Полная версия

Главная arrow Риторика arrow РИТОРИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЛОГИЧНОСТЬ И АРГУМЕНТАЦИЯ РЕЧИ

В результате изучения данной главы обучающийся должен:

  • — знать основные законы логики; различные способы аргументации;
  • — уметь аргументированно доказывать собственную точку зрения;
  • — владеть навыками использования законов логики и правил построения системы аргументации; навыками выявления и интерпретации логических ошибок в речи.

Логичность — одно из важнейших качеств речи, отражающее соотношение языка и мышления и выявляющее умение говорящего правильно изложить собственные мысли и построить связный текст. Это неотъемлемое качество любого развернутого высказывания, однако для риторического выступления она является обязательной. Если в непринужденной беседе говорящий порой позволяет себе погрешить против логики и не всегда четко структурирует свою речь, то, например, в политической дискуссии или судебных прениях он обязан быть максимально последовательным и логически безупречным.

Речь считается логичной, если она соответствует следующим требованиям:

  • — доказательность, т.е. опора на определенную систему аргументов. Речь, особенно публичная, в которой нет четкой системы доказательств и фактов, не может вызвать у собеседника доверия и производит впечатление голословной;
  • — последовательность — правильное развертывание высказывания, например от частного к общему, от малого к большему, от простого к сложному, от известного к неизвестному и т.д.;
  • — непротиворечивость, или соответствие предмета рассуждения основным законам логики (тождества, противоречия, исключенного третьего, достаточного основания). Нарушение логических законов и цепочек построения текста также воспринимается слушателями как показатель низкой коммуникативной культуры и отсутствия навыков публичной речи. Ироническое восприятие нарушений законов логики отражено в поговорках: «В огороде — бузина, в Киеве — дядька»; «Начал за здравие, кончил за упокой».

Только при соблюдении названных требований оратор придет к правильным заключениям, и, наоборот, всякое нарушение их ведет к ложным выводам.

Безусловно, работая над речью и принимая рассудочные, логические решения, оратор в ряде случаев может действовать интуитивно, находя удачный риторический ход или прием в речи как будто внезапно, неосознанно. В истории науки и искусства встречается множество примеров внезапного озарения, когда принятый логический путь мышления, казалось, заводил в тупик. Достаточно вспомнить легенды об открытии выталкивающей силы жидкости Архимедом или закона всемирного тяготения Ньютоном. Однако такие «озарения» не происходят сами собой. Они всегда являются результатом длительной подсознательноинтуитивной работы мышления, которая может внезапно перейти в сознание. Подобно любому виду научного или художественного творчества работа оратора в период подготовки речи включает, как заметил когда-то американский изобретатель и ученый Томас Эдисон, 99% «потения», т.е. сознательной работы по осмыслению и логической организации материала, и 1% вдохновения, или интуитивного «озарения», которое нередко как раз и определяет оригинальность речи.

Для того чтобы избежать логических ошибок и правильно строить высказывания, необходимо помнить об основных законах логики.

1. Закон тождества гласит, что предмет мысли в границах одного рассуждения должен оставаться неизменным. Этот закон предотвращает появление в речи неопределенности и расплывчатости рассуждений. Чаще всего нарушение закона тождества становится причиной такой логической ошибки, как подмена тезиса: начав рассуждать об одном, говорящий в процессе развертывания речи переходит к другой теме и ошибочно начинает рассказывать о чем-то другом.

Этот закон направлен против нечеткости мысли или расплывчатости ее выражения. Закон тождества ни в коей мере не противоречит, как может показаться, известному положению диалектики, согласно которому явления и предметы следует рассматривать в их развитии и изменении. Дело в том, что закон тождества в формальной логике является обобщением практики правильного мышления, но он, естественно, не может отразить диалектику развития реального мира и все особенности естественной коммуникации. В жизни нередко встречаются люди, которые в разговоре или даже в публичном выступлении выражаются туманно, двусмысленно, перескакивают с одной мысли на другую. Именно о них говорят: «С ворон начал, а на сорок перевел».

2. Закон противоречия гласит, что не могут быть одновременно истинными два высказывания, одно из которых утверждает нечто, а другое — отрицает то же самое. Например, в предложении «В эстафете наши лыжницы побили мировой рекорд, а немецкие спортсменки показали не менее высокие достижения» содержится логическая ошибка: в эстафетной гонке выигрывает только один — тот, кто достиг наивысших результатов.

Вместе с тем противоречие в неправильных рассуждениях не следует смешивать с диалектическим противоречием, которое объективно существует в природе, являясь внутренней движущей силой развития материального мира. Противоречие в суждениях — это явление субъективное. Оно может быть следствием недомыслия, недостаточных или неустойчивых знаний о предмете либо результатом демагогии, умышленных уверток, коммуникативных манипуляций и прямого обмана.

3. Закон исключенного третьего определяет, что из двух взаимопротиворечагцих суждений о предмете одно истинно, другое ложно, а третьего не дано. Например, не могут быть одновременно истинными два тезиса, выдвинутые в рамках предложения: «Луна — это самостоятельная планета и спутник Земли». Из школьного курса естествознания каждый образованный человек знает, что небесное тело может вращаться либо вокруг звезды (планета), либо вокруг планеты (спутник), следовательно, не может быть одновременно и тем и другим. (Вспомним эпизод в «Приключениях Буратино», в котором главному герою ставят «противоречивый» диагноз: «Пациент скорее жив, чем мертв...» и «Пациент скорее мертв, чем жив...»).

Закон исключенного третьего является основой важного метода доказательства, так называемого доказательства «от противного», которое нередко используется ораторами как эффективный способ убеждения.

4. Закон достаточного основания требует, чтобы в случае каждого утверждения указывались убедительные основания, в силу которых оно принимается и считается истинным. Иными словами, для признания суждения истинным нужно обосновать свою точку зрения, доказать справедливость выдвигаемых положений, соблюдая последовательность и аргументированность высказываний. Закон достаточного основания предостерегает против необоснованных суждений, «волевых» решений, слепого преклонения перед авторитетами и требует обоснованности, доказательности, т.е. связи любой мысли, любого положения, выдвигаемого в речи, с действительными фактами, примерами из реальной жизни, а также с научно обоснованными положениями.

Логичность речи проявляется на двух уровнях: во- первых, при построении высказывания, отражающего логику мысли, и, во-вторых, при оформлении текста, связанного с логикой изложения.

Логические ошибки, вызванные различными нарушениями логики, могут проявляться на уровне словосочетания, предложения, текстового фрагмента и целого текста.

Нарушение логической сочетаемости слов в границах простого предложения может привести к разного рода ошибкам.

  • 1. Возникновение несуществующих логических связей: «В отеле имеются теннисные корты, бассейн, комфортабельные постели и другие спортивные сооружения». Механическое соположение разнородных предметов (спортивный инвентарь и мебель) приводит к тому, что читатель пытается найти какую-то связь (заведомо ошибочную!) между случайно соединенными в рамках одного предложения понятиями.
  • 2. Нарушение родо-видовых отношений: «В повествовательном стиле изложения встречаются как сложные, так и сложноподчиненные предложения». Родовое понятие (сложное предложение) может быть представлено несколькими видовыми (бессоюзное, сложносочиненное, сложноподчиненное), однако такие понятия не могут вступать в равноправные отношения. (Ср. детское высказывание: «В зоопарке мы видели разных зверей, птиц и медведей».)
  • 3. Расширение (сужение) понятия: «Баскетбол смотрят миллионы стран». В этом предложении понятие «страна» сузилось до понятия «жители страны», что приводит к возникновению еще и фактической ошибки: на карте мира существует менее 200 государств. Правильно данную мысль следовало бы выразить так: «Баскетбол смотрят миллионы жителей разных стран».
  • 4. Подмена понятия: «Приближения премьеры труппа ждет с особым волнением». Труппа ждет не приближения премьеры, а самого первого представления.
  • 5. Скрещивание понятий: «Хотелось бы знать, какая рыба более ценная — семга или лососина?» В данном высказывании название рыбы ошибочно сополагается с названием мяса рыбы. (Аналогична весьма распространенная ошибка: «В сети попалось несколько селедок», вместо правильного «сельдей».)
  • 6. Нарушение закона исключенного третьего: «Если вы пчела и шмель, полезайте в эту щель!» (статья о бортничестве). Один и тот же живой организм не может одновременно принадлежать к разным биологическим видам. Данная ошибка легко исправляется заменой соединительного союза «и» на разделительный союз «или».
  • 7. Сопоставление несопоставимого: «Блины едят горячими или с маслом». Ошибочное использование союза «или» создает ложное представление о том, что существует только два (причем взаимоисключающих!) способа угощения блинами, что, безусловно, не соответствует действительности.

В рамках сложного предложения или текстового фрагмента можно выделить следующие типы логических ошибок.

  • 1. Мнимое противопоставление: «Дочь я родила вне брака, сейчас ей 31 год, но у нес фамилия и отчество не отца». Использование противительного союза «но» создает неверное представление, что между первым и вторым предложениями существует какое-то противопоставление.
  • 2. Различение тождественного: «Иван пытался помочь следователю, первокурсник называл Михайлову имена, фамилии, явки, но Эдуард Геннадиевич не мог связать показания москвича с показаниями других свидетелей». В данном предложении оба героя названы таким количеством разнообразных слов, что читатель перестает понимать, кто есть кто, хотя в этом фрагменте упомянуты только два персонажа: москвич первокурсник Иван и следователь Михайлов Эдуард Геннадиевич.
  • 3. Отсутствие необходимых элементов, подкрепляющих причинно-следственные связи: «Чтобы больше времени проводить с семьей, для жены и дочки Эван заказывает специальный трейлер, ведь без него маленькая Клара начинает говорить исключительно по-французски, а он потом ни слова не понимает». В рассуждениях журналиста опущено значимое логическое звено, отчего предложение не сразу становится понятным: по-видимому, трейлер нужен актеру для того, чтобы его семья могла ездить с ним на съемки, в промежутках между которыми дочь имела бы возможность говорить не только с матерью (на французском), но и с отцом на его родном языке.
  • 4. Образование несуществующих связей из-за неправильного выбора союза или союзного слова: «Дом стоит на пригорке, поэтому передняя его часть — просторная гостиная». Механическое использование союза «поэтому» вовсе не помогает установить причинно-следственные связи между простыми предложениями в составе сложного: два тезиса, объединенных в рамках одного высказывания, никак не связаны друг с другом.
  • 5. Нарушение закона тождества: «В жизни Наталия ненавидит сотовые телефоны, автоответчики, ее собаку зовут Мирабел, а кошку Карлитос. Кроме этого Орейра обожает вкусно поесть и всегда готовит сама, считая диеты — издевательством над организмом». В рамках небольшого фрагмента использованы вместе три разных тезиса (нелюбовь к средствам связи, домашние питомцы и кулинарные пристрастия героини), что создает ощущение разнобоя и нелепицы. Для исправления такого рода ошибок рекомендуется разбивать повествование на самостоятельные части, каждая из которых раскрывает исключительно одну микротему.

Логичность на уровне целого текста предполагает соответствие определенным композиционным особенностям выбранного жанра. Вместе с тем в любом тексте можно выделить пропорциональные части (вступление, основная часть, заключение), между которыми должны быть выверенные переходы. Особую роль в построении текста и смысловых связок между его частями играет абзац.

Логичность речи предполагает особое внимание к точности словоупотребления, к сочетаемости лексических единиц, к правилам синтаксического оформления высказывания, к средствам связи отдельных высказываний и смысловых фрагментов текста, к членению текста на абзацы.

Логичность речи проявляется также в умении человека, выступающего публично, правильно выстроить систему доказательств той точки зрения, которую он отстаивает. Оратор должен постараться убедить аудиторию в справедливости выдвинутых утверждений, приводя неоспоримые доводы, аргументы и доказательства. Истинность аргументов должна быть проверена и доказана практикой. Система доводов в пользу того или иного утверждения и называется аргументацией. Аргументы различаются своей природой, в риторике их обычно объединяют в три группы: рациональные, логические и психологические.

Под рациональными аргументами подразумевают факты, статистические данные, определения тех или иных понятий, аксиомы и постулаты, ссылки на законы, постановления, документы. Иначе говоря, рациональные аргументы — это, прежде всего, факты, представленные разными способами: от определений понятий до цифр и документов.

Можно выделить несколько типов рациональных аргументов.

I. Аргумент к здравому смыслу — довод, обращенный к представлениям о пользе, правдоподобии или психологической достоверности предложенных данных. Такие аргументы весьма многочисленны: «случайность есть следствие закономерности», «на все своя причина», «нет дыма без огня», «лучше синица в руках, чем журавль в небе», «хороша ложка к обеду, а слово к ответу», «без труда не выловишь и рыбку из пруда» и аналогичные им. Подобные аргументы, фиксирующие народную мудрость, существуют в любой культуре и в любом языке и отражают суждения обыденного здравого смысла. Вместе с тем следует помнить, что представления о здравом смысле могут серьезно отличаться у представителей разных социальных слоев, людей разного возраста, образования, вероисповедания и т.д.

II. Аргумент из опыта — доказательство, опирающееся на практические знания и профессиональный опыт. «Из житейского опыта я убежден, что если вложены в человека добрые инстинктивные качества, то как бы ложная сознательная мысль ни сводила его в сторону, в кривые дорожки, натура возьмет свое и выведет человека на прямую дорогу» (К. Ф. Одарченко. Речь в защиту Дорвоидта).

III. Заведомо истинные суждения — это законы, теории, аксиомы, догматы и тому подобные суждения, традиционно принятые в данном обществе как бесспорно верные. Так, доказательным выглядит следующее начало выступления, посвященного проблеме правильной организации труда: «Ни для кого из нас не секрет, что для человека XXI века самым ценным является время».

IV. Аргумент к воспроизводимости: если некоторое явление имеет установленную причину, то другое тождественное явление будет иметь тождественную причину. Этот аргумент успешно используется в естественных и технических науках, но применительно к человеческим поступкам и — шире — гуманитарной сфере существования человечества обладает меньшей доказательной силой. Так, критикуя попытки подвести психологические основания под практику спиритизма, знаменитый философ

В. С. Соловьев писал: «Вся сила научного эксперимента состоит в его повторяемости при тех же условиях, и для этого сами условия должны: 1) быть известны; 2) приведены в простейший вид и 3) находиться в распоряжении экспериментатора. В книге же Аксакова все действительно убедительные факты принадлежат к числу безыскусственных, самопроизвольно возникших и, следовательно, только наблюдаемых и констатируемых, а не экспериментальных явлений» (рецензия на книгу А. Н. Аксакова «Анимизм и спиритизм. Критическое исследование медиумических явлений»). В дальнейшем этот аргумент воспроизводимости оказался камнем преткновения для «психических исследований» спиритизма (медиумы не могли повторять достигнутые результаты в присутствии ученых, ссылаясь на разнообразные метафизические трудности). В 1920-х гг. эти «неповторимые» медиумические опыты были окончательно отвергнуты научной психологией.

V. Аргументы к данным (к фактам) — это обоснование того или иного положения с помощью частных или индивидуальных суждений, которые включаются в доводы: «Истинность или правильность положения следует из таких-то фактов или подтверждается такими-то фактами». Наиболее распространенный тип аргумента к фактам — это иллюстрация и разнообразные примеры.

VI. Логические аргументы — это совокупность взаимосвязанных суждений, через которые обосновывается истинность какого-либо другого суждения или теории. В качестве наиболее распространенных логических аргументов можно привести следующие.

