Полная версия

Главная arrow Логика arrow ЛОГИКА И АРГУМЕНТАЦИЯ ДЛЯ ЮРИСТОВ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Виды доказательств и опровержений в аргументации

Применительно к мышлению понятие «доказательное мышление» нередко употребляется как синоним «научного мышления». Связано это с тем, что в научном мире, в судебной практике, познавательной деятельности новые идеи утверждаются не силой авторитета или психологического влияния (хотя такое тоже возможно), а прежде всего силой аргументов.

Доказательное рассуждение — характерная и отличительная черта стиля мышления юристов. Путем доказательства совершается переход от вероятного, недостаточного знания к достоверному и истинному знанию. Посредством доказательства происходит сверка теоретических положений и выводов с реальной действительностью.

Вместе с тем следует отметить, что формально-логическое доказательство не исчерпывает всей полноты сверки выводов с реальной действительностью. Цель его состоит лишь в том, чтобы вывести одни истины из других, уже обоснованных.

Полное доказательство достигается использованием целой системы средств познания и человеческой практики. Доказательство в науке, в судебной практике ставит перед собой задачу формирования обоснованных убеждений, утверждения в сознании оппонента определенных сведений. Именно поэтому доказательство связано с убеждением, но не тождественно ему.

Доказательства должны основываться на данных науки и общественно-исторической практики, убеждения же могут быть основаны, например, на вере в догматы церкви, на предрассудках, на софизмах.

Более того, убедить — еще не значит доказать, если эти убеждения основываются на вере.

Вера — сложное явление, достаточно комплексный феномен, возникший в жизни человека на определенном этапе развития общества. Вера — это социальное образование, которое имеет объективные и субъективные детерминанты возникновения, становления и существования.

Веру можно рассматривать с позиций гносеологии, психологии, религии.

Так, например, с позиций психологии вера — это своеобразный характер протекания психических процессов у человека, позволяющих ему ощущать и воспринимать мир таковым, какой он есть на самом деле. Вера — это своеобразное состояние чувств, эмоций человека, которые обеспечивают ему состояние уверенности в себе, устойчивости в сложных социальных ситуациях. Вера — это и своеобразный способ, средство мобилизации потенциальных возможностей человека, направленных на преодоление им противоречий, которые возникают у него в процессе жизнедеятельности.

У каждого человека обязательно наличествует вера в некие компоненты приобретаемых навыков, умений, которые позволяют ему чувствовать себя достаточно комфортно в коллективе, при выполнении каких-то операций и действий, при решении возникающих перед ним проблем.

На вере формируется и сопровождает человека чувство доверия как характеристика уровня отношений между людьми, когда они переходят в разряд партнерских и союзнических связей, когда в какой-то мере у человека исчезает чувство боязни за себя и своих близких, когда окружающие воспринимаются по критериям добра.

На вере базируется проявление активности человека, когда он попадает в проблемные ситуации и ищет способы и средства их разрешения.

Т.е. вера, если рассматривать ее с точки зрения психологии, — это своеобразный приобретаемый человеком атрибут его жизни, который является его добротной опорой и фактором, обеспечивающим его успех в различных бурях, сопровождающих нашу жизнь.

Наиболее сложно определиться с трактовкой веры в религии.

Для нас важным является учет того факта, что в реальной жизни мы многому верим без доказательства, но мы и сомневаемся во многом, что было доказано. И это естественно.

Доказательство связано также с умозаключением. Но и между ними есть существенные различия. Они включают два момента. Во-первых, в умозаключении из данных посылок выводится заключение, а в доказательстве подбираются посылки, которые подтверждают или опровергают выдвинутое положение. Во-вторых, в умозаключении заранее исходят из истинности посылок и следят только за правильностью логической связи их терминов, а в доказательстве подвергается логической проверке не только способ связи, но и истинность самих посылок.

При этом особенно важно учитывать, что доказательство не изменяет содержания доказываемого суждения. Ложную мысль нельзя путем доказательства превратить в истинную и, наоборот, истинную — в ложную.

В настоящее время появился еще один принципиально важный аспект, который касается содержания доказательства. В различных ситуациях, в том числе в судебной практике, возросла громоздкость доказательств. Они сейчас стали более объемными и способными порождать ошибку, хотя при этом самой идеей можно восхищаться. Многим специалистам ясно, что для процесса доказательства истинности положений идеи кроме убедительности все более необходимыми становятся логическая культура, профессиональное и квалифицированное понимание доказательства всеми участниками.

Наконец, стоит сказать и о социально-психологической атрибутивности доказательства. Ведь часто бывает так, что, приняв «одно» обоснованное рассуждение, восприняв его, мы становимся неукоснительными сторонниками данной мысли, способа и формы доказательства, делаемся даже агрессивными, готовыми отстаивать и другие мысли только с помощью этого воспринятого нами процесса доказательства.

Парадокс состоит в следующем: практически все прекрасно понимают, что невозможно богатство реальной жизни и познания сфокусировать в одном из рассуждений, но вместе с тем мы довольно часто эту невозможность превращаем в правило поведения. А ведь для различных ситуаций и разных людей логическое подтверждение истинности конкретной идеи будет неодинаковым.

Общее, единое для всех в доказательстве — только каркас, структура данного процесса. В нем различают три составных элемента: тезис, аргументы, демонстрацию (доказательное рассуждение).

Тезис — это суждение, истинность которого обосновывают в процессе аргументации.

Аргументы — это истинные исходные теоретические или фактические положения, которыми пользуются при доказательстве тезиса.

Демонстрация — способ логической связи между тезисом и аргументами.

Если обозначить тезис символом «Т», а аргументы «At», «А2...Ап», демонстрацию — знаком импликации (—?), то доказательство можно представить схемой:

Критерием видового деления доказательств выступает форма демонстрации. Демонстрация как логическая связь между аргументами и тезисом представляет собой одну из форм условной зависимости. Продемонстрировать — значит показать, что тезис логически следует из принятых аргументов по правилам соответствующих умозаключений. Особенности тезиса в контексте демонстрации состоят в том, что с его помощью подлежат восстановлению посылки вывода.

Обоснование тезиса может принимать форму дедуктивных умозаключений, индукции или аналогии, которые применяются самостоятельно либо в различных сочетаниях.

Дедуктивное обоснование (или обусловливающее подтверждение тезиса) чаще всего принимает форму подведения частного случая под общее правило.

Тезис обосновывают в этом случае ссылкой:

  • а) на эмпирические обобщения;
  • б) нравственные или правовые предписания;
  • в) известные законы науки;
  • г) заключения экспертизы;
  • д) аксиомы или постулаты.

Процесс доказательства идет от общего к единичному, конкретному, и само доказательство сводится к показу непреложной достоверности доводов, из которых с необходимостью следует доказываемое положение с содержащимся в нем тезисом. Для подтверждения истинности выдвинутого тезиса сначала определяют необходимые или достаточные для этого условия, а затем демонстрируют их наличие и делают выводы.

Для примера возьмем доказательство того, что «2» - действительное число.

Достаточно часто для демонстрации обращаются к условнокатегорическим и условно-разделительным умозаключениям.

Например, в результате анализа обстоятельств конкретного дела следователи пришли к выводу, что фирма «X» начала выпускать препараты, которые могут стать или стали товаром на рынке наркопродукции, и поэтому руководители этой фирмы должны быть привлечены к ответственности.

Каково же было доказательство при построении данного заключения? В обоснование тезиса приводилась следующая цепочка рассуждений и аргументов. Первый из них — суждение о том, что все, кто занимается производством и сбытом наркотиков есть лица, совершающие преступные деяния, и они должны быть привлечены к ответственности. Второе суждение — эмпирические обобщения: прекратился открытый доступ к результатам производства фирмы; изменился состав сотрудников фирмы; стал закрытым бюджет фирмы; изменились вид и форма производства, так как стали использоваться новые исходные предметы труда; изменилась технологическая цепочка производства продукции. Третье суждение — увеличился сбыт наркопродукции в городе. Четвертое суждение — были задержаны продавцы наркопродукции, непосредственно связанные с лицами, ответственными на фирме за сбыт продукции.

Логическая реконструкция показывает, что демонстрация протекает в форме условно-категорического умозаключения, и обоснование дает результаты, согласно которым истинность тезиса с необходимостью вытекает из посылок. Тезис доказан. Такое обоснование применимо и в других случаях при изучении социальных процессов.

Индуктивное обоснование (соединительное подтверждение тезиса) — это логический переход от аргументов, в которых представлена информация об отдельных случаях определенного ряда, к тезису, обобщающему эти либо другие случаи того же рода.

Оно применяется реже, опирается чаще всего на полную индукцию или научную индукцию и осуществляется следующим образом:

  • а) устанавливается предел распределенности доказываемого тезиса, т.е. сфера его применимости к определенному числу явлений;
  • б) обосновывается истинность тезиса для каждого случая в отдельности;
  • в) выводится подтверждение тезиса в полном объеме методом полной индукции.

Специфика индуктивного обоснования состоит в том, что в качестве аргументов выступают, как правило, только фактические данные.

Например: «Всякое преступление против личной собственности граждан имеет санкцией по УК РФ лишение свободы».

Обоснование этого тезиса может быть выполнено индуктивным путем. Почему? Все преступления этого рода предусматривают по УК РФ в качестве санкции лишение свободы. Поскольку аргументы исчерпывают все разновидности преступлений против личной собственности граждан, выставленный тезис обосновывается как достоверный.

Демонстрация в форме аналогии — это обоснование тезиса, в котором формулируется утверждение о свойствах единичного явления.

Им пользуются в исторических исследованиях. Там это единственно возможный способ обоснования суждения. Такой же способ доказательства можно применять иногда при анализе и оценке ситуаций в судебной практике. Результат может быть положительным, если соблюдать правила этого вывода. Например, метод моделирования в различных областях человеческой деятельности обеспечивает логически доказательные результаты, если есть разработанные критерии подобия. На основе подобия строятся выводы различных судебных и других видов экспертиз.

По способу обоснования тезиса различают две разновидности доказательств: прямое и косвенное.

Прямым называется доказательство, в котором при обосновании тезиса не пользуются противоречащими тезису допущениями.

Оно применяется, когда обоснование строится путем подведения единичного события или явления под общее положение.

Схема доказательства такова: например, из данных аргументов (а, Ь, с...) следуют истинные суждения (k, т, п...); из последних вытекает доказываемый тезис (Т); следовательно, (а, в, с...) обосновывают тезис (Т).

Приведенное выше доказательство — пример прямого доказательства.

Хотелось бы напомнить, что аргументы выполняют роль логического фундамента доказательства и отвечают на вопрос, чем, с помощью чего специалист обосновывает тезис.

В качестве аргументов могут выступать:

1) удостоверенные единичные факты.

Фактами или фактическими данными называют единичные события или явления, для которых характерны определенное место, время и конкретные условия их существования. (Это все предметы, явления и процессы, которые зафиксированы в пространстве и времени.)

Это основные аргументы, используемые юристами, в том числе и судьями, в доказательстве. К ним относят:

  • а) так называемый фактический материал;
  • б) данные о психофизиологических и других признаках субъектов правоотношений;
  • в) сведения о количестве людей, заводов и т.д.;
  • г) информация, полученная от проверенных лиц;
  • д) подписи на документе;
  • е) научные данные;
  • ж) заключения экспертизы;
  • з) общие правовые положения и другие оценочные стандарты.

Роль факторов в обосновании выдвинутых положений очень велика. Факты — это «воздух» для специалиста юридического профиля. Но, подбирая, классифицируя и субординируя факты, нельзя оставаться на их «поверхности». Надо попытаться проникнуть в тайну возникновения фактов, в законы, управляющие ими. Нельзя выхватывать отдельные факты, играть в примеры. Факты, если взять их в целом, в их связи, не только «упрямая», но и безусловно доказательная вещь. Фактики, если они берутся вне целого, вне связи, если они отрывочны и произвольны, являются только игрушкой. Следует использовать совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу фактов, без единого исключения, ибо возникнет подозрение, что факты подобраны специально и вместо доказательства мы получим субъективную «стряпню».

Следует помнить, что когда речь идет о фактах как аргументах в доказательном рассуждении, то имеются в виду суждения о фактах, в которых выражена информация о единичных событиях и явлениях. Их нужно отличать от источников сведений о фактах, с помощью которых получена выраженная в суждениях информация. Важно четко подразделить понятия «истинные сведения», «достоверные», «правдивые».

Истинные сведения — это те, которые адекватно отражают предмет изучения, исследования (они могут быть относительно истинными или абсолютно истинными).

Достоверные сведения — сведения, которые получены субъектом от предмета, который воздействует на его органы чувств прямо или опосредованно и зафиксированные в признанной сообществом системе знаков.

Правдивые сведения — сведения, которые получены от субъекта (источника), обладающего истинными или достоверными знаниями (информацией) и имеющего статус надежного.

Так, например, факт-аргумент готовности какого-то человека или группы людей к осуществлению вооруженного нападения на других людей в городе, служащий основой оценки истинности уровня криминальной обстановки, может быть получен из разных источников. Наличие нескольких источников и их независимость способствуют объективной оценке полученных сведений;

2) эмпирические обобщения.

Эмпирические обобщения — это результаты выводов но фиксации первичных устойчивых связей между зафиксированными свойствами предметов исследования, полученные на основе методов эмпирического исследования: наблюдения, изучения документов, опроса специалистов и выраженные в форме суждений.

Такого рода аргументы не только служат целям объяснения известных или предсказания новых явлений, но и играют роль доводов в доказательном рассуждении. Роль обобщений играют любые оценочные стандарты, которые всегда являются результатами определенных выводов. Оценочные стандарты закрепляются в форме предписаний, которые фиксируются в регламентирующих документах;

3) аксиомы и постулаты.

Аксиомы — это наиболее общие, очевидные и потому не доказываемые в конкретной области человеческой деятельности обобщения (положения).

Они подтверждаются длительной практикой. Например: «Часть меньше целого».

Постулаты — это утверждения, принимаемые без доказательства в качестве исходного положения при любом рассуждении.

Это своеобразная разновидность аксиом. Они могут быть очевидными только для определенного круга исследователей, для конкретной области познания и деятельности.

Если доказательство строится на основе аксиом, то оно обязано соответствовать следующим требованиям: непротиворечивость, полнота, независимость, означающая, что каждая аксиома логически невыводима из других;

4) законы науки и ранее доказанные теоремы.

Закон — это внутренняя, существенная, устойчивая, необходимая, повторяемая связь явлений, которые отражают природу конкретного предмета (вещи, явления, процесса).

Ссылки, например, на законы материалистической диалектики позволяют убедиться в истинности причинно- следственных связей без их проверки.

Косвенным доказательством называется такое, в котором истинность тезиса обосновывается с использованием противоречащего тезису допущения (антитезиса).

Косвенные доказательства делятся на апагогические (доказательства от противного) и разделительные (доказательства методом исключения).

252 Глава 7. Тактика аргументации и доказательство как ее составная часть

Апагогическое (от греч. apagogos — отводящий, уводящий) доказательство — это косвенное обоснование тезиса путем установления ложности противоречащего ему допущения.

В основе этого вида косвенного доказательства лежит использование закона исключенного третьего. Аргументация в этом случае строится в три этапа.

Первый этап. При наличии тезиса «Т» выдвигают противоречащее ему положение — антитезис и условно признают его истинным (допущение косвенного доказательства).

Для каждого вида суждений антитезис будет иметь свой «антивид». Например, для общеутвердительного суждения: «Все следователи оперативного подразделения прекрасно управляют автомобилем» (А) антитезисом будет его отрицание: «Неверно, что все следователи оперативного подразделения прекрасно управляют автомобилем» (1А).

Условно принятый за истину антитезис рассматривается дальше как допущение, из которого как из посылки выводят логически вытекающие следствия. Логическая схема первого этапа косвенного доказательства такова:

Второй этап. Логически выведенные из антитезиса следствия сопоставляются с положениями, истинность которых установлена. В случае несовместимости следствий с данными положениями логически выведенное следствие расценивается как ложное.

Третий этап. Из ложности антитезиса на основе закона исключенного третьего устанавливают истинность тезиса.

Апагогическое доказательство больше всего применительно к отношениям противоречия.

Приведем пример из кинофильма «Место встречи изменить нельзя». В логове банды Горбатого проверяют на «чистоту» работника милиции В. Шарапова Делают допущение, что Шарапов работник милиции, так как он по внешним данным не соответствует тому, за кого себя выдает. Но далее путем сопоставления действий Шарапова с известным для членов банды фактом, который может совершать только близкий им но духу человек, делают вывод, что Шарапов «свой» человек. (Для большинства присутствующих достоверным фактом было то, что Шарапов сыграл на пианино известную всем ворам мелодию.)

Разделительным доказательством называют косвенное обоснование тезиса путем установления ложности всех членов разделительного суждения, кроме одного. В отличие от апагогического, в разделительном доказательстве фигурируют не два, а несколько положений: А, В, С... Каждое из них претендует на истинность и полностью или частично исключает другие. Обоснование тезиса в этом случае строится по методу исключения. Его схема такова:

Блестящие примеры данного доказательства содержатся в произведениях Артура Конан Дойля. Так, в повести «Знак четырех» Шерлок Холмс демонстрирует умение наблюдать и делать выводы. В одном из эпизодов Холмс показывает доктору Ватсону это, когда последний задает ему вопрос: «А как вы узнали, что я посылал телеграмму?» Он ответил:

«Мне известно, что утром вы не писали никаких писем, ведь я все утро сидел напротив вас. А в открытом ящике вашего бюро я заметил толстую папку почтовых открыток и целый лист марок. Для чего тогда идти на почту (об этом Холмс узнал но красной земле на ботинках Ватсона, ибо перед почтой дорога перекопана), как не затем, чтобы послать телеграмму? Отбросьте все, что не могло иметь места, и останется один-единственный факт, который и есть истина».

Вместе с тем стоит помнить, что косвенное доказательство может служить источником серьезных ошибок.

Такая ситуация раскрыта в рассказе О. Генри «Город без происшествий». В нем автор показывает, как такое доказательство, использованное в обвинении против подростка Кида, как будто убившего своего товарища, привело к трагическому результату. О. Генри описывает этот случай следующим образом: «Против Кида имелись тяжелые улики. Раз в воскресенье он отправился с товарищем купаться на реку Сиото. Кид вернулся домой один — товарищ пропал. Три недели спустя его тело нашли недалеко в низовьях реки... Опознать труп не представлялось возможным. Родители нашли родимое пятно на разложившемся теле и заявили, что это и есть их сын. Кида арестовали. На суд вызвали свидетелей. Тс показали, что видели, как мальчики ссорились. Вдруг Кид схватил своего товарища за руку и потащил к реке с криком: «Вот погоди, я утоплю тебя за это!» Эту угрозу слышали. Кид был осужден на основании косвенных улик и казнен на электрическом стуле.

А потом выясняется страшная истина: «Мальчик Боб Уатней нашелся в Портсмунде. Он написал оттуда своим родителям. Он ничего не знал о казни Кида. Государство сделало маленькую ошибку. Оно отправило на тот свет семнадцатилетнего мальчика за убийство, которое он никогда не совершат»[1].

В судебной практике прямой и косвенный виды доказательства могут выступать в качестве самостоятельных способов аргументации, но могут применяться и в сочетании. Тогда усиливается доказательное значение и убедительность рассуждения.

Но нередко в процессе обсуждения многих вопросов и реальных событий в судебной теории и практике сталкиваются различные мнения, предлагаются различные варианты решений. Обсуждение приобретает характер дискуссии или полемики.

Дискуссия — это обсуждение какой-либо спорной мысли в личном взаимодействии оппонентов или опосредованно в СМИ посредством словесного состязания, в котором каждый отстаивает свою позицию.

Полемика — это дискуссия по спорным мыслям, которая включает не только обоснование выдвинутых тезисов, но и критический взаимный анализ предложений.

В этих процессах обычно используются и, конечно, сталкиваются, разрушаются различные доказательства, ранее состоявшиеся утверждения. По содержанию данные процедуры представляют собой процесс опровержения. Чтобы быть готовым к дискуссиям, полемике, юрист, а если он еще и судья, должен знать тактику опровержения, его содержание и структуру.

Опровержение — это логическая операция, направленная на разрушение доказательства путем установления ложности или необоснованности ранее выдвинутого тезиса.

Очевидно, по предназначению опровержение является логической операцией проверки истинности выдвинутого тезиса. И это тем более важно, что в юридической деятельности в большем количестве случаев в судебной практике обвиняемая сторона стремится не столько доказать истину, сколько, наоборот, скрыть или извратить ее.

Существуют три способа опровержения.

  • 1. Наиболее эффективным способом опровержения является критика тезиса. Данный способ направлен на то, чтобы показать его ложность или ошибочность. Он может быть прямым и косвенным. При прямом опровержении тезиса логический процесс строится в форме сведения к абсурду или в форме опровержения фактами. В случае использования формы сведения к абсурду последовательность рассуждений такова:
    • а) временно признается истинность ложного тезиса, т.е. делается апагогический шаг: допустим, что данное положение истинно;
    • б) затем выводятся следствия из признанного тезиса: тогда следует сделать следующие выводы;
    • в) после этого обнаруживается ложность следствия: но это абсурд, так как данные выводы противоречат фактам;
    • г) делается вывод, что опровержение состоялось.

Очень часто использовал прием сведения к абсурду бравый солдат Швейк, литературный герой Я. Гашека. Например, с целью показать абсурдность и порочность системы медицинского освидетельствования, автор конструирует процесс психического исследования своего героя по данной форме. На первом этапе он показывает, что Швейк как бы психически ненормален. Его герой, зайдя в зал, заметил па стене портрет австрийского императора и громко воскликнул: «Господа, да здравствует государь император Франц Иосиф Первый!». Вследствие этого у врачей отпал ряд вопросов. Осталось только несколько важнейших: тяжелее ли радий олова? Верит ли Швейк в конец света? Смог бы он вычислить диаметр земного шара?

Я. Гашек позволяет читателю оценить тот факт, что логика построения процедуры проверки испытуемого, выбранная «экзаменаторами» подводит их к достаточно спорному заключению: «Швейк психически ненормален».

Опровержение данного вывода как абсурдного автор демонстрирует следующим примером, по смыслу сопоставимым с ситуацией, которая создавалась вначале самими «экзаменаторами».

Швейк просит разрешения загадать загадку. Он говорит: «Стоит четырехэтажный дом, в каждом этаже по восемь окон, на крыше — два слуховых окна и две трубы, в каждом этаже по два квартиранта. А теперь, господа, скажите, в каком году умерла у швейцара бабушка?»1.

За этой бессмысленностью автор устами Швейка показывает всю нелепость поведения врачей и их вопросов, ибо они так же абсурдны, как и загадка Швейка.

Также предусматривается форма опровержения фактами при использовании способа критики тезиса. Это самая верная и эффективная форма. Она ничем не отличается по структуре от доказательства фактами. Важно, чтобы они были взяты в совокупности и изложены достаточно коротко и просто.

В целом, прямое опровержение позволяет продемонстрировать несостоятельность тезиса оппонента, но оно выполняет разрушительную, деструктивную функцию, не выдвигая взамен никакой идеи.

Косвенное опровержение строится совсем иным путем. Оппонент может прямо не анализировать тезис противной стороны (часто так поступают в судебном процессе). Он сосредоточивает внимание на тщательном и всестороннем обосновании собственного тезиса, т.е. доказывает антитезис. Если аргументация основательна и удается убедить слушателей в

1

Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка. М., 1979. С. 47-49.

правильности суждения, то вслед за этим делается вывод о ложности тезиса оппонента. Наш ранее приведенный пример с выступлением на судебном заседании адвоката Пассовера (см. стр. 155—156) — тому подтверждение.

Такое опровержение применимо, только если тезис и антитезис регулируются принципом: «третьего не дано». При наличии других отношений между конкурирующими утверждениями данное опровержение не применяется.

Например, надо опровергнуть тезис: «Все подследственные дают ложную информацию». Суждение общеутвердительное — «А». Для суждения «А» противоречащим будет частноотрицательное суждение — «О»: «Некоторые подследственные не дают ложной информации». Для подтверждения последнего достаточно привести несколько фактов или хотя бы один факт из судебной практики, который известен присутствующим. Например, Сократ на суде не отрицал факта проведения бесед с афинянами, критикуя человеческие недостатки, побуждая у них чувство справедливости и стремление отвратить их от дурных поступков. Итак, историческим фактом мы доказываем истинность суждения «О». В силу закона исключенного третьего, если истинно «О», то «А» — ложно. Следовательно, тезис опровергнут.

2. Критика аргументов. Этот способ направлен на показ несостоятельности выводов, используемых оппонентом для обоснования тезиса. Если оппоненту удается показать сомнительность или ложность аргументов, то позиция оппонента существенно ослабляется.

Первый вариант критики аргументов может выражаться в том, что оппонент указывает на неточное изложение фактов, двусмысленность процедуры обобщения статистических данных, выражает сомнение в авторитетности эксперта.

Например, сейчас можно прочитать, услышать, как некоторые авторы обосновывают выдвигаемый ими тезис: «Война перестала быть продолжением политики другими, насильственными средствами». Для этого они используют следующие аргументы:

  • а) цели политики не могут быть достигнуты в ракетно-ядерной войне;
  • б) в результате войны будет уничтожена экосистема;
  • в) ни одно правительство не заинтересовано в развязывании войны.

Используя способ опровержения через критику аргументов, можно указать на следующие сомнительные качества данных аргументов:

  • а) данные аргументы содержат двусмысленность в обобщении;
  • б) экспертизу никто нс проводил;
  • в) выводы не подтверждены общественной практикой.
  • 11а этом основании можно утверждать, что тезис нуждается в новом подтверждении.

Второй вариант критики аргументов основан на использовании закона достаточного основания. Он применим, когда недостаточно аргументов, когда они сомнительны, когда сомнителен (неточно определен) предмет разговора, есть условия для возникновения недоуменных вопросов тина: «Ну и что?»

В отношении приведенного ранее примера этот вариант тоже можно использовать, ибо всякая истинная мысль должна быть обоснована другими мыслями, истинность которых уже доказана.

Третий вариант критики аргументов, который применяется в деятельности судей, — это указание на сомнительность источника получения информации.

Слухи, сплетни, домыслы порождаются недостаточной информацией, дают искаженное отражение действительного состояния дел. Они не могут быть надежным источником получения истинных аргументов. Поэтому всякий аргумент, если он сопровождается словами «как известно», «может быть», «говорят» и т.д., может исключаться из доказательства и опровергаться.

Критика аргументов играет важную роль, но мы должны помнить, что их ложность не означает ложности тезиса, а лишь показывает его недостаточную обоснованность.

3. Еще один способ опровержения — критика демонстрации. Она показывает ошибки в форме доказательства, отмечает отсутствие необходимой логической связи между доказываемым тезисом и аргументами. Это операция проверки правил умозаключений. Ее финал состоит в показе того, что тезис не вытекает из аргументов, он остается необоснованным, как бы повисает в воздухе. Начальный и конечный пункты рассуждения оказываются вне логической связи друг с другом.

Например, опровержение ТАСС от 14 июня 1941 г. наглядно демонстрирует отсутствие логической связи между аргументами и тезисом. В опровержении было сказано: «По данным СССР, Германия так же неуклонно соблюдает советско-германский пакт, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на Советский Союз лишены всякой почвы...»

Разумеется, приведенный отрывок — это только часть рассуждений. Но выводы нс согласуются ни со сведениями разведки, ни с сообщениями прессы, ни с действиями войск Германии на границе с СССР, ни с сообщениями перебежчиков и т.д. Конечно, можно здесь сделать ссылку на источники аргументов. Задачей данного примера является показ явного логического расхождения между аргументами и тезисом.

Иногда для создания видимости логической связи искушенные полемисты прибегают к языковым уловкам. Они используют выражения типа: «Таким образом...», «Итак...», «Всем ясно, что в данной ситуации можно сделать лишь один вывод...» и др. Данные языковые приемы надо вовремя улавливать, чтобы вскрыть ошибочность доказательства и осуществить его опровержение.

Однако, обнаружив ошибки в ходе демонстрации, мы еще не опровергаем сам тезис, а лишь показываем его необоснованность. Для того чтобы утвердить тезис, его нужно доказывать.

Рассмотренные способы опровержения применяются не только самостоятельно, но и в сочетании. Чтобы выбрать наиболее эффективный способ (способы) опровержения, желательно заранее проиграть возможные ситуации дискуссии с оппонентом.

Доказательная и убеждающая сила суждений при рассмотрении многих вопросов в судебной практике определяется и рациональным сочетанием в диалоге операций доказательства и опровержения, соблюдением правил доказательства и опровержения.

  • [1] О. Генри. Город без происшествий. М.: Художественная литература,1981. С. 368-375.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>