Права пользования участками недр, континентального шельфа, лесного и водного фондов.

Права на участки недр в Российской Федерации определяются нормами ст. 1.2,6—22 Закона РФ от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах» и ст. 2—5 Федерального закона от 30.12.1995 № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции». Вещные права па участки континентального шельфа регулируются нормами Федерального закона от 30.11.1995 № 187-ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации». Наконец, источниками права лесо- и водопользования являются, соответственно, ЛК и Водный кодекс.

  • а) Закон РФ «О недрах» признает существование двух видов прав на участки недр — права целевого срочного и бессрочного недропользования. Их субъектами могут быть либо граждане-предприниматели, либо юридические лица, получившие лицензию на использование участка недр в определенных целях (например, для геологического изучения, разработки месторождений полезных ископаемых и др.). Ни при каких условиях участки недр не могут поступать в частную собственность и быть объектом гражданского оборота (купли-продажи, залога и т.п.). Закон не обеспечивает абсолютного осуществления и защиты данного права и предусматривает возможность его прекращения в административном порядке. Получается, что, по сути, закон предусматривает не вещные права, а права публичные, вытекающие из выданного частному лицу разрешения (лицензии) на пользование участком недр.
  • б) Федеральный закон «О соглашениях о разделе продукции»

предусматривает предоставление участка недр инвесторам для поиска, разведки и добычи минерального сырья, а также для ведения связанных с этим работ (п. 1 ст. 2) на основании соглашения о разделе продукции — договора особого рода, заключаемого инвестором с Российской Федерацией. Возможности совершения инвестором перечисленных действий на определенном участке недр носят абсолютный (по выражению Закона «исключительный») характер, ограничены в своем существовании сроком и исполнением инвестором договорных обязанностей. Закон обеспечивает праву недропользования, полученному по соглашению о разделе продукции, абсолютную защиту и даже возможность его перехода к другому инвестору (правда, с согласия Российской Федерации). Таким образом, право пользования участком недр по соглашению о разделе продукции представляет собой хотя и весьма ограниченное по содержанию, но все же вещное право.

  • в) Федеральный закон «О континентальном шельфе в Российской Федерации», подобно законодательству о недрах, предусматривает несколько видов целевого права пользования: (1) самими участками (дном и недрами) континентального шельфа (ст. 7—9 Закона); (2) в виде рыболовства на участке континентального шельфа (ст. 14.1—14.4); (3) дном и находящимся над ним водным пространством участка в целях создания искусственных островов, установок и сооружений (ст. 16—21); (4) только дном участка для прокладки подводных кабелей и трубопроводов (ст. 22); (5) дном и недрами, а также находящимися над дном водным и воздушным пространствами участка в целях проведения научных исследований (ст. 23—30). Перечисленные возможности являются предметом исключительно административного разрешения и запрещения, а потому должны трактоваться как публично-правовые возможности, которые не могут быть отнесены к числу вещных прав в строгом смысле этого слова.
  • г) Вещные права на лесные участки (нс представляющие собой обособленных лесных массивов, расположенных в пределах границ одного земельного участка) включают в себя согласно ст. 8 и 9 ЛК наряду с правом собственности также (1) право постоянного (бессрочного) пользования; (2) право ограниченного пользования чужими лесными участками (сервитут); (3) право аренды лесных участков, а также (4) право безвозмездного срочного пользования лесными участками. Нетрудно заметить, что этот перечень в основном совпадает с перечнем рассмотренных выше ограниченных вещных прав на земельные участки (нс предусмотрено только права пожизненного наследуемого владения лесными участками). Права эти возникают и прекращаются «...по основаниям и в порядке, которые предусмотрены гражданским законодательством, законодательством Российской Федерации о концессионных соглашениях и земельным законодательством», если иное не предусмотрено ЛК[1]. В частности, положения об аренде, предусмотренные ГК, применяются к договору аренды лесного участка, если иное не установлено ЛК. Специальных предписаний о содержании ограниченных вещных прав на лесные участки ЛК не имеет, из чего можно заключить, что таковое также должно быть определяемо в соответствии с гражданским и земельным законодательством. Особых ограниченных вещных прав, подобных тем, что были известны прежнему Лесному кодексу РФ (1997 г.) в роде права концессионного или краткосрочного лесопользования, а также так называемых лесных сервитутов теперь не предусматривается.
  • д) Вещные права на водные объекты (также не являющиеся обособленными в пределах границ одного земельного участка) регламентируются нормами ст. 4 Водного кодекса. Согласно ч. 2 ст. 4 «имущественные отношения, связанные с оборотом водных объектов, определяются гражданским законодательством в гой мере, в какой они не урегулированы настоящим (т.е. Водным. — В. Б.) Кодексом». В какой же мере имущественные водные отношения урегулированы им? В весьма незначительной — еще более схематической, чем в предыдущем случае (с ЛК) — степени. Именно: право пользования водными объектами может быть приобретено физическими и юридическими лицами по основаниям и в порядке, которые установлены либо (если речь идет о пользовании поверхностным водными объектом) гл. 3 Водного кодекса, либо (если дело касается подземного водного объекта) — законодательством о недрах (ч. 1 и 3 ст. 9 Водного кодекса). Обращение к гл. 3 позволяет понять, что существует всего два «основания и порядка» предоставления в пользование поверхностных водных объектов — договор водопользования (ст. 11—20) и административный акт — решение — о таком предоставлении (ст. 11, 21—23). Содержание права водопользования определяется геми целями, ради которых оно предоставляется; свойства же воды и водных объектов таковы, что предполагают возможность их весьма разнопланового использования (см. ст. 11 Водного кодекса). С учетом того, что к договору водопользования применяются положения гражданского законодательства о договоре аренды (ч. 2 ст. 12 Водного кодекса), кроме, разумеется, тех положений, что несовместимы со специальными правилами Кодекса[2], можно заключить, что с точки зрения своего содержания, условий существования и пределов осуществления пресловутое право водопользования представляет собой особую разновидность арендного права. Таких ограниченных вещных прав на водные объекты, как право долго- и краткосрочного водопользования, а также частных водных сервитутов, которые предусматривались прежним Водным кодексом РФ 1995 г., теперь не имеется.

  • [1] Это «иное» суть следующее: (1) лесные участки, находящиеся в государственной илимуниципальной собственности, предоставляются юридическим лицам в постоянное(бессрочное) пользование, аренду или безвозмездное срочное пользование, а фаж-данам — только в аренду или безвозмездное срочное пользование (п. 1 ст. 71 ЛК);(2) для действия договора (и существования права) аренды лесных участков устанавливается не только максимальный (49 лет) но и минимальные (1, 10 и 20 лет в зависимости от типа договора) предельные сроки (п. 3 ст. 75).
  • [2] Правила эти суть следующие: (1) о существенных условиях договора водопользования (ст. 13 Водного кодекса); (2) о необходимости его регистрации в государственном водном реестре (ч. 3 ст. 12); (3) о 20-летнем предельном сроке действия договора и существования права водопользования (ст. 14); (5) о возможности передачи(уступки) права водопользования только с согласия органа государственной илимуниципальной власти на такую передачу или уступку (ст. 19); (6) об особенных(дополнительных к общегражданским) основаниях принудительного прекращенияправа водопользования (ст. 10).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >