ЕВРОПЕЙСКАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В ГОДЫ СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ (1700-1721)

Россия оказалась в одиночестве против грозного Северного Льва, как называли шведского короля. Переломным моментом и войны, и политики стала Полтавская битва. Впечатление, произведенное в Европе этим сражением, поистине сравнимо с взрывом бомбы. Сама мысль о том, что Карл XII может потерпеть поражение, казалась абсурдом, и когда слухи о бое докатились до Европы, газеты по шаблону стали прославлять очередную победу Северного Льва над Русским Медведем. Лишь через несколько дней выяснилось, что армия Карла XII фактически уничтожена. Карл XII сумел с небольшим отрядом уйти во владения гурецкого султана, где оставался (сначала в Бендерах, затем в Эдирне) до 1714 года.

Полтавская победа 27 июня 1709 года положила начало превращению России в великую европейскую державу. Уже в 1709 году восстанавливается (Польша и Дания возобновили войну), а затем и расширяется Северный союз — в 1714 году в него вступила Пруссия, чуть позже — Ганновер. Россия становится лидером блока государств, помогая союзникам овладеть теми территориями в Северной Германии и Померании, которые ранее были захвачены Швецией. (Дания, кроме того, претендовала на часть скандинавских земель, а Речь Посполитая надеялась получить Лифляндию.)

Петр старался как можно меньше вмешиваться в те территориальные споры, которые возникали между членами Северного союза, хотя именно русская армия несла на своих плечах основное бремя военных действий. Петр неоднократно заявлял, закрепляя это в официальных документах, что России нужен только надежный выход в море, что никаких иных территориальных интересов она ни в Европе, ни в Скандинавии не имеет. Было бы неправильно утверждать, как это порой встречалось в нашей исторической науке, что Россия стремилась лишь вернуть ранее принадлежавшие ей земли. Если устья рек Нарвы и Невы были исконно русским владением, то Ревель и Лифляндия с Ригой России никогда не принадлежали. Они были завоеваны петровскими солдатами в 1710 году. Владение этими землями позволяло контролировать весь Финский залив, включая узкую горловину выхода из него.

Но прежде чем приклеивать к Петру ярлык «агрессор», вспомним, что в то время в Европе еще шел процесс складывания государственных территорий, пародов и наций, границы как бы «дышали», сокращаясь и увеличиваясь, а порой исчезая вовсе. Петр сознательно или непроизвольно следовал появившейся тогда концепции «естественных границ» государства. Позднее Шарль Монтескье писал в «Духе законов» (1748 г.) о монархии, покорявшей соседние земли: ее завоевания должны продолжаться, но «только до тех пор, пока они не выйдут из границ, свойственных природе ее правления. Благоразумие предписывает ей остановиться, когда только она переступила эти границы».

Юб

Последовательно укрепляясь на Балтике, Россия ставила целью прочно «врасти» в европейскую политическую систему, стать частью гак называемого «европейского концерта». Европа того времени состояла не только из Франции, Англии, но и из мелких германских княжеств, слабых, ищущих покровителя, но в то же время имеющих обширные политические и родственные связи с ведущими европейскими дворами. Петр решает войти в «европейский концерт» в первую очередь путем усиления своего влияния в этом «муравейнике», по выражению В. О. Ключевского. Он выдает свою племянницу Анну Иоанновну замуж за курляндского герцога Фридриха-Вильгельма, сына Алексея женит на вольфенбюттельской принцессе Шарлотте, другую племянницу — Екатерину Иоанновну отдает замуж за мекленбургского герцога Карла-Леопольда. Наконец, старшая дочь Петра, Анна Петровна, была просватана и уже после смерти отца вышла замуж за голынтейн- готторпского герцога Карла-Фридриха. Серия династических браков закрепила фактически установившееся влияние России на политику этих княжеств.

Укрепление позиций России на Балтике и рост ее влияния в европейских делах обострили отношения с таким крупным морским государством, как Великобритания. Петр очень опасался вмешательства Англии в Северную войну и поэтому активизировал свои связи с ее противницей Францией, одновременно пытаясь всеми мерами наладить дипломатические и торговые отношения и с самой Англией, и с Нидерландами. Шведские пираты пытались помешать торговле России с морскими державами. В 1713 году Петр издает указ о переносе в Петербург из Архангельска торговли самыми важными для Англии товарами (в том числе нужными для мореплавания — пенькой, лесом, юфтью, полотном). Теперь Британия оказалась заинтересована в подавлении шведского пиратства и каперства. Порой дело доходило даже до совместного крейсерства британских, датских и русских кораблей. И все же в целом политика Британии оставалась враждебной, а в 1720—1721 годах ее флот даже угрожал российским владениям, правда, избегая военных столкновений.

Отношения с Османской империей временно отходили на второй план, но, подобно незаживающей ране, тревожили царя. Петр, с его умением предвидеть развитие ситуации, чувствовал, что рано или поздно конфликт на юге потребует активного вмешательства. Он стремился сохранить мир с Турцией до того момента, как будет решен главный вопрос — овладение балтийским берегом. Печально знаменитый Прутский поход 1711 года был вызван реваншистскими настроениями султана Ахмеда III и интригами Карла XII. В ноябре 1710 года султан объявил войну России, а 20 ноября Петр I объявил войну Турции. В мае — июне 1711 российская армия под командованием Петра I, который состоял в союзе с молдавским господарем Д. Кантемиром, вступила в Молдавию, но была окружена превосходящими силами гурок юго-восточнее Ясс.

С большими усилиями Петру I удалось заключить Прутский мир. Екатерина, его гражданская жена, будущая императрица, находящаяся в этом походе вместе с мужем, посоветует подкупить богатыми дарами турецкого полководца. Только поэтому армии дали выйти из окружения и Петр не попал в плен. С турками был заключен Прутский мирный договор (12 июля 1711 года). Его условия: Россия свободно отводила свои войска на свою территорию, но отдавала Турции крепость Азов и обязывалась уничтожить несколько южных каменных городков, в том числе Таганрог. Россия потеряла право иметь посла в Константинополе. Разрешался проезд Карла XII из Турции в Швецию через Россию. Россия отказывалась от вмешательства во внутренние дела Польши.

Таким образом, и после Полтавы оставались те же главные проблемы: Балтика и Черное море. Выгодная для России ситуация, сложившаяся в Европе к началу Северной войны, и особенно после 1709 года, опять меняется к худшему. К 1719 году союзники России, получив с ее помощью почти все, что они хотели, вышли из войны. Исключение составляла только Речь Посполитая, но и она продолжала войну лишь формально. Англия, обеспокоенная появлением в балтийских водах нового конкурента, старательно трудилась над созданием сильного антирусского блока держав с участием Швеции, Ганновера, Австрии, Пруссии. Проявил склонность примкнуть к этому блоку и король польский Август II. В столь сложной обстановке Петр действует и на дипломатическом поприще с присущей ему решительностью и энергией.

Исключительно важное значение приобрела поездка Петра I во Францию в 1716—1717 гг. На переговорах с регентом Филиппом Орлеанским договорились о заключении русско-французского союза, к которому примкнула и Пруссия (Амстердамский договор 1717 г.). Договор предусматривал взаимную гарантию владений договаривающихся сторон. Россия и Пруссия признавали результаты закончившейся войны за испанское наследство. Франция же заранее соглашалась признать условия русско-шведского мирного договора. Договор лишил Швецию старинного союзника в лице Франции, и это побудило Карла XII начать переговоры с Россией о мире.

Сближение с Францией носило и антиавстрийский характер, особенно в связи с делом царевича Алексея. Австрийский император Карл VI, который ранее поддерживал царевича в его борьбе с отцом и даже предоставил ему убежище и защиту, теперь поспешил избавиться от него.

