Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow ГИПЕРАКТИВНОСТЬ И ДЕФИЦИТ ВНИМАНИЯ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

СОВРЕМЕННЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ГИПЕРАКТИВНОГО РАССТРОЙСТВА С ДЕФИЦИТОМ ВНИМАНИЯ

Нарушения поведенческого торможения при ГРДВ

В большинстве современных психологических моделей ГРДВ основное внимание уделяется импульсивности (т.е. слабости поведенческого торможения), при этом предполагается, что неспособность к торможению или отсрочке поведенческой реакции представляет собой центральный дефицит при ГРДВ. Многочисленные исследования показали, что проблемы, связанные с недостаточным поведенческим торможением, появляются у детей с ГРДВ в возрасте 3—4 лет, т.е. существенно раньше, чем нарушения внимания в возрасте 5—7 лет.

К настоящему времени созданы несколько психологических моделей формирования ГРДВ. Модели разных авторов различаются в оценке основных нарушений. Но поскольку поведенческое торможение — многомерная функция, у детей с ГРДВ могут быть раскрыты качественно разные формы нарушений тормозящего контроля. Рассмотрим наиболее обоснованные из этих моделей, оказывающие значительное влияние на дальнейшее изучение ГРДВ.

Нарушение торможения как условно-рефлекторный дефицит: модель поведенческого торможения/активации

Дж. Грэй (Gray J. А., 1982) разработал нейропсихологическую модель, включающую три взаимодействующие системы: 1) систему активации поведения (САП); 2) систему торможения поведения (СТП); 3) систему неспецифического возбуждения (СНВ).

Система неспецифического возбуждения обеспечивает безусловные реакции на стимулы (боль, наказание). Система торможения поведения активируется под влиянием условных сигналов для наказания и непоощряемого поведения, а также в ответ на стимулы, связанные с новизной и внутренним чувством страха, в результате происходит торможение протекающих в данный момент реакций, которое называется пассивным избеганием. СТП поддерживает реакции избегания непоощряемого поведения и наказаний и в основном интегрирована в структуры лимбической системы (гиппокамп, ядра прозрачной перегородки) и их связи с лобной корой.

В противоположность этому САП реагирует на условные сигналы вознаграждения и активирует поведение ненаказуемое и направленное на поиск поощрения. САП включена в мезолимбическую систему (дофаминергические нейроны вентральной покрышки среднего мозга (tegmentum) и передняя лимбическая кора). В своей оригинальной работе Дж. Грэй применил данную модель для описания тревожных расстройств, которые он считал связанными с избыточной активацией СТП.

Г. Куэй (Quay Н. G., 1988, 1997) применил эту теорию как основу для объяснения нарушений, сопутствующих ГРДВ. Поведенческие реакции на условные стимулы наказания и поощрения регулируются за счет взаимодействия двух антагонистических систем, которыми являются САП и СТП. Слабость торможения при ГРДВ обусловливается дисбалансом между двумя системами. Предполагается, что для ГРДВ характерны низкая реактивность СТП и повышенная реактивность САП. При этом именно недостаточная активность СТП при ГРДВ приводит к трудностям торможения реакций, связанных с наказаниями и непоощряемым поведением. Однако это не означает, что дети с ГРДВ не демонстрируют безусловных реакций в ответ на наказания, — основная проблема состоит в том, что они менее восприимчивы к условно-рефлекторным стимулам. По мнению Г. Куэй трудности поведенческого торможения при ГРДВ представляют собой условно-рефлекторный дефицит.

Модель поведенческого торможения/активации предсказывает, что у детей с различными формами деструктивных расстройств, в том числе с ГРДВ, оппозиционно-вызывающим расстройством и расстройством поведения, имеется сходный дефицит — нарушения торможения. Действительно, при выполнении заданий на торможение, например теста с сигналом «стоп», эти группы пациентов демонстрируют сходные результаты. Таким образом, в данной модели все варианты деструктивных расстройств объединяются с точки зрения сходства в нарушениях баланса между СТП и САП, что может объяснять существование случаев коморбидности этих расстройств.

В то же время и ГРДВ, и тревожные расстройства обусловлены нарушениями функций СТП, имеющими, однако, разнонаправленный характер. Возникающая при этом проблема заключается в том, что у детей не должно наблюдаться сочетания ГРДВ с тревожными расстройствами. На самом же деле это не так, и не менее четверти детей с ГРДВ имеют сопутствующие симптомы, соответствующие диагностическим критериям тревожных расстройств.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>