регулировали, развивая разум; умственные предметы умеряли действие чувствительных предметов.

Восходя к началу вещей, мы изъяли своего воспитанника из власти чувств; от изучения природы нетрудно было подняться до вопроса о Творце...

Коменский Я., Локк Дж., Руссо Ж.-Ж., Песталоцци И.

Педагогическое наследие. — М., 1987. — С. 205—295.

КЛОД ГЕЛЬВЕЦИЙ

О человеке, его умственных возможностях и его воспитании

Глава 3. Преимущества общественного воспитания перед

домашним

Первое из этих преимуществ — благоприятные для здоровья свойства того места, где молодежь может получить свое воспитание.

При домашнем воспитании ребенок в родительском доме, а в больших городах эти дома часто малы и нездоровы. Наоборот, при общественном воспитании дом этот строится за городом и может хорошо проветриваться. Занимаемая им обширная площадь позволяет молодежи делать все упражнения, способные укрепить тело и здоровье.

Второе преимущество заключается в твердой дисциплине. Дисциплина никогда не соблюдается так строго в родительском доме, как в заведении, предназначенном для общественного воспитания. В школе все делается по часам. Часовая стрелка распоряжается воспитателями и слугами; следуя ей, устанавливается здесь продолжительность еды, занятий и рекреаций; часы поддерживают здесь порядок. Где нет порядка, нет регулярных занятий; порядок удлиняет дни; беспорядок укорачивает их.

Третье преимущество общественного воспитания — вызываемое им соревнование.

<...>

Четвертое преимущество заключается в образованности воспитателей.

Пятое преимущество общественного воспитания — его твердость.

<...>

...Таковы те различные мотивы, которые всегда будут побуждать людей предпочитать общественное воспитание частному. Только от первого можно ожидать патриотов. Только оно может связать крепко в памяти граждан идею личного блага с идеей блага национального.

Гельвеций К. О человеке, его умственных способностях и его воспитании — М., 1938. — С. 403—412.

ЖАН КОНДОРСЕ

Доклад об общей организации народного образования

(представлен Законодательному собранию 20 и 21 апреля 1792 г.)

Задачи народного образования

Направить образование так, чтобы совершенство в науках способствовало счастью большинства граждан и увеличило жизненные удобства людей, посвящающих им свое существование, чтобы большее количество людей умело хорошо выполнять обязанности, необходимые обществу, чтобы постоянно возрастающий прогресс просвещения открыл для нас неисчерпаемый источник удовлетворения наших потребностей, чтобы этот прогресс был лекарством в наших болезнях, средством к индивидуальному благу и к общему счастью, культивировать, наконец, в каждом поколении способности физические, моральные и интеллектуальные и, таким образом, участвовать в общем и постепенном совершенствовании человеческого рода — вот конечная цель всякого общественного института.

Таково должно быть образование, и общественная власть должна рассматривать его как долг, возложенный интересами общества, интересами всего человечества.

Принципы организации народного просвещения

<...>

Мы поняли наконец, что образование не должно оставлять человека в момент окончания школы, что оно должно охватить все возрасты. Нет такого возраста, в котором не было бы полезно и возможно учиться, и это последующее образование особенно необходимо в тех случаях, когда образованию в детском возрасте были поставлены определенные, узкие границы...

Пять ступеней образовательной системы

Прежде всего мы разделили образование на пять ступеней, носящих название: 1) первоначальные школы; 2) школы второй ступени; 3) институты; 4) лицеи; 5) национальное общество наук и искусств.

Просветительная работа со взрослыми

Каждое воскресенье учитель организует публичные собеседования, на которых будут присутствовать граждане всех возрастов. Мы убедились, что подобная организация есть действительное средство сообщить молодым людям те необходимые сведения, которые не могли быть включены в программу начального образования. Здесь будут излагаться более широко правила и принципы морали, а также и та часть государственных законов, незнание которых воспрепятствовало бы гражданину уметь применять на деле свои права.

Продолжая воспитание в течение всей жизни, мы воспрепятствуем слишком скорому исчезновению из памяти знаний, приобретенных в школе, мы поддержим полезную активность ума, мы ознакомим народ с новыми законами, новыми взглядами в области сельского хозяйства и методами экономии, знание которых столь важно для него. Наконец, можно будет научить народ способам самообразования, например пользоваться словарем, таблицей в книге, следить за рассказом или описанием по рисунку, карте или плану, делать заметки или извлечения. Эти средства усвоения, становящиеся привычкой при продолжительных занятиях, должны изучаться в самый краткий срок при небольшом числе уроков в этом, ограниченном временем, преподавании.

Национальные празднества, напоминая сельским жителям и гражданам городов славные события свободы, сохраняя память о людях, добродетели которых прославили их жизнь, восхваляя храбрость и преданность, научат граждан уважать чувства долга...

Хрестоматия по истории педагогики. В 4 т. / сост.

И. Ф. Свадковский. — М., 1935. — Т. 1. — С. 455—458.

Генеральный план императорского Воспитательного дома

(составлен И. И. Бецким при активном участии А. А. Барсова)

Глава II. О принимаемых в Воспитательный дом младенцах

  • 5. Младенцев кормилицам или нянькам кормить до двух лет, а после переводить их в большие покои и воспитывать обще с прочими. По прошествии же третьего и до окончания шестого или седьмого года могут оба пола вместе жить, а между тем за всякую легкую работу приниматься.
  • 6. От седьмого до одиннадцатого года как мальчики, так и девочки ходят по одному дому каждый день в школу и учатся читать и первым основаниям веры для вкоренения в них заблаговременно страха божия.

В те же годы мальчики обучаются вязать чулки, колпаки, сети и пр., тако привыкают к садовой работе; а девочки упражняются в пряже, в вязанье, в тканье лент и тесем, в плетенье кружев и пр.

  • 7. От одиннадцати до четырнадцати лет мальчики по силе своей и по состоянию пеньку, лен, шерсть и пр. чистят, чешут и приготовляют, а взрослые девочки из того делают пряжу и далее вырабатывают, так ткут шелковые и другие ленты, полотна и пр.; мальчики от часу больше привыкают к огородной и дворовой работе. Девочки по очереди стряпают, хлебы пекут, моют, гладят, крахмалят, шьют и в прочих домашних работах упражняются. В сие годы мальчики и девочки по часу на день обучаются писать и цифры, также катехизису; притом же всем крайне наблюдать, чтобы воспитываемое юношество привыкло к трудолюбию и чистоте.
  • 8. По прошествии четырнадцати или пятнадцати лет должны как мужского, так и женского пола дети приготовиться к совершитель- ному окончанию разных мастерств; и так мальчиков отдавать учиться мастерствам, какие они по склонности выберут. На обучение всего времени в простых мастерствах четыре или пять лет полагается...

11. Если из множества воспитываемых детей найдутся некоторые такого понятия и остроты, что государству больше пользы принести могут изучением наук и художеств, нежели каким-нибудь грубым мастерством, то дарования такого не должно пренебрегать, но и по довольном испытании особенной к тому способности отсылать их для наук (ежели низко невозможно будет) в Московский университет, а для художеств в Академию художеств.

Антология педагогической мысли России XVIII в. / сост. И. А. Соловков. — М., 1985. — С. 152—154.

И. Т. ПОСОШКОВ

Завещание отеческое

Отеческое завещание сыну об отроческом житии Глава 1

1. В начале отрочества своего, сыне мой, паче всех наук прилежи книжному научению, не токмо славянскому одному, но и греческому, или латинскому, или хотя польскому, понеже и на польском много таковых книг есть, кои у нас на славянском языке не обретаются...

7. Ты, сыне мой, не токмо единого блудного греха бойся, но и от всякого зла удаляйся. Так жить навыкай, еже бы тебе никого, старого или малого, или богатого или убогого человека, ничем же бы оскорбити.

