Полная версия

Главная arrow Психология arrow ВВЕДЕНИЕ В ПРОФЕССИЮ: ПСИХОЛОГ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ПРОБЛЕМЫ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В метаньях меж субъектом и объектом...

Д. А. Леонтьев. «Однопсишья»

Межличностные отношения, возникая в процессах непосредственного общения партнеров но совместной деятельности, оказывают прямое давление на их психическое состояния и поведение, порождают споры, конфликты, стрессы, фрустрацию. Все это может приводить к психическим расстройствам в виде неврозов отношений, психопатий, акцентуаций характера, а также к негативным взаимоотношениям в виде соперничества, вражды, ненависти.

Однако межличностные отношения, трансформируясь в различные виды взаимоотношений, развиваются противоречиво и парадоксально из-за внутренне присущей амбивалентности (полярности), с которой человеку нелегко справиться. Именно это порождает еще один круг психологических проблем, которые могут отягощать нашу жизнь и расстраивать психическую деятельность человека.

Рассмотрим механизмы возникновения проблем в сфере межличностных отношений по основным видам человеческих взаимоотношений. Это взаимоотношения сотрудничества-соперничества, лидерства-конформизма, общительности-замкнутости, дружбы-вражды, любви-ненависти, независимости-подчинения, понимания-непонимания, ответственности- безответственности, добра-зла, справедливости-несправедливости. Они не принадлежат отдельно взятому человеку, так как возможны только при наличии конкретного партнера. Оба полюса взаимоотношений предстают в единстве, т.е. существуют одновременно. Эти обстоятельства создают особые трудности в поддержании оптимального психологического состояния партнеров в межличностных отношениях.

Во взаимоотношениях сотрудничества-соперничества одновременно представлены два мотива. Один из них связан с потребностью в помощи, другой — с самоутверждением. Первый мотив побуждает к альтруизму, а второй — к эгоизму. Это противоречие разрывает и межличностные отношения, и саму личность. Парадокс в том, что это противоречие, вечно живущее в каждом человеке, т.е. оно не устранимо и с ним нужно справляться. Но это не всегда получается, и человека могут замучить угрызения совести. Муки совести могут привести к патологическим формам проявления чувства вины или к депрессивным состояниям.

Помощь предполагает служение интересам партнера, что приводит к отсрочке удовлетворения своих индивидуальных интересов или даже к полному отказу от них. Партнер этого может и не заметить, так как одержим мотивом самоутверждения, а если замечает, то необходимость благодарности может отяготить его отношение к вам до чувства неприязни, а чтобы смягчить это чувство, он будет отрицать продуктивность вашей помощи.

Сотрудничество-соперничество неизменно приводит к распределению ролей между партнерами на ведущего и ведомого, что проявляется во взаимоотношениях лидерства-конформизма, которые отчасти снимают напряжение обозначенных выше противоречий. Лидерство вытекает из объективированного успеха одного из партнеров и признания относительного превосходства, а конформизм — из желания быть вместе с лидером, стремления уйти от персональной ответственности, из-за лени и неуверенности в себе. Лидерство удовлетворяет мотив самоутверждения, но платой за это становится необходимая партнеру помощь. Конформист же удовлетворяется скорейшей реализацией своих интересов. В результате происходит своеобразное перемещение альтруистических и эгоцентрических позиций партнеров но вектору взаимоотношений сотрудничество-соперничество, что приводит к последовательной интериоризации и альтруизма, и эгоизма в психической организации человека.

Тем не менее, лидерско-конформистские взаимоотношения таят в себе борьбу за приоритеты общих и индивидуальных интересов, неудовлетворенность которых также создает психологическое напряжение в межличностных отношениях. Проявляется это во взаимоотношениях понимания- непонимания, где каждым из партнеров руководит установка на приятие его картины мира. Если этого не происходит, то разрыв почти неизбежен. По сути, это когнитивный конфликт, связанный с Я-конценцией личности и ее мировосприятием. Он трудно преодолевается, потому что каждый из партнеров должен изменить себя по глубинным психическим образованиям своей личности. В значительной мере это касается сферы бессознательного «Я» и духовной сферы, где угнездились малоподвижные ценности и стереотипы жизни индивидуума.

И тогда на передний план выступают волевые начала человека, на основе которых произрастают взаимоотношения независимости-подчинения, которым отведена роль подавителя интересов партнера во благо общих, т.е. групповых. Парадокс состоит в том, что личностная независимость охраняется группой. Поэтому партнеры вынуждены искать компромиссы и приходить к согласию. Но на этом пути приходится поступаться какими-то индивидуальными интересами.

Способность к независимости предполагает способность к подчинению, что в свою очередь порождает взаимоотношения ответственности-безответственности, в которых партнеры вынуждены руководствоваться в своем поведении чувством долга. Это чувство угнетает личность и свободу ее проявления, но зато возвращается взаимоуважением партнеров и самоуважением личности. Чувство долга сдерживает человеческую гордыню и вселяет уверенность в себе, укрепляет чувство собственного достоинства, но в то же время понуждает к самоограничению в поступках, поведении и деятельности.

Отношения долженствования регулируются внешними и внутренними запретами на свободу самопроявления. В качестве внешних ограничителей выступают правила взаимодействия, законы общественной жизни, моральные традиции общения людей, сами партнеры своей телесно-психической организацией, условия физической среды. В качестве внутренних — запреты совести и нравственные установки личности. Они интерио- ризуются в правовом, моральном и нравственном самосознании человека и обнаруживают себя во взаимоотношениях добра-зла, справедливости- несправедливости.

Эти взаимоотношения возникают по произволу партнеров. Человек свободен в выборе: делать добро или зло, поступать справедливо или нет. Это чаще всего вопрос его совести, а не внешних обстоятельств. Однако у партнеров могут различаться представления о добре и зле, справедливости и несправедливости. Что хорошо одному из них, может оказаться плохо другому. Здесь мы наталкиваемся на стихию субъективизма, и очень трудно найти, если вообще возможно, какие-то единые критерии добра и справедливости. А в межличностных отношениях это главная проблема, вокруг которой не прекращаются бури человеческих страстей, и в решении которой, как в темпом бескрайнем лесу, заблудился человеческий разум. И нет выхода из этого бурей объятого леса. А если нет выхода, то нужно научиться жить в гармонии с собой и окружающими тебя людьми. Гармония — это созвучие, согласие, достижение целостности через единение партнеров, которые устремлены друг к другу как части целого. Следовательно, это взаимоотношения, построенные на любви и дружбе. Но и здесь неистребимый эгоцентризм порождает ревность, ненависть, вражду, которые включаются трагической мелодией в симфонию человеческих отношений.

Взаимоотношения дружбы-вражды, любви-ненависти освещают пространство межличностных отношений слепящими лучами солнца, затемняют грозовыми тучами, оглушают ударами грома, пронзают молниями, освежают дождем, побивают градом, разрушают ураганом, но в конечном счете обновляют человека. Именно с этими взаимоотношениями связаны основные потребности человеческой жизни. Именно они становятся главными ценностями бытия. Именно им принадлежит катарсическая (очищающая душу) функция. Именно они вдохновляют на подвиги. Именно они помогают пережить несправедливость и злодейство общественного устройства жизни. Именно недостаток этих взаимоотношений делает человека несчастным.

Поиск этих взаимоотношений стимулирует установление контактов с другими людьми, способными удовлетворить потребности в любви и дружбе. И здесь па передний план межличностных отношений начинают выдвигаться взаимоотношения общительности-замкнутости, на почве которых произрастают проблемы одиночества.

Одиночество проистекает из психологических затруднений в общении и достижении близости партнеров. Неизъяснимые психологические препятствия таятся в особенностях психической организации, которые не позволяют партнерам достичь взаимоириятия как обязательного условия открытого общения. Взаимоприятие тесно связано с явлениями социальной, психологической и биологической совместимости, которая базируется на сложном конгломерате сходства и различий между партнерами. Удачи и неудачи в коммуникативном поведении интериоризуются в психической организации человека в виде личностных качеств его общительности-замкнутости, предопределяющих дальнейшее достижение счастья общения.

Таковы основные противоречия, порождающие проблемы в отношениях между людьми. Эти проблемы могут проявляться в отношениях разной степени близости, но, конечно, наибольший эмоциональный накал они приобретают в отношениях с так называемыми значимыми другими: родственниками, любимыми, друзьями, одноклассниками, коллегами и т.д. Помогая клиенту в решении этих проблем, психолог иногда бывает ограничен в возможностях общения с отсутствующими партнерами клиента, но это не освобождает его от оказания психологической помощи по сложнейшим вопросам взаимоотношения людей.

Основным средством помощи людям по проблемам межличностных отношений является психологическое консультирование, в фокус внимания которого в этом случае попадают вопросы взаимных ожиданий, целей, мотивов, установок, различия во взглядах на жизнь.

Из опыта работы психологов

Пожилая женщина... обратилась с жалобами на проблемы во взаимоотношениях со своей невесткой. <...> Наша версия о причинах нарушений взаимоотношений К. с невесткой состояла в следующем. <...> Чрезмерная помощь и опека со стороны свекрови лишила невестку возможности самостоятельно решать свои жизненные задачи, т.е. возможности жить в согласии с сущностной природой жизни... Цель консультирования заключалась в том, чтобы помочь К. осознать, что причины ее проблем очень тесно связаны со стремлением облегчить жизнь молодой семье, что решение проблемы зависит от того, сможет ли К. отказаться от чрезмерной опеки невестки и молодой семьи в целом. <...> Мы приводим практически дословно содержание конца первой беседы и начала второй. Некоторые фрагменты беседы исключены как не существенные с точки зрения ее смысла. В тексте беседы наши комментарии даны в скобках. Условные обозначения: К. — клиент, П. — психолог.

П.: (Завершает одну из очередных попыток разрушения полярности оценочной позиции клиента.) Поэтому, мне кажется, если говорить о каких-то более общих советах, то, во всяком случае, лучше оставить их (молодую семью) в покое.

К.: Не помогать им?

II.: Сколько вашему сыну лет?

К.: 33, ей - 27.

П.: Вопросы снабжения продуктами в этом возрасте можно уже решать самим.

К.: Да, да, да. (Впервые в беседе она допускает возможность для себя отказаться от помощи молодой семье.)

II.: И многое, многое другое, что они должны сами решать. И когда они начнут это делать сами, тогда они почувствуют и уверенность, и к вам, возможно, будут относиться менее враждебно, поскольку вы им не навязываете себя и нс ущемляете какие-то их права. (После этой фразы следует достаточно длительная полуминутная пауза, во время которой клиент находится в состоянии глубокой задумчивости. Выражение лица явно растерянное.)

К.: (После паузы голос дрожит, тон голоса явно растерянный и вместе с тем возмущенный.) А как?!

П.: Хотя эго вам очень трудно.

К.: (В том же тоне). Вот я сижу и думаю. А как?! Как?! Как все эго?! Как?! Я сяду и буду есть одна то, что я привезла?! (Эмоциональный гон этой фразы свидетельствует о том, что для клиента неестественно, нелепо, противоречит ее сути жить вместе с молодой семьей и не помогать им.)

К.: (Расстроено и вместе с тем недовольно.) Наше время истекает, но я оплачу второй час.

П.: Вам трудно приезжать еще раз?

К.: (В том же тоне.) Нет, не трудно.

П.: Может быть, нам нс нужно торопиться. Вы подумайте над нашим разговором. Если у вас возникнут какие-то вопросы и потребность встретиться, то мы можем встретиться через неделю.

К.: (В том же тоне.) Через неделю? Хорошо. (С упреком.) Вообще я вам рассказывала, а вы только меня слушали, и на этом все закончилось... (Оптимистично.) В общем, я сделала для себя вывод — больше уважать молодую семью.

К.: (После недельного перерыва.) Я все же приехала, потому что я сразу могу вам сказать, не знаю как, каким образом, но вы мне в какой-то степени помогли. Спасибо! Хотя я и уходила, была такая резкая, за что приношу вам свои извинения.

Г1.: Я этого не заметил.

К.: Вы видели, какие у меня были мысли. Только бы помириться. А потом уже, придя, я продумала весь наш разговор и приняла уже другие решения. Муж подал объявление о размене, но ни сын, ни невестка об этом и слушать не хотят.

II.: Я так понял, что вы внутренне решили оставить их в покое.

К.: Да, да... Может быть, я найду другой вариант, я не знаю, конечно. Может быть, мы оставим им эту квартиру...

II.: Когда вы сюда решили прийти, то что вы ждали от консультанта? Что хотели получить?

К.: (Смеется.) Как мне помириться с невесткой.

П.: А получается как бы немного противоположный ход, т.е...

К.: (Перебивает.) Нет, это не противоположный ход. Вы дали мне правильную оценку, все сказали правильно. А это уже мое дело, как мне ориентироваться и как мне решать1.

В приведенном выше отрывке продемонстрированы возможности психологического консультирования в содействии клиенту в разрешении проблем межличностных отношений в семье. Семейные психологические проблемы многообразны. Она всегда имеют сложную причинность: в них отражается внутриличностное состояние каждого члена семьи, характеристики сложившихся и ставших привычными способов взаимодействия в семье, положение семьи в системе общественных отношений и особенности ее связей с социумом. Поскольку семейные отношения составляют важнейшую часть жизни человека, возникновение проблем в этой сфере всегда переживается очень болезненно и сопровождается яркими негативными переживаниями.

Проблемы в сфере межличностных отношений в семье могут проявляться в разных плоскостях — в супружеском, детско-родительском, межпоколенном взаимодействии.

В супружеских отношениях, в которых встречаются два разных человека, с разным жизненным опытом, качествами личности, установками, взглядами на жизнь, люди зачастую сталкиваются с такими проблемами, как:

  • • непонимание, несовпадение взглядов на те или иные вопросы (как нужно распределить домашние обязанности, как правильно воспитывать ребенка, как проводить свободное время и т.д.), которое может возникнуть как на первых порах семейной жизни, так и между супругами с большим семейным стажем и проявляется в частых конфликтах;
  • • асимметричное распределение ответственности, инфантилизм в решении проблем, возникающих у семьи;
  • • эмоциональное охлаждение отношений между супругами, связанное с естественной логикой развития отношений, но остро переживаемое одним из них или обоими сразу;
  • • проблемы ревности и супружеских измен;
  • • проблемы семейного насилия, злоупотребления психоактивными веществами (алкоголем, наркотиками), часто перерастающие в проблему созависи- мых отношений — отношений, в которых наблюдается сильная эмоциональная, социальная или даже физическая зависимость от зависимого человека;
  • • проблема развода и его психологических последствий для супругов;
  • • проблема потери супруга (вдовства) и др.

Психологический фольклор

Клиентка говорит своему психологу:

  • — Вы знаете, мы никогда не ссоримся со своим мужем.
  • — Странно, — отвечает психолог. — Значит, вы не созданы друг для друга.

В детско-родительских отношениях также могут встречаться разнообразные трудности, например:

  • • нарушение взаимопонимания между детьми и родителями, особенно в так называемые критические периоды (кризис трех лет, подростковый кризис и т.д.), которое, как правило, связано с неконструктивными стилями родительского воспитания (гиперопека, попустительство и др.), приводящими к дисгармоничному развитию личности ребенка и нарушающими его социально-психологическую адаптацию;
  • • приятие родителями «особых детей» — детей с особенностями психического или физического развития, отличающихся от общепринятой нормы;
  • • проблема тяжелого заболевания или болезни ребенка;
  • • проблема отношений с ребенком в ситуации развода;
  • • проблема эмоциональной сепарации, связанная с уходом повзрослевшего ребенка из семьи;
  • • проблема потери ребенка и др.

Психологический фольклор

Психолог беседует с матерью о воспитании сына:

  • — Вы воспитываете его слишком строго.
  • — Почему?
  • — Когда я спросил, как его зовут, он ответил: «Вова Перестань».

Межпоколенные проблемы в семье связаны, прежде всего, с нарушением взаимопонимания между представителями разных поколений (например, родителями и взрослыми детьми, уже создавшими собственную семью) в вопросах границ допустимости вмешательства в дела друг друга, распределения ответственности, прав и обязанностей и т.д.

Проблемы в семейных отношениях настолько распространены и настолько значимы для людей, что в практике психологической помощи как ее самостоятельный вид выделяется семейное консультирование.

Семейное консультирование представляет собой разновидность психологического консультирования, в фокус внимания которого попадают вопросы, возникающие у клиента (клиентов) в собственной семье.

В рамках семейного консультирования психолог помогает членам семьи глубже понять семейную ситуацию, разобраться в причинах возникающих трудностей и найти способы их преодоления. Для этого в качестве клиента может выступать как один член семьи, так и несколько родственников (например, супруги, родители и ребенок и т.д.). В некоторых случаях семье бывает необходима дополнительная информация, владение которой поможет преодолеть возникшие затруднения. Например, родители гиперактивного ребенка могут не знать принципов организации оптимального для него режима дня. В этом и аналогичных случаях психолог информирует клиентов о том, что им необходимо знать, в данной ситуации — как строить взаимодействие с ребенком, для того, чтобы снизить напряженность взаимоотношений с ним. Для семейного консультирования психолог должен хорошо знать общие социально-психологические законы формирования и функционирования семьи, закономерности развития внутрисемейных отношений, с которыми вы будете знакомиться в учебных курсах, посвященных психологической проблематике семейных отношений.

Нередко межличностные проблемы подстерегают людей в дружеских отношениях. Дружба, так же как и семья, является важнейшей сферой жизни человека, и проблемы в дружеских отношениях также воспринимаются очень остро. Трудности кроются, как правило, в непонимании, вызванном разницей в жизненных взглядах и позициях, несовпадении целей и приоритетов. Особенно ярко эти вопросы возникают в подростковом и юношеском возрасте, т.е. в период наиболее интенсивного и эмоционально напряженного общения со сверстниками.

Из опыта работы психологов

...Для меня лучший друг — это, прежде всего, один из самых близких мне людей. ...я не знаю, нормально ли это, наверно, нет, но в свои 19 лет, и многие мои гораздо более взрослые люди говорят мне это, — я слишком взрослый, взрослее моих сверстников, и поэтому к каким-то вещам я отношусь иначе. В частности, у меня есть несколько очень жестких и твердых принципов, и иначе я не могу. <...> Теперь более конкретно к ситуации: у меня есть замечательный лучший друг, мы дружим два года, но мы разные люди: я твердый, в чем-то жесткий, нс выношу ложь в дружбе между близкими ни в каких проявлениях, потому что она рушит все, не терплю нредательства, у меня достаточно суровые понятия о жизни, но я не знаю почему, но откуда-то я знаю, что эго правильно, я уверен, что эго правильно, но не могу объяснить почему. А мой друг — он мой ровесник, учимся в одном вузе, но он противоположен мне в этом. У него нет всего этого, и ему тяжело со мной. Потому что есть некоторые вещи, которые я нс приемлю, суть ограничения, которые я прошу соблюдать ради дружбы и ради меня, может быть, я стою этого. <...> Существуют такие люди, которые мне крайне неприятны, которых я не принимаю никак, к которым очень плохо отношусь, не враги, но, если так можно выразиться, меня «колотит» от этих людей. <...> Так вот, а мой друг хорошо относится к ним, общается с ними, и есть человек, которого я просто никак не принимаю, а друг говорит, что этот человек ему дорог и даже близок. И тут первая проблема — я оцениваю такое как своего рода предательство, игру на два фронта, и нашим и вашим, а в итоге — никому. А как же преданность? Верность дружбе?.. Второй вопрос — это вопрос работы. Мы вместе занимаемся одним делом. Для меня в работе должна быть тоже преданность и твердость. Л друг вдруг говорит, что ему предложили работать в гой же сфере у другого человека, он хочет попробовать. На что я отвечаю, что он может это сделать, но тогда мы не будем работать вместе, потому что это персбежничсство, и такой человек может «кинуть», когда ему станет неудобно, найдя «запасной аэродром». <...> Может, мне стоит сломать себя, если я не прав во всем этом, или все же моему другу поменять что-то в себе и сделать выбор в мою сторону или не в мою? От каждой ссоры мне очень тяжело, возникает пустота, апатия. Заранее благодарю за ответы, мне это важно[1].

В последующие периоды жизни проблематика дружеских отношений часто теряет накал. Дружба становится более осознанной, более зрелой. Она становится пространством доверительных бесед, эмоциональной поддержки, взаимной помощи. Здесь психолог может столкнуться с вопросами клиента о том, как помочь другу преодолеть ту или иную жизненную ситуацию, справиться с возникшими сложностями.

В число значимых других, т.е. тех людей, отношения с которыми влияют на эмоциональное благополучие человека, помимо родственников и друзей, входят и те, кто окружает его на учебе или на работе.

В трудные ситуации в отношениях с одноклассниками, однокурсниками или коллегами может, в принципе, попасть любой человек. Но особенно рискуют в этом смысле люди, обладающие гак называемыми «стигматизирующими» (т.е. позволяющими навесить социальные ярлыки, подразумевающие какую-либо неполноценность) особенностями: отличающиеся от других внешностью, манерами поведения, наличием более или менее явных проблем в сфере здоровья, социально-экономического статуса, учебной или профессиональной успешности. За всеми этими трудностями также стоит ключевая проблема межличностных отношений — проблема непонимания, но выражаться она может разными средствами.

В детском и подростковом возрасте межличностные проблемы в отношениях со сверстниками чаще всего выражаются в различных формах физической (побои, в том числе замаскированные под игру, подножки, щелбаны и т.д.) и словесной (оскорбления, обидные прозвища и т.д.) агрессии, либо в различных формах межличностной изоляции (например, бойкот). В последние годы подобные проявления наблюдаются не только в реальном взаимодействии, но и в киберпространстве: в комментариях в социальных сетях, на форумах и т.д.

Взрослые трудности во взаимоотношениях с коллегами или однокурсниками более завуалированы. Они могут проявляться не только в открытых, очевидных всем действиях, но и в разнообразных скрытых маневрах: намеренном сокрытии важной информации, игнорировании мнений, деструктивной критике и т.д.

Основным средством работы психолога с трудностями в дружеских, учебных или профессиональных межличностных отношениях является все то же психологическое консультирование, с помощью которого человек, имеющий ту или иную проблему, может разобраться в причинах происходящего и в том, что в сложившейся ситуации может изменить он сам. Однако в некоторых случаях психологического консультирования оказывается недостаточно. Это происходит тогда, когда проблема межличностных отношений захватывает не отдельных людей, а целую группу: школьный класс, рабочий коллектив и т.д. В психологии для обозначения этой проблем используются термины «моббинг» и «буллинг». Слово «моббинг» (англ, mobbing от mob — толпа, стая) обозначает систематическое подавление коллективом в течение длительного времени одиночек, «белых ворон». Буллингом (англ, bullying от bully — хулиган) называется длительная умышленная физическая или психическая травля со стороны одних по отношению к другим, не имеющим возможности защитить себя в данной ситуации.

Из опыта работы психологов

Нас в девятом классе 27 человек, из них семь девочек и 20 мальчиков... В начале года все девчонки между собой хорошо общались. Сейчас у меня возникла большая проблема... Три (самые влиятельные в классе) просто перестали со мной разговари- вать.Чствсртая делает вид, что ничего нс знает, и ведет себя нормально. Это продолжалось уже как месяц, а я везде была одна (так как девочки собираются кучками), и даже некоторые мальчики теперь настроены против меня. Я не решалась, но написала одной из них (с которой вроде хорошо общалась, но перед конфликтом мы не особо дружили, дружила со второй и с третьей). Она ответила мне, что ей неприятно со мной общаться и что она не помнит ни одного яркого момента в нашей с ней дружбе и что из жалости не хочет со мной общаться, и если я ей написала как затейнице сговора, то это не к ней, и я зря пытаюсь через нее улучшить общественное мнение о себе... Теперь у меня глубокая депрессия... я не знаю, как поступать и как реагировать на их подколы и насмешки, избегать ужасных взглядов. Перейти в другую школу нет возможности, посоветуйте, пожалуйста, как вести себя дальше... Я не умею грубить людям и отвечать на их подколы сразу... До меня это доходит уже потом...[2]

Моббинг и буллинг — это проблемы в отношениях не двух конкретных людей, а всей группы в целом. В подобных случаях психолог пользуется возможностями группового психологического консультирования — разновидности психологического консультирования, сфокусированной на межличностной коммуникации и «обратной связи», получаемой каждым клиентом от других людей. При проведении такого рода консультирования психологу важно понимать принципы развития и функционирования группы, уметь использовать групповые процессы для достижения актуальных целей и задач. С этими вопросами вы будете подробно знакомиться в учебных курсах социально-психологической тематики, прежде всего, в рамках дисциплин, посвященных психологии малых групп.

Помимо этого, существенной задачей, решаемой психологом, становится работа по сплочению коллектива, командообразованию.

Командообразование, или тимбилдинг (от англ, team building — построение команды), — это совокупность технологий групповой работы, направленной на повышение эффективности работы группы, превращение ее в команду единомышленников.

В том случае, когда межличностные проблемы проявляются в форме конфликтов, психолог может выступать в качестве посредника, помогающего конфликтующим сторонам найти конструктивный выход из сложившейся ситуации. Такое посредничество применительно к психологической практике часто называется медиацией.

Медиация представляет собой особый вид посредничества, который позволяет урегулировать конфликты в самых различных сферах жизнедеятельности человека (семейной, профессиональной, школьной и т.д.) с участием третьей стороны, помогающей конфликтующим сторонам разобраться в своих разногласиях и, по возможности, разрешить их.

Роль посредника (медиатора) в процессе медиации довольно скромна: он не диктует конфликтующим сторонам условия примирительного соглашения, он только помогает конфликтующим сторонам принять решение, максимально удовлетворяющее их интересы: ведь практически в любом противоречии между сторонами можно найти точки соприкосновения.

Из опыта работы психологов

На работу в коллектив школы пришла молодая учительница английского языка. Одновременно она стала классным руководителем 10-го класса. Со своим классом у учительницы сложились отличные отношения, дети полюбили молодого педагога за демократичность и понимание. Сложность же заключалась в том, что в школе работал пожилой преподаватель физики, который являлся отличным специалистом в своей области, но никак не мог установить контакт с классом. На почве отношения к 10-му классу между учителями возник серьезный конфликт. Учительница английского языка поддерживает класс, который бастует против хамского отношения учителя физики и отказывается посещать его уроки. Постепенно в конфликт педагогов были втянуты не только дети, но и другие учителя, которые разделились на два противоборствующих лагеря.

