Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОГО И РУССКОГО ИСКУССТВА ХХ ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Эдвард Мунк (1863-1944 гг.)

Среди мастеров, заложивших основы экспрессионизма XX в., называют в первую очередь норвежского живописца Эдварда Мунка, в творчестве которого соединились тенденции, характерные для модерна, и острая, драматическая выразительность, связывающая его с последующими поколениями экспрессионистов. Так «Мадонна» (1894 г., Национальная галерея, Осло) (илл. 49) родственна многочисленным «роковым» женским образам мастеров модерна, таким как Саломея у Бердсли и Юдифь у Климта. Это полуобнаженная женщина с разметавшимися черными волосами воспринимается как антипод Марии, ее двойник из мира тьмы, окруженный пугающими отсветами. Несоответствие названия тому, что изображено, должно было сразу выталкивать зрителя за пределы привычного и ясного, создавать зыбкость и неустойчивость, дезориентировать в, казалось бы, знакомом мире.

Самым знаменитым и знаковым для развития экспрессионистических тенденций полотном Мунка стал «Крик» (1893 г., Национальный музей искусства, архитектуры и дизайна, Осло) (илл. 50). Сам автор утверждал, что хотел запечатлеть «ужасающий, нескончаемый крик природы», «услышанный» им во время вечерней прогулки с друзьями. Мунк ставил перед собой неординарную задачу — изобразить звук, тот самый страшный и неумолчный крик, посредством линий и красок. Фигура на первом плане напоминает облаченного в черное призрака, чье «тело» колышется и извивается от сотрясающего его крика. Худые руки охватили черепообразное лицо с открытым ртом и пустыми запавшими глазницами. Уходящая в перспективу дорога, по которой удаляются две человеческие фигуры, своим резким ракурсом создает ощущение скорости — в данном случае скорости звука, распространяющегося по всем земным пределам. Извилистые же длинные мазки, которыми написаны темные воды и полыхающие закатными красками небеса, передают вибрацию бесконечно длящегося вопля. На фоне драматического взаимодействия черного, красного и желтого, выплывает прямо на зрителя зеленое лицо персонажа — олицетворение ужаса без единой живой краски.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>