Полная версия

Главная arrow Инвестирование arrow ПУБЛИЧНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ФИНАНСОВОГО РЫНКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Монография

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Система финансового рынка

Современный финансовый рынок имеет еще одну особенность, состоящую в том, что этот рынок... не вполне рыночный. Конечно, взаимоотношения участников рынка, пользователей услуг, покупателей финансовых продуктов и финансовых организаторов, движение финансовых продуктов и услуг носят, как на первый взгляд может представляться, вполне стихийный, с высоким элементом неопределенности и, следовательно, рыночный характер, регулирование которого происходит на уровне таких основополагающих факторов, как спрос и предложение, хотя и не лишено черт искажений в силу манипулирования рынком, монополизации, использования преференций своего положения отдельными субъектами и т.п. Иными словами, на первый взгляд, отвечают признакам рыночных отношений.

Но современный финансовый рынок — достаточно организованное явление, и наряду с рыночной компонентой существует компонента с очерченными целями и способами ее достижения, система управления рынком. Взаимодействия между отдельными субъектами финансового рынка, в рамках которого используются конкретные финансовые продукты и услуги, давно переросли себя, и сегодня вполне обоснованно говорить о системе финансового рынка как закономерном развитии тех самых рыночных (в коренном понимании этого слова) элементов.

Под системой в современной философии понимается «множество (совокупность) любых элементов, образующих через свои связи, отношения, взаимодействия устойчивую целостность (комплекс). Видовое отличие категории “система” определяется через понятие “структура”, представляющее совокупность элементов (частей) системы, их порядок, организацию, закон их связи, строение, инвариант системы. Одна и та же система может иметь различные структуры, а одна и та же структура может реализовываться в разных системах. Элемент обозначает пределы дискретности компонентов системы. Движение, развитие в рамках системной идеологии описывается терминами “функция”, “поведение”, “состояние” системы. Ценностные аспекты мира обозначаются термином “иерархия”. Система есть иерархическая структура элементов, а мир — иерархическая структура, состоящая из систем разной степени сложности»[1].

Необходимо отметить, что системность как принцип организации предметности и познания, с одной стороны, и право, с другой, тесно связаны друг с другом. В науке принцип системности стал развиваться относительно недавно — с конца XVIII в. и связан с именами Канта и особенно Гегеля. Так, Гегель представлял себе истину в виде системы: «истинной формой, в которой существует научная истина, может быть лишь научная система»[2]. Но само явление системы для человека во многом началось с права, так как первые законодательные акты, известные сегодня, представляли собой первичную организацию, систематизацию норм обычного права. В этих актах правовые нормы были неотделимы от этических норм, ритуала, преданий, мифа, религиозных воззрений. В какой-то степени это свидетельствует о принципиальной близости всех социорегулятивных факторов, в том числе и права, друг к другу, их тесную взаимосвязь. Вероятно, впервые наиболее полно принцип системности как принцип организации какого-либо материала проявил себя в праве в известном Кодексе Юстиниана. Сам Юстиниан писал в послании известному римскому юристу Требониану, занимавшемуся составлением Кодекса: «...мы приступили к высшему и полнейшему исправлению права — собрать и исправить все римские постановления и включить в один кодекс столько разрозненных томов авторов»[3]. Причем весь этот труд делался именно вследствие того, «что все отрасли законов, созданные от основания города Рима и идущие от Ромуловых времен, находятся в таком смешении, что они распространяются беспредельно и не могут быть объяты никаким способом человеческой природы»[4].

Как любая система, система финансового рынка состоит из отдельных взаимосвязанных элементов, структурированных особым образом, так что даже отпадение одного элемента не проводит к разрушению всей системы, ибо именно структура играет роль стабилизатора (как бы сказали философы, инварианта развития) системы. Первоначально на финансовом рынке основными были отношения между потребителями услуги или приобретателями финансового продукта и финансовыми организациями, то в последующем ситуация значительно изменилась. Но несмотря на все изменения, можно говорить, что существует институциональная подсистема системы финансового рынка, включающая в себя все хозяйствующие субъекты, предоставляющие услуги на финансовом рынке или продающие финансовые продукты. А сами эти финансовые услуги и продукты в теоретическом смысле можно рассматривать как продуктовую подсистему системы финансового рынка. Вариативность продуктовой линейки, предлагаемой на финансовом рынке, уже сейчас чрезвычайно высока, и это разнообразие будет только расти. В этом смысле продукты — самый несистемный элемент системы финансового рынка, именно здесь во всевозможных вариациях преобразования денежных средств происходит развитие (в любых коннотациях этого слова, включая деградацию) финансового рынка. С помощью финансового продукта финансовый рынок борется с системой, демонстрируя свою независимость от каких-либо устойчивых отношений. Однако сам финансовый продукт есть не что иное, как приобретшее правовую форму отношение между финансовыми организациями и потребителями оказываемых ими услуг.

Первоначальное «рыночное» взаимодействие строилось но линии договоров и корпоративных решений, и изначально для регулирования этих отношений было достаточно норм гражданского права (частного права). Позднее к этой цивилистической компоненте прибавилось антимонопольное регулирование, затем — стали возникать системы, защищающие пользователей финансовых услуг, с одной стороны, от чрезмерных рисков, которые могли брать на себя отдельные финансовые организации, с другой стороны, от недобросовестного отношения финансовых организаций к самим пользователям. В результате публично-правовая компонента регулирования финансового рынка стала если не превалировать над частноправовой, то по крайней мере не уступать последней. В регулировании основной акцент стал делаться на поддержку устойчивого функционирования финансовой системы, а также на качество услуг, предоставляемых финансовыми организациями. Таким образом, практически на наших глазах, за последние полвека (или несколько больше) выросла значительная по объему материала, еще недостаточно структурированная нормативноправовая подсистема системы финансового рынка (в современной России становление этой компоненты системы финансового рынка началось с 1990 г.).

Публично-правовая компонента регулирования развивалась одновременно со становлением публичных институтов, целью деятельности которых являлось формулирование требований к участникам финансового рынка, его организациям и в конечном итоге обеспечение исполнения соответствующих требований. Регулирование деятельности финансовых организаций, а также надзор и контроль за их деятельностью, осуществляемый соответствующими органами, правительственными или независимыми, разрозненными или объединенными в одно целое («мегарегулятор»), важны сами по себе, так как нацелены на обеспечение защиты неопределенного круга лиц, не имеющих достаточных навыков, чтобы разобраться в хитросплетениях финансового рынка, а также на защиту иных публичных интересов. Однако со временем данная цель регулирования и надзора (контроля) была дополнена важнейшей целью обеспечения финансовой стабильности. В ряде государств эта цель стала одной из конституционно-значимых целей деятельности соответствующих публичных органов. К примеру, в Армении цель обеспечения финансовой стабильности после одобрения в декабре 2015 г. новой Конституции Армении стала одной из целей Центрального банка Армении (наряду с существовавшей до этого целью обеспечения стабильности цен) (ст. 200)Растет понимание важности обеспечения финансовой стабильности и на международном уровне: так, на Лондонском саммите группы G20 2 апреля 2009 г. Форум был преобразован в Совет по финансовой стабильности (Financial Stability Board). Отметим, что в Российской Федерации целью деятельности Банка России по-прежпему является цеповая стабильность как одна из возможных интерпретаций конституционно-значимого принципа обеспечения стабильности рубля (сг. 75 Конституции РФ), однако вопросам финансо- [5]

вой стабильности уделяется все больше и больше внимания, чему свидетельствует создание специального Национального совета по обеспечению финансовой стабильности[6].

Вопросы финансовой стабильности являются ключевыми для функционирования системы финансового рынка. Их решение находится в сфере ответственности органов денежно-кредитной политики и органов, осуществляющих надзор на финансовом рынке в целом или за отдельными его сегментами. Данные органы образуют регуляторно-надзорную (контрольную) подсистему системы финансового рынка.

Наконец, нельзя не отметить, что современный финансовый рынок порождает не просто систему, а целостность иного измерения. Во-первых, чисто географически он давно уже вышел за пределы национальных границ, став глашатаем и локомотивом современного глобализма — за что, кстати, получил и похвалы, и упреки. Понятно, что управляемость глобального финансового рынка вызывает вопросы, которые стали особенно актуальны после мирового финансового кризиса 2008—2009 гг.

Во-вторых, даже внутри системы финансового рынка образуются свои отдельные подсистемы, ориентированные на соответствующие институты или направления деятельности. Так, в России в системе финансового рынка находят свое место банковская система и национальная платежная система, которые «осознали» свою системность не просто доктринально, но на уровне соответствующих легальных (закрепленных в законе) понятий. Они сами по себе являются хорошей иллюстрацией повышенной сложности современной системы финансового рынка.

Таким образом, под системой финансового рынка понимается возникшая на основе взаимодействия по поводу использования денежных средств, ценных бумаг, производных и иных финансовых инструментов, финансовых услуг между финансовыми организациями и их клиентами структурированная целостность, подразделяемая по секторальной принадлежности на банковскую систему, национальную платежную систему, рынок ценных бумаг, рынок коллективных инвестиций, рынок микрофинансирования, систему инфраструктурных организаций финансового рынка, единство которой поддерживается целями финансовой стабильности и устойчивого развития, а также единством целей и принципов надзора, находящим свое отражение в системе правового регулирования.

  • [1] Шцлевский II. Б. Объективность философского знания : дне.... д-ра философ, наук. М.,2001. С 146.
  • [2] Гегель. Собр. соч.: в 14 т. Т. IV. Система наук. Ч. 1. Феноменология духа : пер. Г. Шпета.М.: Соцэкгиз, 1959. С. 3.
  • [3] Дигесты Юстиниана : пер. И. С. Перетерского. М.: Наука, 1984. С. 19.
  • [4] Там же.
  • [5] URL: http://www.arlis.am (дата обращения: 13.07.2016).
  • [6] 2 Постановление Правительства РФ от 5 июля 2013 г. № 571 «О Национальном советепо обеспечению финансовой стабильности» // СЗ РФ. 22 июля 2013 г. № 29, ст. 3961.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>