Но ко всем буди любителей и всякому человеку отвечай и глаголи кротостно; а сурово никакому человеку, кроме причины, не глаголи, понеже-сурово слово воздвигает гнев...

8. И аще, сыне мой, поедеши на коне, блюдись того, дабы ты такого человека, богатого или убогого, конем своим не потеснити и с дороги бы пешеходные не стиснути в грязь; и аще и не по пешеходной дороге поедеши и въедеши в грязь, то ты коня своего удерживай, дабы конь твой тихо вступал, дабы ты никогого человека не обрызгати грязью.

...И всяко дело первее к себе приложи и помыслы о нем, угодно ль оно будет тебе, аще кто тако сотворит, яко ты кому хочеши сотворити. И аще оно тебе угодно, то и инем твори без сумнения; а аще оно тебе самому не угодно явится, то ты такового дела людем отнюдь творити не замышляй...

Глава 3

И. Егда же коего сына отдати во училище, книжного ради научения, то и тогда не малой воли ему не давай. Но в великой грозе держи его...

12. ...А потом поучи его и художеству, к каковому он свойствен будет. И каковому художеству, тягостному или к легкостному, научиши, то как твое хотение будет.

14. Нам не золотом, не серебром, но паче подабает нам себя укра- шати в воинском деле храбростию, в судейском деле — правосудием, в купечестве — праведным и неподвижным словом и товаром нелестным, мастеровым же людям — в тщательном художестве... к тому же украшатися книжным учением, грамматическим и риторским, и философским разумом.

И аще в нас будут, то на весь свет будем мы славны, а и на оном свете не без похвалы будем.

И обедая в людях, избирай себе куски из блюда худшие или кои тебе ближние; а от дальнего края не взимай, да не будеши мерзок посадившему тя за стол; и за столом сидя, не ускори прежде господина или честныиего тя гостя ясти. И сие творя, всем любезен будеши.

И сего ради, ты, чадо мое, не моги и близ себя допустите самоумни- чества, но во всяком деле, не токмо в духовном или во гражданском, но и в правлении, употребляй совета, ово ж и от посторонних людей.

23. А без совета, наипаче без женнего, отнюдь ничего не твори...

О гражданском житии Глава 5

1. Живи ты, чадо мое, никого не обижай и ничего чужого не желай, но буде доволен своим си именем...

О пропитании книг и о почитании их. Егда будиши, сыне мой, книги читати, то читай их неборзостно и с прилежным вниманием. И держи при себе бумагу и чернила, и кая те речь понравится, записывай именно, в коей книге и в коей части... пользу бо великую себе и людям получиши от тоя записки.

И никогда празден, сыне мой, не сиди: либо какое художественное дело делай, либо книги читай...

Антология педагогической мысли России XVIII в. —

М„ 1985. — С. 64—68.

Я. И. НОВИКОВ

О воспитании и наставлении детей О всеобщей и последней цели воспитания и о частях его

Итак, исследуем здесь сперва: какой есть подлинный, истинный и последний предмет воспитания?

...Обязанность родителей воспитывать детей своих как возможно лучше основывается на должностях их детям, государству и самим себе. Из сего следует, что достижение подлинной главной цели воспитания должно заключать в себе купно исполнение должностей. А как, наконец, все должности родителей детям состоят в том, чтоб сколько возможно споспешествовать благополучию детей, должность же государству в отношении к детям их есть та, чтоб в оных доставить ему полезных граждан, то явствует, что благополучие детей и польза их государству составляют существенные части предмета воспитания.

Принявши сии правила и рассматривая по оным разные особенные намерения, случающиеся при воспитании детей, увидим, что все сии особенные намерения никак не могут быть главным предметом воспитания и что сей, напротив того, ни в чем ином состоит, как в образовании детей благополучными людьми и полезными гражданами.