Мирные переговоры России и Швеции начались на Аландских островах, но по вине Швеции окончились неудачей. Случайный выстрел со стен крепости Фридрих- сгаль в Норвегии в 1718 году оборвал жизнь Карла XII. В Швеции верх взяла партия сторонников продолжения войны во главе с сестрой Карла XII королевой Ульрикой и ее мужем, королем Фредериком. Новое шведское правительство заключило союз с Англией против России. По условиям союза Британия должна была направить свой флот в Балтийское море для помощи Швеции, а Швеция отказывалась от своих владений в Германии, чтобы все силы сосредоточить на войне против восточного соседа. До прямых военных действий между Англией и Россией дело не дошло. Три навигации (1719— 1721 гг.) эскадра адмирала Норриса крейсировала на Балтике, так ни разу и не встретив русских кораблей. Петр, со своей стороны, отдал приказ избегать встреч с англичанами.

Только летом 1720 года Норрис высадил десант на какой-то пустынный остров под Ревелем и сжег там пустую избу и баню. Петр в письме к послу в Нидерландах Б. И. Куракину, фактически руководившему за рубежом российской дипломатической службой, своего рода вице- канцлеру, приказал как можно шире сообщать об этом «успехе» англичан, «а особливо об избе и бане». Санкт- Петербургский губернатор Меншиков иронически советовал Петру не расстраиваться по поводу этой страшной потери: «Уступите добычу сию на раздел, а именно баню — шведскому, а избу — английскому флотам».

Тем временем в Константинополе, видя, что Россия укрепляется, решили пойти с ней на новые переговоры. В 1720 году был подписан Константинопольский мир — «вечный мир». Он улучшил условия Прутского мира. России разрешалось иметь в Константинополе постоянного дипломатического представителя. Турция не возражала против права России вводить в Польшу войска по своему усмотрению. Подтверждались взаимные права русских и турецких купцов.

Тем временем русский флот в 1720 году нанес поражение шведскому у острова Гренгам, русские десанты действовали у стен Стокгольма. Шведское правительство убедилось, что, затянув войну и пойдя на союз с Англией, оно допустило крупный просчет.

28 апреля 1721 г. в финском городке Ништадте за круглым столом вновь начались переговоры о мире. Отдельно стоял столик для секретарей, ведущих протокол. С самого начала решили, что переговоры будут идти без посредников. Так надеялись, не затягивая дела, быстрее подписать мир. Делегацию России возглавляли Я. В. Брюс и А. И. Остерман. 30 августа был подписан Ништадтский мир, венчающий Северную войну. По условиям мира Швеция признавала присоединение к России Ингерманландии (Ижорской земли), части Карелии, всей Эсгляндии и Лифляндии с городами Ригой, Ревелем, Дерптом и др. и всех других земель от Выборга до Курляндии, острова Эзель, Даго, Мен. Россия возвращала Швеции Финляндию и выплачивала компенсацию. Восстанавливалась торговля между двумя странами. За Швецией оставалось право беспошлинной закупки хлеба в Лифляндии. Предусматривалось взаимное освобождение пленных.

Фактически работу на мирном конгрессе возглавлял сам царь. Он внимательно следил за ходом переговоров и сам решал наиболее важные проблемы. Так, важным был вопрос о возвращении шведских дворян в свои имения в Лифляндии и Эстляндии. Сразу после присоединения этих провинций в 1710 году к России Петр твердо гарантировал сохранение прежних прав и привилегий населения. Продолжая эту линию, он и теперь без колебаний согласился на возвращение прежних владельцев в их имения при условии, что они принесут присягу на верность России. В тогдашней Европе подобная практика еще только утверждалась, и Петр во многом опережал своих современников.

20 октября, сенат торжественно преподнес царю звание «отец отечества», приставку «великий» и титул «император всероссийский». Петр принял только новый титул императора, отказавшись от всего остального.

Принятие императорского титула знаменовало принципиально важные перемены в международном положении России. В итоге Северной войны Россия вошла в ареопаг великих европейских держав. Из страны, занимавшей в Европе заметное, но отнюдь не ведущее место, поддерживающей оживленные контакты в основном с сопредельными государствами, Россия становится влиятельной державой, от позиции которой зависит решение важнейших европейских проблем. Россия, дипломаты которой еще в 1667 году должны были доказывать в Испании, что крымскому хану посылают «любительские подарки», а не дань, теперь с успехом противостояла даже изощренной и влиятельной британской дипломатии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >