Словообразование

Во французской филологии нс раз высказывалось мнение, что словообразование во французском языке утратило продуктивность и что поэтому новые понятия обозначаются аналитическим способом или метафорически — путем переноса значения слова. Действительно, нередко отдельному русскому слову во французском соответствует словосочетание, в том числе и предложное:

иле table de bois faire peur faire la greve un petit cheval un grain de poussiere les annees de guerre un homme sans defense

деревянный стол;

испугать;

бастовать;

лошадка;

пылинка;

военные годы;

беззащитный человек и т.п.

Подобные аналитические обозначения очень распространены во французском языке; они привлекают внимание лингвистов, но при этом мешают видеть истинное положение дел во французском словообразовании. В целом французское словообразование не менее развито, чем в других языках, но оно активно в иных сферах — ведь все языки богаты по-разному. Во французском языке есть области, где, действительно, возможности образования новых слов ограниченны. Прежде всего, это образование глаголов с помощью приставок, уточняющих пространственную и качественно- количественную характеристику действия. В русском языке от любого глагола мы можем образовывать целые серии таких глаголов, например, от бегать: выбегать, перебегать, набегать, сбегать, вбегать, разбегаться, набегаться, забегать, прибегать, отбегать и т.п. От французского courir можно образовать только accourir, parcowir, устаревшее s’encourir (concourir, recourir и др. отошли от понятия «бег»). Поэтому, если нужно точно передать значение, например, глагола выбежать, то приходится обращаться к словосочетанию: sortir еп courant.

Во французском языке менее свободно, чем в русском, образуются прилагательные, обозначающие:

— принадлежность:

de татап de Jeannot ипе taniere d’ours un trou de rat

мамин;

Ванин;

медвежья берлога; крысиная нора;

материал, из которого сделан предмет:

ипе montre еп or

золотые часы;

назначение:

ипе tasse a the un moulin a cafe

чайная чашка; кофейная мельница;

сложные прилагательные:

ипе femme аих уеих bleus un enfant de trois a ns

голубоглазая женщина; трехлетний ребенок.

Во французском языке сравнительно мало употребляются уменьшительные суффиксы, в чем видят последствия нормализации XVII—XVIII вв., когда из употребления изгонялись слишком экспрессивные средства выражения. Конечно, во французском такие суффиксы имеются (-et, -ette, -on, -Шоп и т.д.), но они не так свободно используются, как в русском, и соответствующее значение часто передается прилагательными petit, раите и т.п., а то и остается без специального выражения:

столик ипе petite table;

ушко ипе petite oreille;

дядюшка топ petit oncle;

узенький etroit.

С другой стороны, во французском языке большой продуктивностью отличается суффикс -еиг, обозначающий действующее лицо. При необходимости он может присоединиться к основе практически любого глагола, и в русском языке ему нередко соответствуют причастия: doimeur — «спящий», dtneur — «обедающий», рготепеиг — «гуляющий».

Характерной особенностью французского языка является свободное образование глаголов от существительных без помощи суффиксов. В русском языке такое явление тоже имеет место: барабан — барабанить, гвоздьгвоздить, змеязмеиться и т.п., особенно при наличии префиксов: пригвоздить, обесцветить, обветриться и т.п. Но во французском языке этот способ образования глаголов исключительно продуктивен: при необходимости от любого существительного можно образовать глагол с помощью конверсии или конверсии с префиксацией. Например:

mur — murer замуровывать, обносить стеной;

plume — plumer ощипывать;

gant — ganter надевать перчатки;

piege — pieger поймать в ловушку и т.п.

Как видим, в русском языке таким глаголом могут соответствовать или глаголы от иной основы, или словосочетания. Особенно многочисленны во французском языке отыменные глаголы с префиксами de-, а-, еп-; например, по-русски невозможно сказать: *пристолитъся или *укро- ватить, по-французски же это возможно: on s’est attable; le docteur a alite le malade.

Из средств словосложения в современном языке широко используется модель «основа глагола + существительное» (например, с porte- porte-cles, porte-fleurSy porte-savon и т.д., а также сочетание «существительное + существительное», рассматриваемое или как сложное слово, или как существительное с приложением (например, с ville: ville-satellite, ville-dortoir, ville- jardin, ville-village, ville-aeroport). При помощи таких образований можно не только уточнять устройство и назначение предмета, но и выражать оценочные значения: ville-pieuvre, ville-fourmillere.

Важным источником средств словообразования в современном французском языке являются латинские и греческие элементы. Мы видели, что во французском семантическом гнезде сосуществуют основы разного происхождения. Благодаря распространению образования, средствам массовой коммуникации, Интернету технические, медицинские, научные термины становятся все более знакомыми широкой публике. Это позволяет при образовании новых слов обращаться к латинско-греческим элементам. Так, чтобы обозначить прибор, автоматически отмечающий час (например, прихода на работу, постановки машины на стоянку), была использована не исконная основа heure, не образующая новых слов (кроме сложных), а ее латинский вариант hor (а) -, присутствовавший уже в слове horaire. Так было создано слово horodateur и глагол horodater. Чтобы обозначить средство от кашля, был взят не французский вариант основы (toux, tousser), а латинский (antitussif). Названия отраслей сельского хозяйства также образуются от латинских, а не собственно французских обозначений животных:

apiculture пчеловодство; caniculture собаководство;

cuniculture кролиководство (от лат. cuniculus — «кролик») и т.д.

Современный французский — очень динамичный язык с разветвленной и гибкой системой словообразования. В ежегодно переиздаваемые словари «Малый Ларусс» и «Малый Робер» каждый год включаются новые слова; некоторые слова устаревают и исключаются, но в целом словник обновляется на 1 — 1,5% в год[1]. Приведем данные, касающиеся «Малого Робера» (табл. 27.1):

Таблица 27.1

Количество слов, добавленных в словарь «Малый Робер»[2]

Год

Количество новых слов

1998

81

1999

51

2000

53

2001

130

2002

108

2003

144

2004

87

2005

67

2006

73

2007

514

2008

458

2009

219

Среди слов, вошедших в названные выше словари, мы обнаруживаем разнообразные по структуре неологизмы, показывающие, с какой легкостью французский язык образует слова для обозначения новых предметов и понятий. Вот некоторые примеры:

candidater

civilisationel

scenaristique

noniste

psychoter

masculinisme'

homisme

bistronomie

(bistro + gastronomie)

выставить свою кандидатуру; цивилизационный;

относящийся к сценарию или сюжету; выбирающий «нет» во время референдума; психовать, паниковать;

защита прав мужчин;

сочетание изысканной кухни с простотой и ценами, характерными для бистро.

  • [1] См.: Dubois J. et С. Introduction a la lexicographic : le dictionnaire. Paris : Larousse, 1971.P. 112-113.
  • [2] SablayrollesJ.-F. Alain Rey, le linguiste et les mots nouveaux. URL: https://hal.archives-ouvertes.fr/halshs-00683388/document (дата обращения: 8.02.2016).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >