Полная версия

Главная arrow Риторика arrow РИТОРИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Демагогия как средство речевого воздействия

С демагогией, как и с манипуляцией, носитель языка сталкивается часто, однако не всегда это осознает. Демагогия в широком смысле — это, во-первых, обман лживыми обещаниями, лестыо и преднамеренным искажением фактов для достижения каких-либо целей, а во-вторых — рассуждения или требования, основанные на грубо одностороннем осмыслении, истолковании каких-либо фактов.

Нод демагогией можно понимать также совокупность методов, позволяющих создать впечатление правоты, не будучи правым. Следовательно, демагогия — это специфическая тактика речевого воздействия, используемая в письменном или устном высказывании (при монологическом выступлении или в дискуссии), которая направлена на достижение победы любой ценой. Для ее достижения используются особые, некорректные приемы. Не случайно в современном русском языке слово «демагогия» всегда употребляется с негативным оттенком.

Демагогия — инструмент воздействия тех, кто имеет власть или к ней стремится, поэтому именно в политическом дискурсе, а также в языке СМИ в целом она используется особенно часто. К демагогическим можно отнести выступления, речи, ответы на вопросы, заявления политиков и представителей СМИ, запутывающих или неправильно интерпретирующих ту или иную проблему и отвлекающих внимание от насущных вопросов. Демагогия способствует внедрению в сознание адресата или адресатов ложных представлений о действительном положении дел, с ее помощью можно убедить читателя или слушателя в чем-либо без реального на то основания, представить факты в свете, выгодном для автора текста или доклада, для участника дискуссии, для отвечающего на жалобу или заявление чиновника.

Демагогами называют политических деятелей, которые создают себе популярность или добиваются определенных целей безответственными обещаниями, некорректными рассуждениями, извращением фактов, лестью, спекуляцией на чувствах и стремлениях людей.

Демагогические приемы достаточно разнообразны. Опытный демагог нередко умело сочетает их в одном высказывании. Можно выделить несколько основных приемов, используемых в демагогическом высказывании.

1. Необоснованные утверждения.

Это простейшая разновидность демагогии, включающая также разнообразные обещания политиков. Так, например, в предвыборной листовке одна из партий бездоказательно характеризуется следующим образом: «Усердно пудрит мозги обывателю вторая кремлевская партия, “левая нога режима”. По сути, программа этой партии представляет собой набор благих намерений, рассчитанный на необразованность обывателя». Агитационные материалы другой партии представляют набор декларативных обещаний («Кардинально изменить ситуацию в Законодательном Собрании», «Изменить систему всей городской власти»).

2. Выдача желаемого за действительное.

Особенно часто пользуются этим приемом политики. Вот, например, фрагмент из предвыборной листовки: «Мы не верим в историческую неизбежность. Мы верим в эффективные решения. Нет проблемы, решение которой не могло бы быть найдено самостоятельными, образованными, свободными людьми». Как известно, отнюдь не все проблемы могут решить даже самые самостоятельные, образованные и независимые люди.

3. Указание на стереотипы.

Этот прием часто служит маскировкой бездоказательности какого-либо утверждения, которое преподносится как безусловная истина. Так, в политических статьях или речах нередки утверждения о том, что «русский народ терпелив и покорен властям», в то же время в иной ситуации может быть использован и другой стереотип: «Русский народ способен на бунт, бессмысленный и беспощадный». Для «доказательства» меньшей по сравнению с мужчиной ориентированности женщины на общественно-политическую деятельность используют стереотип «все женщины хотят иметь семью».

Помимо этого, при использовании этого приема вместо доказательства могут употребляться обороты «очевидно, что...», «как всем известно...» и т.п.

4. Некорректные аналогии.

В этом приеме можно выделить несколько разновидностей.

Л. Сопоставление несопоставимого (в принципе или в данной ситуации), например стремление человека иметь собственность сопоставляется с физиологическими потребностями — необходимостью в питании и дыхании.

Б. Пренебрежение количественной разницей при декларировании качественного сходства чего-либо. Классический пример этой разновидности — утверждение «какой смысл бросать курить, если все равно живешь в большом городе и вдыхаешь выхлопные газы машин!», при этом игнорируется тот факт, что, хотя вдыхать выхлопные газы вредно, это менее вредно, чем еще и курить при этом.

В. Количественное сравнение субъектов, объектов или событий при игнорировании их качественной разницы. Ср.: «Террористы убили двух человек, а спецназовцы - восемь!» После такого утверждения читатель, зритель или слушатель должен сделать вывод, что спецназовцы виновны в гибели многих людей и, по сути, хуже террористов, хотя речь идет о ситуации, в которой террористы убили заложников, а спецназовцы — террористов.

Г. Использование образов, в которых сравниваются принципиально различные явления действительности, например: «Если говорить образно, Россия сейчас напоминает тонущий корабль, где экипаж и пассажиры вместо того, чтобы его спасать, занимаются герметизацией своих приватизированных кают, попутно грабя друг друга».

5. Некорректная причинно-следственная связь.

A. Подмена истинной причины ложной.

Если, например, некая партия утверждает, что именно усилиями ее представителей, постоянно заботящихся о народе, был исключен из числа приоритетных городских проектов некий объект, являющийся источником коррупции и непосильным бременем для городского бюджета, между тем как этот проект был заморожен прежде всего для поднятия рейтинга нового губернатора, — это подмена истинной причины ложной.

Б. Представление следствия как причины.

Утверждая, что «в Европе совершается меньше преступлений, так как там более мягкие законы», демагог сравнивает страну с низким уровнем преступности и мягкими законами со страной с высоким уровнем преступности и жесткими законами и делает вывод, что суровость законов приводит лишь к росту преступности, хотя именно существовавшие ранее в странах Европы суровые законы во многом обусловили то, что сегодня невысокий уровень преступности позволил смягчить законы.

B. Построение письменного или устного высказывания, в котором благодаря повтору (прежде всего последних слов предыдущего предложения в начале следующего) создается впечатление того, что во втором по порядку предложении содержится следствие первого, в третьем — вывод из второго, и так далее. Приведем пример из предвыборной агитации одной из партий: «Богатство страны — это не размер запаса золота и нефти. Богатство страны — это богатство ее жителей. Страна, где граждане не владеют собственностью, не имеет права называть себя богатой. Быть уверенным в благополучии своих детей может только богатое общество. Богатое общество не может состоять из бедных людей. Основа любого общества — семья. Основа благополучия семьи — принадлежащая ей собственность, на которую никто не имеет права посягать. Собственность, которая служит основой благополучия будущих поколений». В приведенном примере вследствие «цепочки» связанных повторами предложений создастся впечатление, что частная собственность — это основа жизни человека и социума.

6. Некорректная дихотомия — выделение в представленной ситуации лишь двух альтернатив, т.е. исключающих друг друга возможностей.

Из всего множества возможных вариантов отбираются два диаметрально противоположных — по сути или по мнению адресанта («Или полная вседозволенность — или тоталитаризм», «Или свобода — или порядок»). При этом объединяются часто совершенно не связанные между собой понятия или ситуации, например: «Или демократия, независимый суд, презумпция невиновности и отмена смертной казни — или борьба с педофилами, гомосексуалистами, цензура и диктатура».

7. Игнорирование чужой аргументации.

Когда невозможно возразить на высказывание, публикацию или элемент политической программы но существу, можно попытаться просто проигнорировать неудобные аргументы. Демагог ведет себя так, словно доводов оппонента вообще не было: либо продолжает развивать свои тезисы, либо, выслушав возражения, в ответ на них повторяет свои предыдущие утверждения, даже если они только что были опровергнуты оппонентом. Повторяемые тезисы могут быть при этом изменены по форме, но не по сути. Примеры подобных демагогических приемов часто можно услышать в политических дебатах. Оппоненты в данном случае не должны позволять противнику уйти от ответа.

8. Уход в сторону — устный или письменный ответ на утверждения оппонента или оппонентов, который позволяет незаметно увести дискуссию от неудобной для выступающего темы.

Этот прием требует большего владения риторическими приемами и также имеет несколько разновидностей.

A. Развитие сходной, но в действительности другой темы. Часто для этого используются неправомерные аналогии (с последующим обсуждением не самого предмета дискуссии, а приведенных в качестве аналогии объектов).

Б. Дискуссия или выступление могут переводиться не на другую тему, а на другого человека, прежде всего на оппонента или группу оппонентов, против которых пытаются развернуть их собственные доводы.

B. Ответ вопросом на вопрос («А почему это вас интересует?» «А вы сами что-то читали по этой теме?» «Не думаете ли Вы, что это подтасовка фактов?» «Кстати, а что ваша партия сделала для этой группы населения?» «Почему вы представляете дело подобным образом?» и т.п.).

Г. Концентрация на частностях — выбор в аргументах оппонентов какой-либо малозначимой частности и попытка сосредоточить всю дискуссию на ней. Например, достаточно значимый вопрос о возможности содержания крупных или бойцовых собак в городе и о несоблюдении владельцами собак закона об их содержании сводится к частному вопросу о том, где брать совки и пакеты владельцам выгуливаемых в городе собак.

9. Выбор тенденциозного наименования (так называемый некорректный нейминг), в том числе некорректная терминология.

Этот прием связан с представлением образов добра и зла, своего и чужого, характерных для какой-либо культуры или социума. То, что связано с позицией демагога, — добро и свое, то, что связано с его противниками, — зло и чужое.

А. Употребление выгодного для демагога слова в качестве замены нейтрального.

Например, политик в предвыборном выступлении предлагает повысить налог с дивидендов с 9 до 13%. Его оппонент отвечает ему: «Ну, хорошо, отобрать — это понятно, а вот как...?» Глагол «отобрать» вместо словосочетания «повысить налог» должен навести слушателей на мысль, что «коммунисты опять хотят все “отобрать и поделить”».

Б. Использование эмоционально окрашенных слов (словосочетаний), имеющих положительную или отрицательную коннотацию, вместо нейтральных. Подобные наименования используются для дискредитации противников или, напротив, восхваления сторонников. Например, вместо «небольшая группа оппозиционеров» можно сказать (написать) «жалкая кучка отщепенцев»; протестующую против правительства толпу бастующих можно назвать «демонстрантами», «забастовщиками», «протестующими», «восставшими», а можно — «погромщиками». Помимо замены номинаций тенденциозными синонимами, эффект может достигаться прибавлением к нейтральным словам слов «так называемый» или «пресловутый».

В. Употребление многозначных, расплывчатых или заведомо непонятных терминов для того, чтобы излагаемый материал мог допускать различные интерпретации.

Г. Отождествления разных понятий с помощью называния их одним и тем же словом. Например, противники абортов и смертной казни могут называть то и другое убийством.

  • 10. Доведение до абсурда — прием, при котором тезис оппонента доводится до абсурдной крайности. В качестве примера можно привести следующее высказывание: «Конечно, давайте вернемся в 1937 год и всех отправим в лагеря (отменим налог с прибыли вообще; будем считать каждого, заговорившего с ребенком, педофилом)».
  • 11. Запугивание.

Слушателя или читателя запугивают тем, что определенные поступки или какие-либо взгляды приведут к отрицательным, более того, страшным последствиям. Так, например, автор статьи, посвященной проблеме возможных страшных последствий всепроникающей коррупции, возражает своему оппоненту следующим образом: «Как человек, живущий на зарплату, я по определению не могу любить коррупционеров... Но еще больше я не люблю ливийских повстанцев, которых умные люди развели как лохов на призывах к справедливости и равенству. В жизни есть вещи пострашнее коррупции — революции, перевороты, радикальные реформы и борьба за всеобщую справедливость». Перед нами типичный образец запугивания: если активно бороться с коррупцией в правительственных кругах, неизбежны последствия, аналогичные тем, что произошло в Ливии.

  • 12. Обращение к эмоциям вместо разума, т.е. утверждение, что согласиться с оппонентом (оппонентами) нельзя по чисто эмоциональным причинам. Это один из наиболее откровенных демагогических приемов. Вот одно из подобных высказываний: «В стране, отдавшей столько миллионов жизней на войне, кощунственна сама мысль подвергать хоть в чем-то сомнению величие нашей Победы!»
  • 13. Релятивизм — прием, состоящий из рассуждений типа «Все относительно», «Абсолютной истины не существует», «Каждый по-своему прав» и т.п.
  • 14. Дискредитация оппонента, состоящая в использовании высказываний, построенных по модели «И такой человек может (смеет) что-то говорить».
  • 15. Лицемерное сожаление о каком-либо факте или событии. Например, историк моды А. Васильев говорит о том, что очень любит черепаховый суп, но тут же «делает реверанс» в сторону защитников животных: «Черепаховый суп имеет потрясающий вкус, но мне так жалко бедных животных».
  • 16. Искажение слов оппонента (см. гл. 13).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>