Воспитание имеет три главные части: воспитание физическое, касающееся до одного тела; нравственное, имеющее предметом образование сердца, то есть образование и управление натурального чувствования и воли детей; и разумное воспитание, занимающееся просвещением, или образованием, разума. Все сии три части вывели мы из правила, положенного всеобщим и последним предметом воспитания, то есть: Воспитывай детей своих счастливыми людьми и полезными гражданами.

Антология педагогической мысли России XVTII в. — С. 294—296.

А. Н. РАДИЩЕВ

Беседа о том, что есть сын Отечества

Не все рожденные в Отечестве достойны величественного наименования сына Отечества (патриота)...

по

...Нет ни одного из смертных толико отверженного от природы, который бы не имел той вложенной в сердце каждого человека пружины, устремляющей его к люблению Чести. Всяк желает лучше быть уважаем, нежели поносим... Доказано уже, что истинный человек и сын Отечества есть одно и то же; следовательно, буде верный отличительный признак его, ежели он... честолюбив.

...Он возжигает сей благотворный пламень во всех сердцах; не страшится трудностей, встречающихся ему при сем благородном его подвиге... и ежели уверен в том, что смерть его принесет крепость и славу Отечеству, то не страшится пожертвовать жизнью; если же она нужна для Отечества, то сохраняет ее для всемерного соблюдения законов естественных и отечественных; по возможности своей отвращает все, могущее запятнать чистоту и ослабить благонамеренность оных, яко пагубу блаженства и совершенствования соотечественников своих. Словом, он благонравен! Вот другой верный знак сына Отечества! Третий же и, как кажется, последний отличающий знак сына Отечества, когда он благороден.

Благороден же есть тот, кто учинил себя знаменитыми мудрыми и человеколюбивыми качествами и поступками своими... истинное Благородство есть добродетельные поступки, оживотворяемые истинною честию, которая не инде находится, как в беспрерывном благотворении роду человеческому, а преимущественно своим соотечественникам, воздавая каждому по достоинству и по предписуемым законам естества народонаправления. Украшенные сими единственно качествами как в просвещенной древности, так и ныне почтены истинными хвалами. И вот третий отличительный знак сына Отечества!

Антология педагогической мысли России XVIII в. — С. 378, 379.

Г. Б. КОРНЕТОВ

Эволюция педагогических традиций в России в XVIII — третьей четверти XIX столетия

...XVIII столетие придало новый вектор движению российской цивилизации, что, естественно, сопровождалось существенной трансформацией ее педагогических традиций. Идею «душевного строения» сменила установка на «выращивание новой породы людей»; православные идеалы воспитания стали составной частью идеалов формирования добродетельного гражданина; на первый план стали по преимуществу выдвигаться задачи развития разума, а не образования сердца; была нарушена обязательность безусловного следования православно-религиозной традиции, так как превознесение Запада неизбежно порождало необходимость ее критического воспитания. Вместе с тем возросшее внимание к человеку, его внутреннему миру не привело к утверждению идеала независимой личности, что соответствовало и автохтонным российским традициям, и социально-политической ситуации в стране.

ш

Заметно также было стремление за восхвалением разума «не потерять» душу. Все указанные факторы определяли существо и направленность педагогических исканий российской мысли XVIII в., особенно его второй половины; они во многом были связаны с интенсивным проникновением в сторону западных идей и опыта. Однако, как справедливо писал Н. А. Бердяев, «западная культура в России XVIII в. была поверхностным барским заимствованием и подражанием. Самостоятельная мысль еще не пробудилась. Сначала преобладали у нас французские влияния и была усвоена поверхностная просветительная философия. Западные культуры русские баре XVIII в. усвоили себе в форме плохо переваренного вольтерианства... В общем уровень научного образования в XVIII в. был очень низок. Пропасть же между верхним слоем и народом все возрастала. Умственная опека нашего просвещенного абсолютизма очень мало делала положительного и лишь задерживала пробуждение свободной общественной мысли».

Корнетов Б. Г. Цивилизационный подход к изучению всемирно-педагогического процесса. — М., 1994. — С. 194.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >