Полная версия

Главная arrow Философия arrow ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ. ИНФОРМАЦИОННАЯ СФЕРА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАЧАЛА XVI ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

СРЕДНЕВЕКОВЬЕ - ОТ АЛ КУИНА ДО ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ

З.1 Краткая характеристика эпохи

Историки по-разному указывают события, принимаемые за начало и конец средневековья. Точка зрения советской историографии состояла в том, что средние века отделяются от древности “восстаниями эксплуатируемых масс” и нашествиями так называемых варваров, что привело рабовладельческий строй к гибели, а Новое время отделяется от средневековья буржуазными революциями, покончившими с феодальным строем [1, с. 11]. Иначе говоря, с позиций формационной теории средневековье отождествляется с эпохой формирования, расцвета и упадка феодального строя. Такая трактовка естественно приводит к членению европейского средневековья на три периода.

Раннее средневековье — период установления феодализма — по мнению авторов учебника [1], начинается приблизительно в V веке и заканчивается в XI веке.

Период развитого феодализма занимает XI—XV века.

Позднее средневековье — период разложения феодализма — начинается в конце XV века и заканчивается в середине XVII века английской буржуазной революцией.

Но нас интересует не история феодального строя, а история средневековой науки и техники, и поэтому представляется целесообразным сузить рассматриваемый в этой главе период времени с обеих сторон. Ведь даже в VI веке, как было показано в предыдущей главе, еще не угасла античная традиция. Кроме того, IV и V века были эпохой “великого переселения народов”. Не только нашествие гуннов изменило карту Европы (вождь гуннов Аттила умер в 453 г.). Пришли в движение многие другие народы — вандалы с берегов Вислы переместились в Северную Африку, вестготы из Причерноморья — в Испанию и т. д. В VI веке при императоре Юстиниане Восточная Римская империя распространилась на огромную территорию, включавшую в себя Италию, Северную Африку и даже часть Испании, — и она тоже оказатась непрочной. Видимо, всё это время большинству европейских народов было не до развития науки.

Признаки интереса к ней, так называемое каролингское возрождение, появились только в эпоху правления Карла Великого — с 768 по 814 год. С этого времени, представителем которого был упомянутый в предыдущей главе Алкуин из Йорка (около 735—804), имеет смысл начать наше рассмотрение. Итак, начало рассматриваемого нами периода — это конец VIII века и первые годы IX века.

С другой стороны, весь XVII век (как мы видели, его середина принимается за конец феодализма) — это время разгара научной революции, одной из самых крупных во всей истории человечества. Как сама эта революция, так и ее подготовка, в которой заметную роль сыграла блестящая плеяда итальянских ученых, родившихся на рубеже XV—XVI веков, заслуживают отдельного рассмотрения.

Что касается главы, посвященной средневековой науке и технике, содержание которой мы сейчас обсуждаем, то ее целесообразно закончить именно началом XVI века, не доходя до порога научной революции (а также и до конца средневековья). И здесь подходящей фигурой представляется Леонардо да Винчи (1452— 1519).

В эпоху, рассматриваемую в этой главе, — от рубежа VI11 и IX веков до рубежа XV и XVI веков — уложилось много важных процессов и событий, из которых упомянем лишь некоторые.

В начале этой эпохи происходят определенные технологические изменения в сельском хозяйстве, а затем и в других областях. Примерно с XI века (а в Северной Италии еще раньше) начинается быстрый рост средневековых городов как торгово-ремесленных центров; в ряде этих городов возникают университеты.

С 1096 по 1270 год было организовано восемь крестовых походов. Для нас существенно, что они в какой-то степени познакомили отсталую Европу с культурой более передового Востока. К концу этого же периода практически завершился длительный процесс изгнания арабов с территории Испании (только Гренадский эмират “мавры” удерживали до 1492 г.). Это открыло другой и, по-видимому, более надежный путь знакомства с арабской культурой, как бы христианство ни демонстрировало враждебность ей — ведь, например, “после взятия Гренады лишь на ее площадях было сожжено более 80 тысяч книг” [2, с. 74]. Через арабов европейские ученые получили много отсутствовавших до того сведений о достижениях античной науки — главным образом, о трудах Аристотеля, дополненных ценными арабскими комментариями.

С 1337 по 1453 год продолжалась Столетняя война между Францией и Англией — фактически первый общеевропейский военный конфликт; в 1347—1353 годы по Европе прокатилась страшная эпидемия чумы. В 50-х годах XIV века начались завоевания турок на юго-востоке Европы, которые привели к тому, что еще почти через столетие, в 1453 году, турки захватили Константинополь, и Византия прекратила свое существование.

Из Византии — сначала при разграблении Константинополя крестоносцами в 1204 году, а затем в результате ее разгрома турками — прошли еще две волны знакомства западноевропейских ученых с античной наукой, на этот раз непосредственно в виде греческих оригинальных текстов.

Минуло еще 39 лет, и открытие Америки Колумбом (в 1492 г.) резко расширило известный европейцам мир и привело к изменению всей системы морских торговых путей. В мире культуры подобное расширение кругозора было связано с изобретением книгопечатания около 1440 года.

Общая картина развития средневековой науки выглядит так: примерно до VIII века основные усилия мыслителей направлялись на выработку церковных догматов; с VIII по XII век включительно происходило развитие схоластики, а XIII—XV века представляли собой ее апогей и последующий упадок [2, 3].

Действительно, XIII век считают “золотым веком схоластики”. Но уже XIV век — это не только схоластика, а XV век — совсем не схоластика. Постепенно пробиваются ростки новых учений, близких к современной нам науке.

Вообще представляет интерес процесс постепенного формирования количественного подхода к природе и обществу, протекавший в течение всего средневековья, — процесс накопления изменений, закончившихся созданием “универсума прецизионности” [4], столь характерного для науки Нового времени. Этот процесс в какой-то степени связан с развитием пресловутой “буржуазной расчетливости”.

Кроме того, в дальнейшем интересно будет выяснить, как различные представители средневековой культуры отвечали на три взаимосвязанных вопроса: во-первых, о соотношении между религией и философией (или вообще наукой); во-вторых, о том, что чему предшествует — вера пониманию или понимание вере; в-третьих, о том, что чем подкрепляется — разум авторитетом или авторитет разумом. Разумеется, нужно будет постоянно помнить и о борьбе между реализмом и номинализмом в понимании природы общих понятий (универсалий) — об этом было сказано в конце предыдущей главы.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>