КЛАССИЧЕСКИЙ ЭТАП ФИЛОСОФИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ

При изучении главы 6 студенты обретут следующие знания и умения, овладеют соответствующими навыками.

Студент должен знать:

  • 1. Как осмысливалось в классической философии различение природы и культуры.
  • 2. В чем смысл радикального переосмысления философии в учении Канта.
  • 3. С чем связан кризис традиционной формы философского знания в середине XIX в.
  • 4. Каков смысл антропологической концепции Л. Фейербаха.

Уметь:

  • 1. Сопоставлять традиции Просвещения с современной эпохой.
  • 2. Обозначать основные идеи эпохи Просвещения в ее классическом варианте.
  • 3. Охарактеризовать величие и ограниченность философской антропологии Л. Фейербаха.
  • 4. Осмыслить влияние кантианства и неокантианства в истории философии.

Владеть:

  • 1. Основными понятиями классической философии.
  • 2. Навыками диалектического мышления.

Максима философского сознания XIX в. - различие природы и культуры

Новый этап в развитии натурфилософии связан с именем И. В. Гете. Любое созерцание, любое понимание природы начиналось для Гете с непосредственного чувственного впечатления, т.е. не с изолированного явления, отфильтрованного с помощью специальных приборов и до некоторой степени силой вырванного у природы, а со свободно развертывающегося, открытого нашим чувствам естественного события. Возьмем какое угодно место из раздела «Физиологические цвета» в его учении о цвете. Спуск зимним вечером с занесенного снегом Брокена дает повод для следующего наблюдения: «Если на протяжении всего дня, при желтоватом оттенке снега замечались легкие фиолетовые тени, их следовало считать темносиними, учитывая интенсивно желтые отсветы освещенных частей. Когда же солнце склонилось, наконец, к закату, и его лучи, предельно ослабленные сгустившимся туманом, одели чудесным пурпуром весь мир вокруг меня, цвет теней превратился в зеленый, который по ясности можно было бы сравнить с зеленым цветом моря, а по красоте с зеленью смарагда. Зрелище было даже более ярким. Можно было подумать, что находишься в мире фей, ибо все оделось в два ярких, столь прекрасно гармонирующих друг с другом цвета. Пока солнце не зашло и все это роскошное зрелище не исчезло в серых сумерках, постепенно переходящих в лунную и звездную ночь»[1].

Но Гете не останавливался на непосредственном наблюдении. Он очень хорошо знал, что непосредственное впечатление может стать познанием только в том случае, если руководствуется поисками взаимосвязи, сначала предполагаемой, а затем при удаче обретающей достоверность. Гете знает, что всякое познание нуждается в образе, в связи, в смысловых структурах. Без них познание было бы невозможно. Но путь к этим структурам неизбежно вел к абстракции. Уже в своих исследованиях по морфологии растений Гете на опыте убедился в этом. Наблюдая, особенно во время своего итальянского путешествия, различие растительных форм во всем их многообразии, он надеялся, что при более обстоятельном их изучении сможет яснее распознать таящийся в них принцип единства. Так он и подходил к представлению о прафепомене, прарастении.

Со времен появления великих трудов И. Ньютона естествознание развивалось, по сути, совершенно однолинейно и последовательно, а воздействие, которое оно оказывало посредством техники, преобразило облик земли. Простым явлением считался такой процесс, закономерный ход которого может быть без затруднений и во всех деталях описан математически, с количественной стороны. Прост, следовательно, не только процесс, который развертывается в природе. Чем же отличался подход Гете от ньютоновского? Прежде всего, рассматривая природу, Гете неизменно исходит из человека, причем именно человек и его непосредственное переживание природы образуют то средоточие, которое связывает все явления в осмысленный порядок. Такому опыту природы, такому его содержанию должен, полагал Гете, соответствовать также и научный метод. В этом смысле надо понимать и его поиски прафеноменов как поиски тех установленных Богом структур, которые образуют начало являющегося мира и не просто конструируются рассудком, но непосредственно созерцаются, переживаются, ощущаются. Гете ясно ощущал, что основополагающие структуры должны быть такими, чтобы уже нельзя было различить, принадлежат ли они объективно мыслимому миру или человеческой душе, поскольку они образуют единую предпосылку обоих миров.

Немецкий философ Фридрих Шеллинг (1775—1854) создал своеобразную натурфилософию. Свои философские взгляды на природу он изложил в ряде работ: «Идеи философии природы» (1797), «О мировой душе» (1798), «Первый набросок философии природы» (1799), «Общая дедукция динамического процесса» (1800). Шеллинг рассматривал природу как некое единство противоположностей, которые проявляются в разных формах в виде мирового закона: это и полярность полюсов магнита, и положительный, и отрицательный заряды электричества, и противоположные отношения кислот и щелочей. Он также распространяет этот принцип противоположностей и на органическую жизнь. Раздвоение на противоположности порождается живой силой, духовным началом, которое бессознательно. Все указанные противоположности образуют единство. По мнению Шеллинга, духовное бессознательное начало в природе, пройдя ряд ступеней, порождает сознание в человеке. Целостность природы как живого организма создается мировой душой.

«Унитарные идеи», которые вынашивал Шеллинг, — это мысли о единстве природы. Нет в ней разобщенных субстанций, неразложимых первоэлементов, какими с древних времен привыкли считать воздух, воду, огонь. Разложить на составные части воздух и воду удалось химикам в XVIII в. Что касается огня, то XVIII столетие начисто отвергло теорию флогистона — специального вещества, которое будто бы выделяется при горении. Было доказано, что нет и «теплорода», специальной материи теплоты[2]. Шеллинг набрасывает картину одухотворенной природы, ее эволюция идет от организма к... механизму. Философ говорит о ступенях, по которым природа постоянно спускается от органического к неорганическому. Распад организма дает неорганические вещества. Мертвая материя — кладбище живой.

  • [1] Цит. по сб.: Рациональное и иррациональное в современном сознании. Вып. 4. М., 1987.С. 10.
  • [2] См.: Гулыга А. Шеллинг. М., 1994. С. 43.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >