Полная версия

Главная arrow Логика arrow ЛОГИКА И АРГУМЕНТАЦИЯ ДЛЯ ЮРИСТОВ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Основное содержание дедуктивного умозаключения и его роль в деятельности юристов

В предыдущих параграфах мы рассмотрели правдоподобные рассуждения. Они позволяют получать нам новые знания большей степени общности, но при этом не гарантируют истинность выводов. Дедуктивные умозаключения представляют собой отношения логического следования, когда истинность первого гарантирует истинность второго. Т.е. оно гарантирует истинность заключения при истинности посылок, является надежным. Для дедукции характерно подведение частного случая под общее правило или выведение (deductio) из общего правила следствий относительно частного случая. Выводы дедуктивного умозаключения обладают достоверностью и носят принудительный характер. Однако за надежность следует платить. Надежность дедуктивного умозаключения основывается на том, что оно не расширяет объема знаний субъекта, совершающего умозаключение. Информация, содержащаяся в заключении, составляет всего лишь часть информации, содержащейся в посылках.

Дедуктивное умозаключение — это заключение, в котором из посылок, выражающих знания большей степени общности, получаем вывод как знание меньшей степени общности.

Эту черту дедуктивных умозаключений в XVII в. отмечали Ф. Бэкон и Р. Декарт. На этом наблюдении они основывали критику теории дедуктивных умозаключений и отсюда выводили необходимость разработки новой индуктивной логики.

На это положение следует обратить внимание, так как при принятии решений в судебных заседаниях оно имеет непреходящее значение. Опираясь на него, юристы могут получать применительно к их профессиональной деятельности необходимые истинные заключения как результат логического следования из общих знаний.

Правила дедуктивного вывода определяются характером посылок, которые могут быть простыми или сложными суждениями.

В зависимости от количества используемых посылок, из которых строится вывод, умозаключения бывают непосредственные и опосредованные.

Непосредственные умозаключения — это умозаключения, в которых вывод осуществляется из одной посылки путем ее преобразований: превращения, обращения, противопоставления предикату или по «логическому квадрату» (см. § 3.3).

Выводы в каждом из этих умозаключений получаются в соответствии с определенными логическими правилами, которые обусловлены количественной и качественной характеристиками суждения.

В опосредованных умозаключениях вывод следует из двух или нескольких суждений, логически связанных между собой. В нем различают три составляющих элемента:

  • а) исходное знание (посылки);
  • б) обосновывающее знание (логическое основание вывода);
  • в) выводное знание (заключение).

Среди опосредованных умозаключений выделяют два вида:

  • а) дедуктивные умозаключения, основанные на структуре простых категорических суждений, или силлогизмы (от греч. syllogismos — «сосчитывание»);
  • б) дедуктивные умозаключения, основанные на связях между суждениями, или умозаключения логики суждений: условные умозаключения (чисто условные умозаключения; условно-категорические умозаключения); разделительные умозаключения (уеловно-разделительные умозаключения; разделительно-категорические умозаключения); непрямые (косвенные) выводы.

Категорический силлогизм является одним из широко распространенных видов опосредованного умозаключения. Впервые этот вид дедуктивных умозаключений детально исследовал основоположник классической логики Аристотель в труде «Аналитики». В этих умозаключениях из двух истинных категорических суждений, связанных общим термином, получается третье суждение — вывод. Понятия, входящие в состав силлогизма, называются терминами силлогизма.

В основе вывода по категорическому силлогизму лежит аксиома силлогизма: «Все, что утверждается о роде (или классе), необходимо утверждается или отрицается о виде (или о члене данного класса), принадлежащем к данному роду».

Например: «Все студенты первого курса Российской академии правосудия усердно изучают иностранный язык». «Катя Иванова студентка первого курса Российской академии правосудия». Следовательно, «Катя Иванова усердно изучает иностранный язык». Это простое категорическое суждение.

В данном примере вначале приведено общее суждение, объем предиката «усердно изучает иностранный язык» шире объема субъекта «Катя Иванова».

5.3. Основное содержание дедуктивного умозаключения и его роль.. 175

Терминами здесь являются Р — «усердно изучать иностранный язык» — предикат заключения, так называемый больший термин; S — «Катя Иванова» — субъект заключения, так называемый меньший термин; М — «студент первого курса Российской академии правосудия» — средний термин (от лат. medius — «средний»). Посредством среднего термина устанавливается связь между большим и меньшим терминами. Если бы в силлогизме не было среднего термина, вывод был бы невозможен.

М — посредник. Средний термин входит в каждую посылку, но не входит в заключение. Его назначение — быть связующим звеном. В первой посылке (большей) он связан с предикатом (М — Р), а во второй (меньшей) — с субъектом вывода (S — М).

Таким образом, вывод из посылок оказывается возможным потому, что средний термин выполняет роль связующего звена между двумя терминами силлогизма.

В посылках простого категорического силлогизма средний термин может занимать место субъекта или предиката. Разновидности силлогизма, различаемые по положению среднего термина «М» в посылках, называются фигурами силлогизма. Различают четыре фигуры:

При помощи первой фигуры из общих положений выводятся частные утверждения. В ней большая посылка — общее суждение; меньшая посылка — утвердительное суждение. Это наиболее типичная форма дедуктивного умозаключения. Из общего положения, выражающего нередко закон науки, нормы, используемые в судебной практике или любой другой специальной деятельности, делается вывод об отдельном явлении, процессе, факте, единичном случае или конкретном субъекте в судебном процессе. Именно поэтому первая фигура часто применяется в судебной практике. Оценка социальных ситуаций, применение норм различных видов права к конкретному случаю, решения по тем или иным информационным обобщениям принимают логическую форму первой фигуры силлогизма.

Вторая фигура часто используется для опровержения утвердительных суждений. В рассматриваемом примере опровергается утверждение, что настоящий ученый не является политиком. Для второй фигуры: большая посылка — общее суждение; одна из посылок и заключение — отрицательное суждение. Эта фигура применяется, когда необходимо показать, что отдельный случай, конкретное лицо, факт не могут быть подведены под общее положение. Тогда этот случай, лицо, факт исключается из числа предметов, о которых говорится в общей посылке. В деятельности судей данная фигура используется для опровержения положений, противоречащих тому, о чем говорится в большей посылке.

При помощи третьей фигуры опровергаются общие утверждения. В нашем примере опровергается общее утверждение: «Все люди смертны» — в смысле памяти о них и их делах. Для третьей фигуры: большая посылка — общее суждение; меньшая посылка — утвердительное суждение; заключение — частное суждение. Данная фигура в деятельности судей применяется сравнительно редко, так как она используется для установления частичной совместимости признаков, относящихся к одному предмету.

Четвертая фигура силлогизма носит довольно искусственный характер, поэтому она почти не употребляется в обычных рассуждениях. Общеутвердительных заключений по этой фигуре получить нельзя, и выведение заключения из посылок в ней не характерно для естественного процесса рассуждения.

Данные фигуры исчерпывают возможные комбинации терминов.

Как видим, только в первой фигуре можно получить выводы всех основных видов суждения. Вторая фигура дает только отрицательный вывод. В третьей фигуре вывод будет частным суждением. Четвертая фигура силлогизма практически не употребляется, ибо такое расположение терминов не дает вывода или он будет иметь слишком ограниченное познавательное значение.

Знания фигур силлогизма позволит юристу разрешать различные познавательные ситуации, возникающие в профессиональной деятельности, а также обоснованно аргументировать принимаемые решения.

Например, можно осуществлять опровержение неправильных дедуктивных умозаключений или неправильных подчинений. Представим себе судебный процесс. Обвинитель утверждает, что подсудимый нанес удар, повлекший смерть потерпевшего. Как защитник должен доказывать, что это не соответствует истине? Это можно доказать, рассуждая примерно следующим образом:

Несложно заметить, что это — силлогизм по второй фигуре.

Или, предположим, что нам надо доказать, что суждение «Все люди имеют преступные склонности» не является истинным. Тогда нам надо построить следующий силлогизм но третьей фигуре:

Таким образом, мы можем убедиться, что различие фигур силлогизма не является чисто формальным. Строгое формальное разделение фигур имеет в основе различие задач, решаемых нами в судебной практике посредством аргументации.

Что же касается в целом категорического силлогизма, то следует запомнить, что из истинных посылок можно получить истинное заключение, если соблюдать следующие правила силлогизма.

Первая группа правил — правила терминов.

Первое правило. В каждом силлогизме должно быть только три термина (S, Р, М). Ошибка называется «учетвсрение терминов».

Ошибочное умозаключение:

Здесь ошибка произошла потому, что движение трактуется в разных смыслах: общенаучном (философском) и обыденном.

Второе правило. Средний термин должен быть распределен хотя бы в одной из посылок.

Ошибочное умозаключение:

Здесь «М» не распределен. Он не взят в полном объеме ни в одной из посылок. Поэтому получается, что заключение ложное.

Третье правило. Термин, не распределенный в посылке, не может быть распределен и в заключении. Иначе в терминах заключения говорилось бы больше, чем в терминах посылок.

Пример такого умозаключения:

«S» не распределен в посылке, а значит делать вывод с распределенным субъектом в форме общего суждения нельзя. Оно будет неверным. Это будет незаконным расширением меньшего термина.

Вторая группа правил — правила посылок.

Первое правило. Из двух отрицательных посылок нельзя сделать никакого заключения. Из посылок:

Но очевидно, что это заключение ложно. Ошибка произошла из-за несоблюдения обозначенного нами правила.

Второе правило. Если одна из посылок отрицательная, то и заключение должно быть отрицательным. Пример такого заключения:

Это заключение очевидно истинно.

Третье правило. Из двух частных посылок нельзя сделать заключения. Это означает, что если посылки — суждения частные, то вывод осуществить нельзя. Возьмем такое рассуждение:

Хотя посылки истинные, утверждение в заключении заведомо ложное, так как ни один город Московской области не является столицей какой-либо республики пашей страны. Причина ошибки — попытка сделать вывод на основе частных суждений.

Четвертое правило. Если одна из посылок частная, то и заключение должно быть частным. Т.е. при одной частной посылке нельзя сделать общего заключения. Например:

В логике кроме правил терминов и посылок были выработаны также и правила для фигур, чтобы можно было в случае каждой отдельной фигуры дать критерии правильности умозаключений, приспособленных именно для этой фигуры.

Для первой фигуры: в умозаключениях первой фигуры меньшая посылка должна быть утвердительной, а большая — общей.

Этот силлогизм по первой фигуре неправилен, потому что большая посылка является частным суждением.

Для второй фигуры: одна из посылок должна быть отрицательной, а большая — общей.

Данный вывод неправилен, потому что большая посылка — частное суждение.

Для третьей фигуры: меньшая посылка должна быть утвердительной, а заключение — частным.

Этот силлогизм неправилен, потому что меньшая посылка в нем отрицательная.

В силу того, что четвертая фигура редко применяется в судебной практике, а правила для нее достаточно сложны, мы не будем их рассматривать.

Следует также отметить, что люди часто высказывают сокращенные силлогизмы, т.е. формулируют умозаключения в «свернутом» виде: опускается, например, одна из посылок или заключение. Такой сокращенный силлогизм называется энтимемой (от греч. «в уме», «в мыслях»). Например: «Мы граждане России, следовательно, мы имеем право на жилище».

Если восстановить энтимему, то получим:

Как видим, была пропущена большая посылка. Для восстановления энтимемы надо определить, какое суждение является посылкой, а какое — заключением. Следует учитывать, что в энтимемах легче допустить ошибку. В связи с этим их использование в деятельности юристов должно быть ограничено.

Кроме сокращенных, есть еще сложные силлогизмы. Их несколько. Выделяют полисиллогизмы у сориты, эпихейремы. Кратко познакомимся с ними. Они иногда встречаются в рассуждениях, и знания о них позволяют судьям проверить эти силлогизмы и избежать логических ошибок, которые могут возникать.

Сложный силлогизм (полисиллогизм) — эго соединение нескольких силлогизмов друг с другом так, что заключение одного из них становится посылкой другого.

Пример полисиллогизма: «Все люди сильной воли не боятся трудностей. Все смелые люди обладают сильной волей. Все смелые люди не боятся трудностей. Все передовые судьи — смелые люди. Все передовые судьи не боятся трудностей».

Логическая схема полисиллогизма такова:

Отличают особый вид сложного силлогизма — сорит, состоящий из ряда посылок. В сорите приводится только последнее заключение, а все промежуточные опускаются.

Его общая схема такая:

Например: «Все, что укрепляет здоровье, полезно. Физкультура укрепляет здоровье. Гимнастика — физкультура. Ритмическая гимнастика — вид гимнастики. Значит, ритмическая гимнастика полезна».

Есть еще сложносокращенный силлогизм, который называется эпихейремой. У него обе посылки представляют собой сокращенные простые силлогизмы (энтимемы). Например:

В судебной практике достаточно широко употребляются условные умозаключения. Особенность условных умозаключений состоит в том, что выведение заключения из посылок определяется не отношениями между терминами, как в категорических силлогизмах, а характером логической связи между суждениями: «если.., то...». При анализе посылок их субъектно-предикатная структура не учитывается.

В качестве примера использования условных умозаключений можно привести несколько примеров по определениям Судебной Коллегии (СК) Верховного Суда РФ. Так, в определении от 27 мая 1993 г. С К Верховного Суда РФ отменила решение Волжского городского суда Волгоградской области от 21 декабря 1992 г., по которому гражданин Лачкепиани был осужден по ч. 1 с г. 206 У К к штрафу в размере 1800 руб. Определение СК Верховного Суда РФ было подкреплено следующим умозаключением: «Если преступление было совершено до изменения размера штрафов, налагаемых в уголовном порядке, суд не вправе применять увеличенный размер штрафа».

В определении от 29 октября 1993 г. СК Верховного Суда РФ отменила решение Клинцовского городского народного суда Брянской области от 28 января 1993 г. и постановление президиума Брянского областного суда от 2 июня 1993 г. по делу Шатун, которая, не имея свидетельства на право занятия предпринимательской деятельностью, занималась перепродажей трикотажных изделий. Определение СК Верховного Суда РФ было подкреплено следующим умозаключением: «Лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности за преступления, предусмотренное Законом СССР, если действие этого Закона прекращено на территории Российской Федерации».

Выделяют чисто условные и условно-категорические умозаключения. Они позволяют определить:

  • а) «поле» причин при построении рассуждения от отрицания следствия к отрицанию основания;
  • б) «поле» следствий при построении рассуждения от утверждения основания к утверждению следствия.
  • 1

Чисто условным умозаключением называется опосредованное умозаключение, в котором обе посылки и заключение являются условными суждениями.

Его логическая структура такова:

Например:

Условно-категорическим называется умозаключение, в котором одна из посылок — условное суждение, а другая посылка и заключение — категорические суждения.

Оно представляет собой одну из разновидностей условно-категорического силлогизма, так как в нем посылка, выраженная категорическим суждением, утверждает истинность основания, а заключение утверждает истинность следствия. Его логическая структура такова:

Например:

Условно-категорическое умозаключение имеет только два правильных модуса, или вида:

  • а) модус утверждающий (от лат. modus ponens)',
  • б) модус отрицающий (от лат. modus tollens).

В случае modus ponens мысль движется от утверждения основания к утверждению следствия, как в примере выше. В случае же modus tollens ввиду отрицания следствия мы отрицаем и основание:

Во многих документах и в решениях судов нередко используют разделительные умозаключения.

Например, в Гражданском кодексе РФ в главе 15 «Прекращение права собственности» зафиксировано: «Право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества или при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом»[1].

Разделительными называются умозаключения, в которых одна или несколько посылок — разделительные (дизъюнктивные) суждения.

Есть разделительно-категорические и условно-разделительные умозаключения.

Разделительно-категорическим называется умозаключение, в котором одна из посылок — разделительное, а другая посылка и заключение — категорические суждения.

Простые суждения, из которых состоит разделительное (дизъюнктивное) суждение, называются «альтернативами» (от лат. alternare — «чередоваться»).

Например, в Уголовном кодексе РФ в ст. 69 «Назначение наказания по совокупности преступлений» зафиксировано: «Если преступления, совершенные но совокупности, являются только преступлениями небольшой тяжести, то окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения наказаний»[2].

Утверждая одну альтернативу, мы с необходимостью должны отрицать другую. Может быть наоборот: отрицая первую, мы должны утверждать другую.

Например:

Здесь от отрицания одного (возможно нескольких) случаев мы идем к утверждению оставшихся.

Разделительно-категорическое умозаключение должно подчиняться двум основным правилам: во-первых, в разделительной посылке перечисленные в ней случаи должны строго исключать друг друга; во-вторых, в разделительной посылке должны быть перечислены возможные случаи. Если это условие не соблюдено, мы не можем быть уверены в истинности полученного заключения.

Умозаключение, в котором одна посылка состоит из двух или более условных суждений, а другая — разделительное суждение, называется условно-разделительным, или лемма- тическим (от лат. lemme — «предположение»).

В зависимости от числа членов в разделительной посылке данное умозаключение может быть дилеммой, трилем- мой и полилеммой. Если в них в заключении утверждается что-то из условных посылок, то это конструктивные умозаключения, если отрицается основание — деструктивные умозаключения.

В качестве примера рассмотрим сложную конструктивную дилемму. Ее можно привести, если использовать отрывок из книги Ю. Семенова «17 мгновений весны». Дадим в реконструкции рассуждения главного героя произведения — Штирлица:

В судебной практике рекомендуется отказываться от использования дилемм, трилемм и полилемм и заменять или преобразовывать их в категорические суждения.

Так, Судебная Коллегия но уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 мая 1996 г. удовлетворила протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ но делу Абдурахманова, осужденного Советским районным судом г. Махачкалы Республики Дагестан, определившему обвиняемому наказание — три года лишения свободы с конфискацией имущества. В решении Советского районного суда были допущены ошибки при формулировании решения в виде разделительного умозаключения. В определении СК Верховного Суда РФ, в частности, отмечено: «Суд в соответствии со ст. 40 УК РСФСР и п. 4 ст. 315 УПК РСФСР должен был назначить и указать в резолютивной части приговора вид и размер основного и дополнительного наказания отдельно за каждое преступление и окончательную меру наказания по совокупности преступлений.

Дополнительное наказание не может быть определено по совокупности преступлений, если оно не назначено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность.

Поскольку дополнительное наказание Абдурахманову не назначено судом ни за одно из преступлений, входящих в совокупность, из приговора должно быть исключено указание о назначении в порядке ст. 40 УК РСФСР дополнительного наказания в виде конфискации имущества»[3].

Кроме перечисленных видов умозаключений, следует сказать и о таких, как непрямые (косвенные) выводы. К ним относятся рассуждения по правилу введения импликации, сведение к абсурду, рассуждение «от противного» (противоречащего).

Рассуждения по правилу введения импликации включают в содержание умозаключения, наряду с исходными посылками, ряд тождественно истинных «формул», которые по содержанию выступают как аксиомы. Примером такого рассуждения может послужить известная каждому социальная установка, которой мы придерживались в обучении: «Если я сдам экзамены и зачеты на «отлично» и буду соблюдать требования учебной дисциплины, активно участвовать в общественных делах, то получу диплом». Фиксация допущений:

«Я отлично сдал экзамены и зачеты». Посылка: «Я активно участвовал в общественных делах и был дисциплинированным». Заключение: «Я получу диплом с отличием».

Очевидно, такого вида умозаключения применимы при самовоспитании, при утверждении для себя определенных регулятивов как критериев своей деятельности. В данном случае логика построения рассуждения следующая: если из допущений и посылки выводится заключение, то выполнение посылки предполагает появление заключения.

Сведение к абсурду представляет собой введение в умозаключение отрицания. Оно широко применяется как в беседах, происходящих в форме спора, дискуссии, полемики, так и при повседневном общении. Его логическая формула такова: «Если из допущений и посылок выводится противоречие, то из допущений выводится отрицание посылки».

Например, на одном из судебных заседаний, где рассматривалось дело о хищении гражданином В. Кривцовым пяти мешков картофеля с поля фермера П. Мешкова и факт совершения противоправного деяния обвиняемым был фактически подтвержден, адвокат в выступлении сказал следующее: «Уважаемый суд! Суть дела очевидна и ясна. Но виноват ли Кривцов в совершении правонарушения? Мы ведь, россияне, кто? Те же “винтики”, что и прежде. Ведь правительство советует потуже затянуть пояса, утверждая при этом, что оно не враг своему народу. Разве невозможно понять это? Да вот... получается, что невозможно. Вместе с тем количество богатых в новой России относительно количества прочих граждан в процентном отношении невыразимо. Именно поэтому, уважаемый суд, мой подзащитный больше всего невиновен в совершенном деянии, чем виновен. Прошу суд оправдать его»1.

Суд вынес оправдательное решение.

Рассуждение от противного применяется, когда нет никаких условий и возможностей построить прямые умозаключения. Этот подвид непрямых выводов нередко используется в нашей жизни, хотя надо помнить, что он также дает вероятностное умозаключение.

Так, полемизируя с оппонентами о роли и месте мировых судей в судебной системе РФ, В. Лебедев использует рассуждение от противного и отмечает, что относительно государственно-правовой природы мирового суда в литературе имеет место некоторое недопонимание. В частности, на том основании, что мировые судьи могут избираться местным населением, если такое решение будет принято соответствующим субъектом Федерации, некоторые авторы делают вывод, что в связи с этим они будут входить в систему местного самоуправления. Это явное заблуждение, поскольку мировые судьи, равно как и конституционные (уставные) суды, отнесены ст. 4 Закона о судебной системе РФ к числу судов субъектов Федерации, а потому являются органами государственной власти, а не местного самоуправления. Если бы мировые судьи входили в систему местного самоуправления, то их решения не могли бы пересматриваться государственной властью, т.е. судьями, осуществляющими государственную судебную власть.

Итак, мы рассмотрели логический механизм прямых и непрямых выводов дедуктивных умозаключений. При этом было показано, как они наполняются конкретным содержанием, взятым из областей обучения, деятельности юристов и общественных отношений. Был представлен своеобразный механизм развертывания умозаключений и получения истинных и вероятностных выводов.

  • [1] Гражданский кодекс Российской Федерации : с изменениями и дополнениями на 15 сентября 2007 года. М.: Проспект, 2007. С. 78.
  • [2] Уголовный кодекс Российской Федерации : с изменениями и дополнениями на 1 мая 2010 года. М.: Эксмо, 2010. С. 28.
  • [3] Судебная практика по уголовным делам : в 2 ч. Часть 2. Разъяснения по вопросам Общей и Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации / сост. С. А. Подзоров. С. 151.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>