  • 1. Доказательство от противного — довод, основанный на отрицании доказываемого положения с выводом о его несостоятельности. Например, врач, убеждая пациента, что тот не болен гипертонической болезнью, может рассуждать так: «Если бы действительно была гипертоническая болезнь сердца, имелись бы такие симптомы, как высокое артериальное давление и головные боли. Однако таких симптомов нет, следовательно, нет и гипертонии».
  • 2. Аргумент от абсурдного — доказательство от невозможного, невозможности, нелепости предложения чего- либо (выполнение какого-либо действия). Вот как этот аргумент использует в своей судебной речи защитник Дмитрия Карамазова, предлагая слушателям поставить себя на место убийцы: «Но если уж я так кровожаден и жестоко расчетлив, что, убив, соскочил лишь для того, чтобы посмотреть, жив ли на меня свидетель или нет, то к чему бы, кажется, возиться над этою новою жертвою моей целых пять минут, да еще нажить, пожалуй, новых свидетелей? К чему мочить платок, обтирая кровь с головы поверженного, с тем чтобы платок этот послужил йогом против меня же уликой? Нет, если мы уж так расчетливы и жестокосерды, то не лучше ли бы было, соскочив, просто огорошить поверженного слугу тем же самым пестом еще и еще раз по голове, чтоб уж убить его окончательно и, искоренив свидетеля, снять с сердца всякую заботу?» (Ф. М. Достоевский. Братья Карамазовы).
  • 3. Аргумент из молчания — доказательство, выводимое из умалчивания или отсутствия информации о чем-либо. Так, некоторые христианские богословы утверждают, что наиболее ранним по времени написания является Евангелие от Марка: в нем нет рассказов о рождении и детстве Христа; если бы Марк прочитал их у Матфея или Луки, он не преминул бы ими воспользоваться.
  • 4. Аргумент к уступке — использование сделанного оппонентом утверждения в свою пользу через обнаружение в его высказываниях противоречия с его прежними словами и убеждениями или с его поведением и образом жизни: «Вы объявляете себя свободным художником. Так зачем же вы посягаете на свободу других?» (И. С. Тургенев. Рудин).
  • 5. Доказательство к более сильному — распространение доказанного в отношении менее очевидного на более очевидное: «Если доброе имя важнее богатства, а денег гак усиленно добиваются, то насколько же усиленнее следует добиваться славы» (Цицерон. Об ораторе).

В связи с логическими аргументами необходимо сказать и о наиболее часто встречающихся ошибках при их использовании.

  • 1. Ложность основания — ошибка, заключающаяся в том, что основное положение, на котором строится какое-либо доказательство и из которого делаются выводы, изначально неверно. Так, основной ошибкой в астрономических рассуждениях до появления теории Коперника был ложный тезис о том, что Солнце и звезды вращаются вокруг Земли. В некоторых случаях ложное основание может служить уловкой в демагогическом споре, в пропагандистском выступлении или судебных прениях.
  • 2. Уклонение от тезиса — ошибка, состоящая в несоответствии положения доводам. Так, в рассуждениях политиков о возможности существования демократии в России можно часто услышать аргумент о катастрофических последствиях установления этого типа общественно-политического устройства в России в 1990-е гг. Утверждая, что демократы ничего хорошего стране не принесли, политик делает общий вывод о том, что демократия — порочная система, а демократический путь развития для России неприемлем. Уклонение (подмена) тезиса в этих рассуждениях заключается в том, что в России 1990-х гг. демократия (во всяком случае в ее западноевропейском понимании) так и не успела сформироваться.

В некоторых случаях уклонение от тезиса может привести к тому, что доказывается слишком мало, так что тезис частично остается недоказанным, или, наоборот, доказывается слишком много, так что из данных оснований следует не только тезис, но и какое-нибудь ложное положение. Следовательно, все факты, все суждения, которые использует оратор, должны работать на доказательство одной главной мысли, в противном случае от них необходимо отказаться.

  • 3. Мнимое следствие заключается в том, что в суждении или системе суждений создается лишь видимость логической связи между аргументами и тезисом, при этом могут использоваться слова, призванные отражать причинно- следственные отношения: «поэтому», «следовательно», «так», «таким образом» и т.п. К такого рода примерам относится знаменитое высказывание В. И. Ленина «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно» (однако одно из другого вовсе не следует).
  • 4. Предвосхищение вывода связано с нечаянным или намеренным «опережением событий» — в качестве основания доказательства приводится положение, которое само нуждается в обосновании; недоказанные аргументы подаются как прочные, весомые, доказанные основания к тезису. Пример подобной ошибки — доказательство Аристотеля, что Земля находится в центре мира: «Тяжелые предметы по природе своей стремятся к центру мира, а легкие удаляются от него. Опыт показывает нам, что тяжелые предметы стремятся к центру Земли, а легкие удаляются от него. Следовательно, центр Земли — тот же, что и центр мира». Ошибка в рассуждении заключается в следующем: любой человек может увидеть, что тяжелые предметы стремятся к центру Земли, но откуда Аристотелю известно, что они стремятся к центру мира, если он не предполагает, что центр Земли — тот же, что и центр мира? Это и есть заключение, которое он хочет обосновать с помощью приведенного доказательства.
  • 5. Логический (или порочный) круг состоит в доказывании положения с помощью довода, который сам доказывается из этого положения. Разновидностью этой ошибки является утверждение, не приводящее ни к какому выводу: «Если идея Бога врожденная, то Бога должны чтить выше всех. Таким образом, идея Бога врожденная», — рассуждал Г. В. Лейбниц. Аналогичный порочный круг доказательства демонстрируют определение академика В. И. Вернадского: «Живое вещество биосферы есть совокупность живых организмов, в ней живущих» — и крылатая фраза «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда» (А. П. Чехов. Письмо к ученому соседу).

Такая ошибка особенно часто вкрадывается в рассуждения полемического характера. Так, Нойхаус, автор созданного в 1623 г. памфлета о розенкрейцерах (членах тайного религиозно-мистического общества), в те времена, когда во Франции спорили, существуют розенкрейцеры или нет, написал следующее: «Один тот факт что они скрывают от нас свое существование, является доказательством их существования». Следовательно, доказательство существования розенкрейцеров состоит в том, что они скрывают свое существование.

  • 6. Подмена условного суждения безусловным состоит в обобщении истинных лишь при определенных условиях утверждений. Например, из суждения «Куриные яйца содержат холестерин, который способствует образованию смертельно опасных атеросклеротических бляшек» можно сделать нелепый вывод, что куриные яйца опасны для здоровья.
  • 7. Подмена общего значения собирательным: то, что говорится о классе предметов в целом, не обязательно относится к любому члену этого класса. Эта ошибка часто используется в качестве риторической уловки: таков, например, вывод о том, что каждая француженка хороша собой, из суждения «француженки красивы».
  • 8. Подмена собирательного значения общим: то, что справедливо относительно одного предмета или индивида, не обязательно справедливо относительно целого класса. Так, рассуждая о приеме лекарственных средств, можно полагать, что каждое из них лечит и помогает восстановить здоровье; однако используемые одновременно разнообразные медицинские препараты могут оказать весьма серьезные нарушения в жизнедеятельности организма. Следовательно, тезис «одно лекарство лечит одно заболевание» вовсе не предполагает утверждения, что «комплекс лекарственных средств лечит комплекс болезней».
  • 9. Поспешное обобщение состоит в том, что на основе недостаточных примеров делается общий вывод. Например: 1 — простое число, 2 — простое число, 3 — простое число, следовательно, все натуральные числа — простые. Подобного рода ошибки часто возникают в повседневном общении и встречаются в речи людей, которые по одному- двум случаям берутся судить о целом классе предметов или явлений.
  • 10. «После значит вследствие» — ошибка, при которой предшествующее по времени событие понимается как причина другого, последующего события. На такого рода ошибочных умозаключениях основываются народные приметы и народный календарь, например: «Если вороны купаются ранней весной — будет тепло, кричат — будут еще метели».

VII. Психологические аргументы (или аргументы к человеку) — это совокупность разнообразных средств эмоционального воздействия на человека. Такие доказательства, в отличие от логических аргументов, не связаны с предметом спора, не имеют к нему отношения и направлены не на отстаивание истинности рассматриваемого тезиса, а на достижение победы в дискуссии, подчас — любой ценой. Назовем основные из психологических аргументов.

  • 1. Аргумент к личности — указание на недостатки оппонента (реальные или вымышленные) с целью внушить недоверие к его позиции по какому-то вопросу, делу и, следовательно, склонить к своей позиции: «Наташа! Ну как вам не стыдно, — говорила Маргарита Николаевна, — вы грамотная, умная девушка; в очередях врут черт знает что, а вы повторяете!» (А/. А. Булгаков. Мастер и Маргарита).
  • 2. Аргумент к публике — взывание к чувствам, настроениям, предубеждениям слушателей с целью отвлечь их от серьезного и объективного рассмотрения какого-либо вопроса и склонить в его решении в нужном выступающему направлении. Так, на одной из дискуссий по поводу теории происхождения видов Ч. Дарвина епископ Вильберфорс обратился к слушателям с вопросом, были ли их предки обезьянами. Защищавший данную теорию биолог Т. Хаксли ответил на это, что ему стыдно не за своих обезьяньих предков, а за людей, которым не хватает ума и которые не способны отнестись всерьез к выводам Дарвина.
  • 3. Аргумент к тщеславию — неумеренные похвалы оппоненту, чтобы смягчить его. «И вы называете это законом? Нет, нет! Это никак не закон, и такой документ никогда не станет законом моей страны, — порукой тому порядочность людей, к которым я сейчас обращаюсь!» (В. Гюго. Свобода печати).
  • 4. Аргумент из народного единодушия — аргумент, основанный на том, что утверждаемое всеми принимается за истину. «Мне думается, нет человека, который бы, услышав его имя, не вспомнил бы тут же и о его беззаконных поступках, так что меня скорее упрекнут в том, что я упустил из вида многие его преступления, а не в том, что я выдумываю их» (Цицерон. Против Гая Берреса).
  • 5. Аргумент к незнанию — указание на недостаточную осведомленность оппонента о предмете речи и защищаемом положении, а также упор на то, что утверждаемое положение трудно или невозможно проверить. Допустим, приводится известный принцип, но сформулированный на латыни, так что другая сторона, не знающая этого языка, не понимает, о чем идет речь, и вместе с тем не хочет этого показать. Крайняя разновидность такого аргумента, который уже становится уловкой, а следовательно, недопустим в честной полемике, — это упоминание таких фактов или положений, которых никто из спорящих не знает и не в состоянии проверить.
  • 6. Аргумент к авторитету — обращение за поддержкой к какому-либо лицу или идее, против которых оппонент не посмеет спорить, даже если, по его мнению, это лицо не право, а идея не верна. «Садись немедленно и прекрати эту словесную пачкотню. — Я сяду, — ответил кот, садясь, — но возражу относительно последнего. Речи мои представляют отнюдь не пачкотню, как вы изволите выражаться в присутствии дамы, а вереницу прочно увязанных силлогизмов, которые оценили бы по достоинству такие знатоки, как Секст Эмпирик, Марциан Капелла, а то, чего доброго, и сам Аристотель» (М. А. Булгаков. Мастер и Маргарита).
  • 1. Аргумент к прецеденту — аргумент, устанавливающий предшествующий факт (или факты) как норму для последующего. «Так было уже несколько раз в истории. Задуманное идеально, возвышенно — грубело, овеществлялось. Так Греция стала Римом, так русское просвещение стало русской революцией» (Б. Пастернак. Доктор Живаго).
  • 8. Аргумент к модели — указание на положительное авторитетное поведение, действие или решение, которое нужно взять за образец. «Смех с глубокой древности были склонны расценивать как нечто низменное и недостойное. Исследователи Евангелия обращают внимание на то, что Иисус Христос никогда не смеялся и не шутил» (А. Гро- тьяи. Позади смеха).
  • 9. Аргумент к пользе — аргумент, стимулирующий осознание слушателями своих интересов в обсуждаемом вопросе, в частности личных интересов, что может усилить логические аргументы речи или, наоборот, нейтрализовать объективный или справедливый подход к делу. Будучи весьма распространенным и убедительным, прагматический аргумент является далеко не самым действенным, так как всегда может быть опровергнут субъективностью утверждения: «Рыба ищет где глубже, а человек — где лучше» — гласит народная мудрость.

Нетрудно заметить, что психологические аргументы далеко не всегда корректны, поэтому обычно ими рекомендуют пользоваться очень аккуратно для того, чтобы не нарушить этические нормы и не вызвать эмоциональное отрицание у аудитории. Пожалуй, единственным исключением из аргументов к человеку является аргумент к авторитету, часто используемый в научных докладах, академических речах и публицистических текстах. Однако и в этом случае следует иметь в виду, что не все высказывания авторитетных людей можно безусловно признать истинными. Кроме того, необходимо помнить, что существуют и запрещенные приемы ведения полемики и выстраивания системы аргументации.

  • 1. Инсинуация — преднамеренное в форме намека или секретной информации сообщение отрицательных (или даже ложных) сведений, имеющее целью опорочить кого-либо. Цель инсинуации — подорвать у аудитории доверие к объекту инсинуаций, следовательно, к его доводам или поведению.
  • 2. Прямое противопоставление оппонента аудитории: «Такие достойные люди, как уважаемые присяжные, не могут принять это мнение».
  • 3. Наклеивание ярлыков — связывание слов оппонента с позицией или словами одиозной фигуры или учения: «То, что вы утверждаете (далее идет формулировка), — это настоящая демагогия».
  • 4. Аргумент к жалости — аргумент, рассчитанный на то, чтобы вызвать жалость, сочувствие к обсуждаемому лицу (лицам). Например, школьник, убеждая не ставить ему двойку, может рассказать о том, что у него дома больная бабушка, которая очень расстроится, если узнает, что он опять получил плохую отметку.
  • 5. Прямая апелляция к аудитории: «Взгляните на этого человека: на ваших глазах он совершает беззаконие».
  • 6. Аргумент к массам — обращение к широкому кругу людей через апелляцию к их групповому эгоизму, национальным или расовым предрассудкам, зачастую сопровождаемое лживыми обещаниями. Этот аргумент, называемый также демагогией, широко применяется некоторыми политическими и религиозными деятелями.
  • 7. Использование прямой негативной характеристики оппонента: «Этот человек — известный провокатор».
  • 8. Утверждение собственного авторитета: «Вы знаете меня как защитника интересов обездоленных и нуждающихся».
  • 9. Ссылки на возраст, образование, положение для того, чтобы скрыть отсутствие веских и убедительных аргументов: «Вот доживите до моих лет, тогда и судите», «Займете мое место, тогда и рассуждать будете», «Я имею два высших образования и прекрасно разбираюсь в данной проблеме».
  • 10. Обструкция — намеренный срыв спора. Оппоненту не дают говорить, топают, свистят и т.п.
  • 11. Провокация — намеренное побуждение оппонента совершить действия или высказаться в невыгодном для него смысле с последующим использованием этих слов или действий. Например, использование в адрес оппонента таких пословиц и поговорок, как «на воре и шапка горит», «знает кошка, чье мясо съела», «чья бы корова мычала» и т.д., может спровоцировать оппонента на некорректные поступки.
  • 12. Прямой провокационный вопрос: «Так вы отрицаете законы истории?»
  • 13. Ответ вопросом на вопрос: не желая отвечать на поставленный вопрос, полемист ставит встречный вопрос.

«А почем купили душу у Плюшкина?» — шепнул ему Собакевич. «А Воробья зачем приписали?» — сказал ему в ответ на эго Чичиков» (Я. В. Гоголь. Мертвые души).

Некорректные приемы и тактики ведения спора необходимо знать лишь для того, чтобы быть готовым к разного рода подвохам со стороны неразборчивого в средствах противника. Использовать их — значит быть нечестным по отношению к оппоненту, аудитории и самому себе.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>