Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОГО И РУССКОГО ИСКУССТВА ХХ ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Макс Эрнст (1891-1976 гг.)

Об этом мастере уже заходила речь как об одном из участников движения дадаистов. К этому движению Эрнст примкнул, пройдя Первую мировую войну и испытывая глубокое отвращение к любым проявлениям агрессии. Вместе с другими дадаистами Эрнст создает коллажи, конструируя из осколков реальности — газет, журнальных страниц, этикеток — совершенно новые образы, не поддающиеся расшифровке, но впечатляющие зрителя. Определенное влияние на Эрнста оказала метафизическая живопись с ее умением мистифицировать неодушевленный предмет. Поэтому в некоторых работах мастер будет создавать не коллажи из бумаги, а ассамбляжи из настоящих объемных предметов, прикрепленных к плоской основе. Познакомившись в 1921 г. с четой Элюаров, Эрнст переезжает с ними в Париж, где присоединяется к группе сюрреалистов.

В 1925 г. мастер изобрел технику фроттажа: бумага накладывалась на неровную поверхность практически любого предмета, затем обрабатывалась графитом. «Переведя» на бумагу одну или несколько различных текстур, Эрнст спонтанно дорисовывал детали, получая иногда совершенно неожиданный эффект. Фроттаж был родственен «автоматическому письму» сюрреалистов, которые считали, что человек может рисовать, не контролируя свою руку и перенося на бумагу образы непосредственно из бессознательного. Использовал Эрнст и технику граттажа — помещал холст на какую-либо фактурную поверхность, а затем втирал в него краску, которая, неровно ложась, образовывала причудливые узоры. Эти открытия очень пригодились мастеру при создании и станковых произведений, и собственных книг, таких как «Женщина о ста головах» (1929 г.) или «Сон маленькой девочки, желающей уйти в монастырь» (1930 г.). Книги состояли из сотен рисунков и коллажей с сопроводительным текстом художника. Также Эрнст использовал декалькоманию — перевод изображения с одной основы на другую путем наложения. Он применял этот прием, работая маслом — складывал вместе два еще сырых холста, а потом отрывал их друг от друга. Так был создан «Наряд невесты» (1940 г., собрание Пегги Гуггенхайм, Венеция) (илл. 204). «Невеста» — женская фигура, облаченная в оранжевую мантию с капюшоном в виде птичьей головы, выступает в окружении существ, словно сошедших с полотен Босха. Благодаря использованию техники декалькомании фактура плаща получилась очень необычной и богатой: создается впечатление, что он соткан из мириад крошечных пушистых перьев.

Эрнст любил пробовать себя в различных видах искусства. Он снимался в фильмах Луиса Бунюэля «Золотой век» (1930 г.) и «Симеон-пустын- ник» (1965 г.). Сотрудничал в Париже с «Русскими сезонами», изготовив в 1926 г. декорации для «Ромео и Джульетты» на музыку Константа Ламберта (1905—1951 гг.). Весьма необычны были опыты мастера в области скульптуры.

Эрнст с большой тревогой прислушивался к тому, что происходило в европейском обществе в конце 1930-х гг. Его реакцией на действия нацистов стало создание полотна «Ангел домашнего очага, или Триумф сюрреализма» (1937 г., частное собрание) (илл. 205). Название заключает в себе горький сарказм: в мире, где правят злые силы, ангелом домашнего очага становится предающееся бессмысленному буйству чудовище.

Во время Второй мировой войны Эрнст как гражданин Германии был арестован и отправлен в лагерь для интернированных, откуда дважды сбегал. Наконец, друзья вызволили его и помогли уехать в США, откуда художник вернулся только в 1950 г. Остаток жизни мастер провел во Франции.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>