Полная версия

Главная arrow Политология arrow ИСТОРИЯ ПАРТИЙ И ПАРТИЙНЫХ СИСТЕМ. ИСТОРИЯ ПАРТИЙ И ПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Итоги президентских выборов 1996 года

Президентские выборы показали силу и влиятельность ведущих партий России, их возможность и решительность воздействовать на исход важнейшего события политической жизни России.

В то же время ведущие политики убедились, что настоящую поддержку в предвыборной президентской кампании могут оказать не временные структуры и не эрзацпартии и движения, а «регулярные» политические силы, которые создаются не под определенные выборы или кандидата, а существуют перманентно, имеют профессиональных функционеров, актив и фиксированное членство, хорошо налаженные связи с общественностью, средствами массовой информации и государственными институтами. Все это быстро схватывают начинающие, но дальновидные политики. Поэтому, учитывая опыт первых своих президентских выборов, очень серьезно и настойчиво занялся вопросами партийного строительства весьма перспективный кандидат в президенты А. Лебедь. Уже в марте 1997 г. был проведен учредительный съезд Народно- республиканской партии России (НРПР), лидером которой был избран А. Лебедь. Программа, принятая на съезде, констатирует отсутствие «порядка» в стране и намечает меры по его наведению:

  • — перераспределение властных полномочий между ветвями власти в пользу парламента и правительства;
  • — изменение национального территориального деления с целью «выравнивания статусов всех субъектов» Российской Федерации;
  • — наведение порядка в работе государственных органов;
  • — проведение политики государственного протекционизма по отношению к отечественной культуре и «традиционным религиям»;
  • — возрождение казачества;
  • — «полнокровная интеграция» с Белоруссией;
  • — поддержка отечественного товаропроизводителя, в том числе ВПК, и жесткое государственное регулирование в финансовой сфере;
  • — восстановление государственной монополии на экспорт энергетических ресурсов и драгоценных металлов и др[1].

По своим программным установкам и но отношению к власти НРПР заняла место в правой части партийного спектра, деля его с ЛДПР, Национально-республиканской партией (Н. Лысенко) и др., но занимая более умеренные позиции.

Другим важным итогом президентских выборов 1996 г. явился неуспех левоцентристских кандидатов и их партий. Ни Св. Федоров, достаточно успешно выступивший на думских выборах 1995 г., ни М. Горбачев, ни М. Шаккум, ни В. Брынцалов не смогли воспользоваться большими потенциальными возможностями левоцентристских ожиданий электората. Причин здесь несколько. Во-первых, эту часть электорального сектора занимает КПРФ. О ее предвыборной платформе не коммунистического и даже не социалистического, а леводемократического содержания мы уже говорили. Во-вторых, сразу после парламентских выборов 1995 г. типично либерал-демо- кратическое движение «Яблоко» стало все больше дистанцироваться от проправительственного движения «Наш дом — Россия» и занимать позиции центра и левее центра. Конечно, лидер «Яблока» Г. Явлинский нс ставит задачу заключения коалиции к КПРФ и се союзниками, но при голосовании в Думе по социальным вопросам, с учетом достаточно критического отношения Г. Явлинского к Б. Ельцину, объективно «Яблоко» в политическом отношении «дрейфует» влево. Поэтому еще одна часть электората, которая могла бы стать избирателями Св. Федорова, М. Горбачева, М. Шаккума и В. Брынцалова, отошла к Г. Явлинскому. Третьей причиной неуспеха группы социал-демократических кандидатов является неразработанность (точнее забытость) их идеологии в России. Дело здесь не в отсутствии пропаганды социал-демократических идей, а в отождествлении демократического социализма западно-европейского типа с реальным социализмом, который существовал в СССР до 1991 г. Другими словами, достаточно большой сектор социал- демократических электоральных ожиданий в России действительно существует, но избиратели пока не отождествляют свои ожидания с социал-демократической доктриной и отдают голоса либо КПРФ, либо левым либерал-демократам.

Аналогичная ситуация уже складывалась в политической жизни России в 1907 г., когда во II Думе левые позиции занимали революционные фракции социал-демократов (65 мест) и эсеров (54), а позиции левого центра «застолбили» для себя кадеты (156)

и прогрессисты (35). Нереволюционным партиям социал-демократической (в европейском понимании) направленности практически нс оставалось электорального поля. К такой партии в то время можно отнести трудовиков, лидер которых Керенский пытался (уже в 1917 г.) проложить политический курс России к социализму, но без революции.

Исходя из сложившейся ситуации в левоцентристском спектре к 1997 г. и электоральных ожиданий современных российских избирателей, мы прогнозировали две возможности.

Первая: КПРФ открыто заявит о своей социал-демократической ориентации, примет соответствующую программу и, возможно, вступит в Социалистический интернационал, чтобы получить международное признание социал-демократической партии. В этом случае возможна ее победа не только на думских, но и на президентских выборах, как это уже было в Польше, Болгарии, Литве, Венгрии, Монголии, Румынии, Словении, Югославии.

Вторая возможность возникает, если КПРФ не сменит коммунистическую ориентацию. В случае успеха экономических реформ и роста уровня жизни большинства граждан России КПРФ ожидает участь «вечно вчерашней», постоянно оппозиционной, реликтовой партии, каковыми являются, например, ВКПБ, РКРП или РПК. КПРФ, как и большинство европейских коммунистических партий, в конце концов потеряет свою думскую фракцию, которую получит действительно социал-демократическая партия.

Из всего вышесказанного вытекает следующий важный итог президентских выборов, а именно: в России существуют не только отдельные политические партии, влияющие на ход и исход выборов президента; в России функционирует партийная система, с реальной структурой и влиянием на политическую жизнь которой нельзя не считаться.

  • [1] Программа Народно-республиканской Партии России. М, 1997; Съезд победителя // Московские новости. 1997. № И. 16—23 марта. С. 6.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>