Полная версия

Главная arrow Право arrow АВТОРСКОЕ ПРАВО

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Догматическая конструкция авторства. Вторичные правообладатели (наследники, организации по коллективному управлению авторскими и смежными правами)

Общая тенденция континентально-правовой традиции, которая нашла проявление и в части четвертой ГК РФ, это закрепление первоначальных прав на результат интеллектуальной деятельности за его автором. В тех случаях, когда ГК РФ не предполагает наличия у объекта автора или авторов, не закрепляются и нормы, регулирующие отношения автора с лицом, заказывающим создание объекта[1] [2] [3] [4] [5]. В авторском праве признание того или иного лица автором произведения не зависит от официальной регистрации, депонирования или получения правоустанавливающего документа. В авторском праве, напротив, существует презумпция авторства, которая в отечественном законодательстве сформулирована следующим образом: при отсутствии доказательств иного автором произведения считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения. Благодаря закреплению в законодательстве данного положения автору для доказательства своего авторства достаточно представить экземпляр произведения, на котором указано его имя. При этом авторство будет считаться установленным до тех пор, пока не будет представлен более ранний по времени экземпляр того же произведения, содержащий упоминание о другом авторе, или иным образом доказана недобросовестность лица, претендующего на авторство[6].

Создатели произведений пауки, литературы, искусства, их правопреемники или работодатели и другие лица, приобретающие по закону или договору исключительные авторские права, являются субъектами авторского права. Автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат. Не признаются авторами граждане, не внесшие личного творческого вклада в создание такого результата, в том числе оказавшие его автору только техническое, организационное или материальное содействие или помощь, либо только способствовавшие оформлению прав на такой результат и (или) его использованию. Таким образом, первоначальным автором произведения может являться только физическое лицо. Однако обращает на себя внимание ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 18 декабря 2006 г. № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», в соответствии с которой авторское право юридических лиц, возникшее до 3 августа 1993 г., т.е. до вступления в силу Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», прекращается по истечении 70 лет со дня правомерного обнародования произведения, а если оно не было обнародовано, — со дня создания произведения. К соответствующим правоотношениям по аналогии применяются правила части четвертой ГК РФ. Для целей их применения такие юридические лица считаются авторами произведений.

Конструкция авторства в континентальной Европе как раз и заключается в признании авторов первыми обладателями создаваемой ими литературной собственности[7]. Классическая формула авторства указывает, что автор произведения является первым правообладателем в отношении созданного им произведения, так называемое первое правообладание. Однако это право может быть передано автором другому лицу по договору, а также может перейти к другим лицам по иным основаниям, установленным законом. При этом такими лицами являются, как правило, организации, например издательства, литературные агентства, изготовители аудиовизуальных произведений, работодатели авторов служебных произведений, использующие произведение и соответственно приобретающие по договору с автором определенные исключительные права, государственные и муниципальные заказчики, представляющие интересы соответствующего публично-правового образования, наследники и др.[8]

Нередко произведения создаются не одним автором, а совместно с другими. Такие случаи известны в литературе, в изобразительном искусстве, в науке, музыке и т.д. Соавторами признаются физические лица, которые создали охраняемое авторским правом произведение совместным творческим трудом. Права на результат интеллектуальной деятельности, созданный совместным творческим трудом двух или более лиц (в соавторстве), принадлежат соавторам совместно. Это означает, что вопрос об использовании такого произведения решается соавторами совместно по правилам, определенным соглашением между ними[9].

Содержание частей произведения, созданного в соавторстве, может позволять использовать эти части как самостоятельные произведения (раздельное соавторство). Ему противопоставляется соавторство нераздельное, когда произведение соавторов образует одно неразрывное целое. Эти два вида соавторства отличаются режимом использования произведений. Так, при нераздельном соавторстве ни один из соавторов не вправе без достаточных к тому оснований запретить использование произведений. При раздельном же соавторстве каждый из соавторов вправе использовать созданную им часть произведения, имеющую самостоятельное значение, по своему усмотрению, если иное не предусмотрено соглашением между ними. В таком соглашении можно предусмотреть положение о том, что распоряжение исключительным правом происходит не совместно всеми соавторами (правообладателями), как это должно быть по умолчанию, а лишь одним или некоторыми из них, например один из соавторов вправе выдать в отношении произведения лицензию без согласия других соавторов (абз. 2 п. 3 ст. 1229 ГК РФ)[10]. Прямое указание закона (п. 3 ст. 1227 ГК РФ) на то, что к интеллектуальным правам не применяются положения разд. II ГК РФ, регулирующие право собственности и иные вещные права, исключают ситуацию применения правила об общей собственности, когда исключительное право принадлежит совместно нескольким лицам, в частности соавторам.

Отечественное авторское право, строго говоря, стоит на позиции расширительной концепции соавторства, согласно которой созданными в соавторстве будут считаться любые совместные произведения, если авторы, объединив свои творческие усилия, внесли каждый свой вклад в единое произведение, объединив свои части общим замыслом, даже в том случае, если в этом произведении можно определить вклад каждого из соавторов.

Противоположная позиция изложена в ограничительной концепции соавторства, сущность которой заключается в том, что соавторство возможно только в случае, когда соавторы, работая вместе над единым произведением, создали такой объект, в котором невозможно выделить части, созданные конкретным автором. В странах общего права соавторство возникает только на произведение, вклад в создание которого каждого из авторов нельзя отличить от результата труда других авторов. Речь, конечно же, идет о нераздельном соавторстве. Это означает, что результаты труда каждого из авторов соединяются в одно неразрывное целое, не образуя самостоятельных фрагментов. Так, композитор и поэт не считаются по английскому законодательству соавторами песни, поскольку налицо объекты, созданные каждым из авторов, и неоспорима возможность их самостоятельного использования[11]. Если же, напротив, в созданном несколькими авторами произведении результаты труда каждого из них переплелись до такой степени, что ни один из них не в состоянии притязать на авторство какой-либо существенной части произведения, последнее следует считать созданным в соавторстве.

Соавторство всегда устанавливается по полученному результату, а не по процессу работы: лицо, которое принимало участие в работе, не становится соавтором, если творческий результат его труда не нашел отражения в произведении. Если после смерти автора наследник дает согласие на то, чтобы какое-то лицо переработало (доработало, дополнило, исправило) произведение, то возникает переработка, а не соавторство. Единственное возможное в этом вопросе исключение из правила — когда сам автор еще при жизни выразил волю на то, чтобы конкретное лицо доработало произведение, которое он по тем или иным причинам не успел завершить.

Вопросы соавторства являются одними из наиболее распространенных и сложных в спорах, вытекающих из авторских правоотношений. Ведутся дискуссии о том, можно ли и при каких условиях считать соавторами интервьюера и интервьюируемого, автора текста и автора фоторепортажа, писателя и редактора, являются ли авторы аудиовизуального произведения соавторами, может ли быть разрыв во времени между трудом соавторов? В любом случае важен факт творческого участия в создании произведения, оказание же автору или соавторам лишь технической или финансовой помощи для создания произведения соавторства не порождает.

Эта ясная формула, закрепленная в части четвертой ГК РФ, является трудноразрешимой на практике. В доктрине авторского права предлагалось использовать условия (критерии) соавторства. Прежде всего следует отметить, что нельзя произведение, созданное двумя или большим количеством лиц, автоматически относить к произведениям, созданным в соавторстве. Множественность лиц на стороне автора — это необходимое, но не достаточное условие. Вклад каждого из них, а именно совместный творческий труд, должен быть направлен на создание единого произведения. Еще одним критерием является детерминированное и мотивированное желание (воля) авторов на создание совместного произведения. Можно говорить о том, что данные догматические условия соавторства подтверждены судебной практикой. Так, в п. 30 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г. № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах», отмечается, что при рассмотрении споров о соавторстве на произведения, составляющие неразрывное целое, судам следует исходить из факта признания соавторства на момент обнародования произведения. Это может быть подтверждено волеизъявлением соавторов, выраженным в договорах о передаче прав, публичных заявлениях и т.п.

Далее рассмотрим авторство на такой сложный объект, как аудиовизуальное произведение. Э. П. Гаврилов отмечает, что признание режис- сера-постановщика, сценариста и автора оригинальной музыки в качестве авторов аудиовизуального произведения, с одной стороны, основывается на том, что они внесли значительные творческие вклады в аудиовизуальное произведение, но с другой — является в значительной мере условным. И авторство на аудиовизуальное произведение — это авторство «в силу закона», а не потому, что они создали аудиовизуальное произведение.

Специфический статус аудиовизуального произведения находит свое выражение еще и в том, что до сих пор ни в теории, ни на практике не решен вопрос о том, могут ли участники его создания с точки зрения традиционного авторского права рассматриваться как соавторы. По мнению Б. С. Антимонова, Е. А. Флейшиц[12], одна только совместная деятельность не создает классического соавторства, которое предполагает, по крайней мере, однородную деятельность соавторов. Так, лица, принимающие участие в создании фильма, произведения которых вошли в него в качестве составной части, соавторами не являются. В. А. Дозорцев писал, что «такое “соучастие” есть сотрудничество, категория, неизвестная авторскому праву, а не соавторство»[13]. Противоположную точку зрения высказывает Э. П. Гаврилов, который считает, что аудиовизуальное произведение следует считать неделимым объектом, а потому к взаимоотношениям между авторами аудиовизуального произведения применимы все нормы, касающиеся неделимого соавторства[14].

Думается, что решение вопроса о соавторстве в отношении аудиовизуального произведения зависит от каждой конкретной ситуации, возникающей при создании этого произведения, в том числе имеются основания для вывода о соавторстве. Речь идет именно о раздельном соавторстве, которое может появиться, если авторы аудиовизуального произведения, работая над ним посредством тесного взаимодействия друг с другом (например, автор сценария и режиссер-постановщик), направляют свою волю на создание единого произведения. Затем композитор, пишущий музыку специально для аудиовизуального произведения, создает ее посредством общения с режиссером-постановщиком и автором сценария. Более того, авторы вполне могут сотрудничать при создании произведения, даже находясь на значительных расстояниях друг от друга, главное здесь — объединенное^ общей идеей и целью.

Долгое время в Великобритании при определении авторства в отношении фильмов применялась та же схема, что и в отношении фонограмм. Их автором признавалось лицо, обеспечившее необходимые условия для изготовления фильма, который являлся результатом организационной деятельности изготовителя (продюсера). В целях приведения британского законодательства в соответствие с Европейскими директивами были внесены изменения, согласно которым авторами фильма являются его изготовитель и главный режиссер. При этом и гот и другой выступают как соавторы созданного ими произведения, за исключением случаев совпадения изготовителя и главного режиссера фильма в одном лице[15]. Закрепление авторства главного режиссера — качественное новшество в правовом режиме фильмов по британскому авторскому праву, знаменующее переход этих объектов из разряда результатов организационной деятельности к статусу произведения[16].

Произведения науки, литературы и искусства могут создаваться авторами по трудовому договору; в порядке выполнения служебного задания. Во всех случаях авторское право принадлежит только автору и никому другому, и не имеет значения, создавалось произведение в рабочее время и на рабочем месте, по личной инициативе или по заданию работодателя. За автором всегда сохраняется право на имя, право авторства, на защиту репутации автора, в том числе на защиту произведения от искажения, иными словами, все личные неимущественные права. Но имущественные авторские права в этом случае будут значительно ограничены, так как работодатель вправе использовать служебное произведение способами, обусловленными целью служебного задания, и в вытекающих из задания пределах, а также обнародовать такое произведение, если договором между ним и работником не предусмотрено иное.

Право автора использовать служебное произведение способом, не обусловленным целью служебного задания, а также хотя бы и способом, обусловленным целью задания, но за пределами, вытекающими из задания работодателя, не ограничивается. Также работодатель может предоставить принадлежащее ему право использования служебного произведения другому лицу. Работодатель может при осуществлении своего права использования служебного произведения указывать свое имя или наименование либо требовать такого указания.

Работнику, в свою очередь, принадлежит право на вознаграждение за создание и использование служебного произведения. Размер, условия и порядок выплаты работодателем такого вознаграждения определяются договором между работодателем и работником, а в случае спора — судом. Право использования служебного произведения в качестве элемента сложного объекта (ст. 1240 ГК РФ) принадлежит работодателю в течение всего срока действия исключительного права на произведение. Положение автора укрепляет правило о том, что автор — работник, не являющийся правообладателем, имеет право на получение от работодателя вознаграждения за создание и использование служебного результата независимо от того, сам работодатель будет его использовать или это право перейдет к другому лицу.

При этом ст. 1228 ГК РФ закрепляет в качестве общего принципа, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом, первоначально возникает у автора. Развитием этого принципа являются правила ст. 1295 ГК РФ, направленные на защиту интересов более слабой стороны — автора — при создании служебного произведения. Если работодатель в течение трех лет не начнет осуществлять свое право на использование служебного произведения или не предоставит такое право другому лицу, или не сообщит автору о сохранении произведения в тайне, то он утрачивает это право.

В зарубежных правопорядках (преимущественно в странах общего права) такой подход логически невозможен. В США, если произведение сделано по найму, работодатель или иное лицо, для которого произведение было подготовлено, считается автором для целей настоящего титула[17] и, если сторонами явно не согласовано обратное в подписанном ими письменном документе, обладает всеми правами, входящими в авторское право.

При этом иод произведением, сделанным по найму, понимается, во-первых, произведение, подготовленное работником в рамках своих служебных занятий (within the scope of his or her employment); во-вторых, произведение, специально заказанное или подготовленное как вклад в совместное произведение, фильм или иное аудиовизуальное произведение, перевод, второстепенное произведение (предисловие, послесловие и др.), компиляция, инструкция, тест, ответ на тест, атлас, если стороны прямо согласовали в письменном документе, подписанном ими, что это произведение считается созданным по найму. Такой подход законодателя обосновывается в литературе тем, что он призван обеспечивать устойчивость коммерческого оборота результатов интеллектуальной деятельности и гарантировать права работодателя, организовавшего создание объекта и предоставившего необходимые материальные ресурсы на результаты деятельности его работников.

Критики данной конструкции утверждают, что, закрепляя за работодателем статус первого обладателя авторского права, законодатель во многом отнимает у работника мотивацию творческого труда. Кроме того, законодатель лишает работника и естественно-правовой привилегии, на которую он как автор вправе рассчитывать в отношении созданного им произведения. Тем самым подчеркивается, что указанное положение идет вразрез с конструкцией первого правообладания автора. Несмотря на всю неоднозначность вопроса о предоставлении работодателю авторских прав на произведение, созданное его работником, подход законодателя в странах англосаксонской системы остается неизменным на протяжении столетий — авторское право на любые произведения, созданные в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания, принадлежит работодателю (является первым обладателем), если иное не предусмотрено договором между ним и работником[18].

В отечественном правопорядке традиционно больше было сторонников закрепления первоначальных прав за автором. Первоначальные права и права, возникшие первично, чрезвычайно важно различать практически. Хронологически автор мог никогда реально не обладать правами на результат; первым субъектом, у которого они возникли, мог быть работодатель. Однако и в этом случае, утверждает В. А. Дозорцев, юридически первоначальное право возникло у автора-работника, а у работодателя появилось только производное право (хотя бы и первично), поскольку оно зависимо от прав правопредшественника, а это основной юридический признак производного права. Во всем остальном производное право ничем не хуже и не слабее первоначального. Но в терминологии надо выразить различие хронологии и юридической сути[19]. Разработчики части четвертой ГК РФ пошли в разрешении этого вопроса дальше и закрепили за автором и первоначальное, и первичное право во всех случаях, оставив работодателю лишь право использовать произведение способами, обусловленными

С. 287.

целью служебного задания, в вытекающих из задания пределах, а также право обнародовать данное произведение, передать исключительное право на него другому лицу и право сохранить такое произведение в тайне.

Следует заметить, что не могут считаться служебными все без исключения произведения, созданные работником во время его пребывания в трудовых отношениях с работодателем, если, например, они выполнены не по заданию или не во исполнение служебных обязанностей, или если они выполнены сверх норм выработки. Некоторые работодатели превышают свои полномочия, требуя от авторов, чтобы последние в течение определенного времени после увольнения не использовали конкретные темы, наработки, разработки и т.д. Это требование является ничтожным, поскольку противоречит закрепленному в законодательстве основополагающему принципу, согласно которому условие авторского договора, ограничивающее автора в создании в будущем произведений на данную тему или в данной области, является недействительным.

Судебная практика подтверждает, что проблема служебного произведения не может решаться однозначно[20]. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» высшие судебные инстанции обращают внимание судов на то, что, во-первых, вопрос о признании конкретного произведения служебным должен решаться исходя из того, что понятие произведения стало более узким: в него теперь не входят произведения, созданные в порядке выполнения служебного задания работодателя, если такое задание выходит за пределы трудовых обязанностей работника. Исключительное право на служебное произведение считается переданным работодателю с момента его создания. В отношении произведения, созданного по заданию работодателя, которое выходит за пределы трудовых обязанностей работника, это правило не действует. Работодатель должен заключать с работником отдельное соглашение, предусматривающее условия использования такого произведения, и выплачивать работнику вознаграждение. Таким образом, центральный вопрос, который необходимо исследовать и решить суду, — входило ли это задание в пределы трудовых обязанностей работника?

Во-вторых, права работодателя в отношении служебного произведения стали заметно более ограниченными, чем аналогичные права в Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах» (ст. 14). Кроме того, ГК РФ предусматривает возможность возврата исключительного права на произведение работнику-автору. Наконец, в названном постановлении подчеркивается, что вознаграждение во всех случаях выплачивается работнику его работодателем, независимо от того, кто будет использовать служебное произведение: третье лицо по лицензионному договору, новый правообладатель или работодатель автора. В свою очередь работник, как уже отмечалось, вправе но своему усмотрению использовать служебное произведение способами, не обусловленными целью служебного задания, а также способами, хотя и обусловленными такой целью, но за пределами этого задания[21].

В нынешних условиях весьма важную роль играет правовое регулирование вопроса об исключительном праве на произведение науки, литературы или искусства, созданное по государственному или муниципальному контракту для государственных или муниципальных нужд. Исключительное авторское право на произведения, созданные по государственному или муниципальному контракту, принадлежит исполнителю, являющемуся автором либо иным выполняющим государственный или муниципальный контракт лицом, если государственным или муниципальным контрактом не предусмотрено, что это право принадлежит Российской Федерации, субъекту РФ или муниципальному образованию, от имени которых выступает государственный или муниципальный заказчик, либо совместно исполнителю и Российской Федерации, исполнителю и субъекту РФ или исполнителю и муниципальному образованию.

Если в соответствии с государственным или муниципальным контрактом исключительное право на произведение науки, литературы или искусства принадлежит Российской Федерации, субъекту РФ или муниципальному образованию, то исполнитель обязан путем заключения соответствующих договоров со своими работниками и третьими лицами приобрести все права или обеспечить их приобретение для передачи соответственно Российской Федерации, субъекту РФ и муниципальному образованию. При этом исполнитель имеет право на возмещение затрат, понесенных им в связи с приобретением соответствующих прав у третьих лиц.

По логике самой нормы, в том случае, если исключительное право на произведение науки, литературы или искусства, созданное по государственному или муниципальному контракту для государственных или муниципальных нужд, не принадлежит Российской Федерации, субъекту РФ или муниципальному образованию, правообладатель по требованию государственного или муниципального заказчика обязан предоставить указанному им лицу безвозмездную простую (неисключительную) лицензию на использование соответствующего произведения науки, литературы или искусства для государственных или муниципальных нужд.

При этом, если исключительное право на произведение науки, литературы или искусства, созданное по государственному или муниципальному контракту для государственных или муниципальных нужд, принадлежит совместно исполнителю и Российской Федерации, исполнителю и субъекту РФ или исполнителю и муниципальному образованию, государственный или муниципальный заказчик вправе предоставить безвозмездную простую (неисключительную) лицензию на использование такого произведения науки, литературы или искусства для государственных или муниципальных нужд, уведомив об этом исполнителя. Положение автора- работника укрепляет правило о том, что работник, исключительное право которого перешло к исполнителю, имеет право на вознаграждение, как и работник при создании служебного произведения (и. 2 ст. 1295 ГК РФ), независимо от того, сам работодатель будет его использовать или это право перейдет к другому лицу.

Характерно, что в английском правопорядке авторское право может находиться в ведении королевства в том случае, если произведение было создано государственным служащим в порядке исполнения им своих обязанностей. Авторское право королевства распространяется также на тексты всех законодательных актов британского парламента и постановлений Генерального синода Английской церкви. В случае создания литературного, драматического, музыкального произведения или произведения изобразительного искусства служащим или работником международной организации, последняя становится первым правообладателем в отношении такого произведения[22].

В контексте вышесказанного можно говорить о том, что догматическая конструкция авторства — это основанное на факте создания произведения право признаваться автором произведения. Одно из важнейших положений Статута королевы Анны[23] заключалось как раз в признании авторов первыми обладателями создаваемой ими литературной собственности (презумпция иравообладания). Как видим, в рамках описанной конструкции первоначальные права всегда принадлежат автору. Производные авторские права могут принадлежать и другим лицам. Для гражданского оборота право авторства и право на имя[24] призваны индивидуализировать первоначального правообладателя. Будучи по своей природе абсолютными и личными неимущественными (моральными) правами, они составляют очень важную ветвь гражданского права, задачей которого является обеспечение их защиты некоторыми средствами гражданского права.

  • [1] Речь идет об охраняемых объектах, которые произведены компьютером или явля
  • [2] ются результатом организационной деятельности. В Великобритании считают, что передача организаций эфирного и кабельного вещания, фонограмма, типографское оформление
  • [3] и компьютерное произведение не могут иметь автора. Здесь автор выступает в качестве
  • [4] юридико-технической конструкции, фикции, полюса закрепления различных прав. Подавтором понимается лицо, которое внесло решающий вклад в создание произведения илирезультат работы, в отличие от обычного понимания автора как создателя произведения.См.: Статья 9 (4), 178 Copyright, Designs and Patents Act (далее — Закон Великобритании
  • [5] авторском праве, дизайне и патентах 1988 г.). URL: http://www.wipo.int/clea/docs_new/pdf/en/gb/gbO 19en.pdf (дата обращения: 29.03.2016).
  • [6] Первое юридическое оформление защиты авторских нрав в России было осуществленов 1828 г. в виде дополнений к закону о цензуре. В Цензурный устав была включена специальная глава, которая называлась «О сочинителях и издателях книг», где и была сформулирована презумпция авторства. Названным актом была введена охрана имущественныхинтересов авторов в сфере использования их литературных и музыкальных произведений.Так, каждый сочинитель или переводчик книги имел исключительное право на ее изданиеи продажу. Срок действия этого права истекал через 25 лет после смерти автора. В 1830 г.было введено правило, согласно которому указанный срок продлялся еще на 10 лет в томслучае, если приобретатель исключительного права сделает новое издание книги за пять летдо истечения срока действия этого права. См.: Авторское право на произведения литературыв Российской империи. Законы, постановления, международные договоры (1827—1917) /сост. А. В. Бакунцев. М., 2005. С. 34—35.
  • [7] Личностно ориентированные теории авторского права, получившие развитие и признание прежде всего в Германии, заключаются в предоставлении авторской монополии.В произведении находит свое отражение личность автора, в силу чего они неразрывно связаны между собой. Личность автора проявляется в интеллектуальном продукте и отражаетв себе его личность, индивидуальный подход, выразительную силу. Акцент делается на уникальном, свойственном только для автора, а потому неповторимом в произведении, что собственно и рассматривается в качестве объекта монополии. См.: Кашанин А. В. Развитие механизма демаркации в авторском праве континентальной Европы // Вестник гражданскогоправа. Т. 11. 2011. № 3. С. 81.
  • [8] В странах англосаксонской правовой системы некоторые исключения из конструкции первого правообладания были сформулированы судебной практикой. При определенных условиях автору может быть отказано в признании его первым правообладателемв случае создания им произведения по заказу. Авторское право на произведение, созданноепо договору заказа, принадлежит его автору. Тем не менее, когда есть основания полагать,что автор обманул оказанное ему доверие, то права на произведение в силу подразумеваемыхусловий должны принадлежать лицу, чье доверие было обмануто (заказчику), а не автору.Такой подход приводит к образованию доверительной собственности применительно к объекту авторского права, где заказчик является собственником по праву справедливости.См., в частности: Бентли Л., Шерман Б. Право интеллектуальной собственности: авторскоеправо / пер. с англ. В. Л. Вольфсона. СПб., 2004. С. 218.
  • [9] Соглашением между соавторами определяются порядок, способы, сроки, объемыиспользования совместно созданного произведения, в том числе и порядок проставленияфамилий на переплете книги и в выходных данных. В противном случае по умолчанию применяется алфавитный принцип.
  • [10] Раньше такие правила были предусмотрены лишь в отношении совместного исполнения: при отсутствии руководителя коллектива исполнителей члены этого коллектива моглизаключить между собой соглашение о том, что смежные права, включая возможность распоряжаться исключительным правом, осуществляются не совместно, а в другом порядке(п. 2 ст. 1314 ГК РФ). Сейчас согласно подп. «а» п. 2 ст. 3 Федерального закона от 12 марта2014 г. № 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданскогокодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»такое соглашение могут заключить любые лица, которым совместно принадлежит исключительное право на любой объект интеллектуальной собственности.
  • [11] См.: Статья 10 (1) Закона Великобритании об авторском праве, дизайне и патентах1988 г.
  • [12] См.: Антимонов Б. С., Флейшиц Е. А. Авторское право. М.: Госюриздат, 1957. С. 70.
  • [13] Дозорцев Б. Л. Право на фильм как сложное многослойное произведение // ВестникВАС РФ. 2000. № 3-4.
  • [14] См.: Гаврилов Э. П. Комментарий к Закону об авторском праве и смежных правах.С. 98-99.
  • [15] Статьи 9 (2) (ab), 10 (1А) Закона Великобритании об авторском праве, дизайнеи патентах 1988 г.
  • [16] См.: Бентчи JI., Шерман Б. Право интеллектуальной собственности: авторское право /пер. с англ. В. Л. Вольфсона. С. 205.
  • [17] См.: United States Code (U.S.C.). Title 17. Paragraph 201 (b).
  • [18] См.: Статья 11 (2) Закона Великобритании об авторском нраве, дизайне и патентах 1988 г.
  • [19] См ..Дозорцев В. Л. Интеллектуальные права: понятие, система, задачи кодификации.
  • [20] См.: Пункт 39 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФот 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».
  • [21] Наиболее спорные вопросы права авторства на служебный результат интеллектуальнойдеятельности обсуждались в ноябре 2016 г. на заседании Научно-консультативного советапри Суде по интеллектуальным правам. Например, возможно ли применение по аналогиинорм о служебных результатах интеллектуальной деятельности к результатам, созданным студентами в рамках образовательного процесса? На основании каких норм права должен определяться правовой режим результатов интеллектуальной деятельности, созданных студентамино заданию образовательной организации; и др. См. более подробно о служебном характеререзультата интеллектуальной деятельности: постановления Президиума Суда по интеллектуальным правам от 30.05.2016 по делу № СИП-544/2015, от 23.05.2016 по делу № СИП-536/2015;решение Суда по интеллектуальным правам от 25.05.2016 по делу № СИП-648/2015.
  • [22] Под такой организацией понимается сообщество, членом которого является одно илиболее государств. См.: Бентли Л., Шерман Б. Право интеллектуальной собственности: авторское право / пер. с англ. В. Л. Вольфсона. С. 217.
  • [23] См.: Бентли Л.у Шерман Б. Право интеллектуальной собственности: авторское право /пер. с англ. В. Л. Вольфсона. С. 209.
  • [24] Любопытно отметить, что некоторые отечественные исследователи вслед за западнымиавторами предлагают не проводить разницы между конструкцией авторства (правом авторства) и правом на имя, так как, по их мнению, имеется смысловое тождество между указанными правами. Право авторства является методологически ошибочным, а право на имя синонимично праву признаваться автором. Поэтому в некоторой переводной литературе можновстретить употребление указанных терминов как совпадающих по содержанию, например,право на имя (право авторства). См.: Бентли Л., Шерман Б. Право интеллектуальной собственности: авторское право / пер. с англ. В. Л. Вольфсона. С. 408.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>