К медиатору обратился директор школы, где бушевал конфликт. ...Стороны согласились на процедуру.

Во время процедуры медиации выяснилось, что пожилой учитель физики, который проработал в школе почти 40 лет, считает, что конфликт произошел по вине молодой учительницы, которая слишком приблизила к себе детей. Он уверен, что главное в школе — это не радость общения, а знания, которые учитель физики как раз дает очень хорошо. Молодая учительница во время процедуры выявила своей истинной целью так же передачу знаний ученикам, но она считает, что качественно передать знания детям невозможно без установления контакта с учащимися и уважительного отношения к классу.

Как выяснилось в ходе процедуры медиации, истинные цели обоих учителей совпадали, ведь главным для них педагогов являлась передача хороших знаний детям. Но каждый педагог в то же время настаивал на определенном аспекте. Учитель физики — на полном подчинении педагогу, а учительница английского языка — на доверительном отношении. Благодаря проведенной медиатором работе, стороны пришли к пониманию — конфликт несет ущерб, прежде всего, знаниям детей, за которые так активно борются обе стороны. Оказалось, что они воюют во имя детей, дети им небезразличны. Когда к ним пришло понимание того, что детям нужна комфортная обстановка, чтобы качественно усваивать знания, а напряжение, создаваемое их противостоянием, этому не способствует — конфликт был погашен[3].

Важной особенностью медиации является то, что ее целью является не только разрешение конкретных конфликтных ситуаций, но и демонстрация медиатором конструктивных способов поведения в конфликте, которые могут пригодиться в других жизненных ситуациях. В этом смысле психолог выполняет обучающую функцию, содействуя профилактике развития деструктивных конфликтов между людьми.

Другим важным профилактическим и обучающим средством в контексте проблем межличностных отношений является социально-психологический тренинг.

Социально-психологический тренинг — разновидность психологического тренинга, направленная на развитие компетентности в общении, т.е. знаний, умений и навыков, обеспечивающих эффективность межличностного взаимодействия.

Основными средствами социально-психологического тренинга являются методы активного социально-психологического обучения. В результате социально-психологического тренинга приобретаются знания о закономерностях межличностного общения, умения и навыки его эффективной организации, расширяется поведенческий репертуар в общении, углубляется понимание себя и партнера по взаимодействию. Социально-психологический тренинг может быть нацелен на формирование у человека универсальных навыков общения или носить тематический характер (общение родителей с детьми, супружеское общение, педагогическое общение, общение руководителя с подчиненным и т.д.).

Таким образом, в сфере межличностного взаимодействия человек может столкнуться с множеством трудностей, переживание которых может стать для него проблемным. Помощь человеку в совладании с межличностными затруднениями, как и с затруднениями в сфере самоотношения, является важнейшим фактором защиты от различных проявлений социальной дезадаптации. Самопринятие, самоуважение, уверенность в себе в сочетании с конструктивными отношениями со значимыми другими служат мощным поддерживающим ресурсом для человека в самых сложных жизненных ситуациях. Когда этих ресурсов оказывается недостаточно, возрастает риск различных проявлений социально-психологической дезадаптации, о которой пойдет речь в следующей главе.

  • [1] Из обсуждений на психологическом сайте «Психологи на bl7.ru». URL: http://www.bl7.ru (дата обращения: 11.01.2016).
  • [2] Из обсуждений на психологическом сайте «Все психологи». URL: http://www.all-psy.com (дата обращения: 11.01.2016).
  • [3] Шолимова А. Е. Медиация. Преимущества и примеры разрешения споров. URL:http://pravo.zakon.kz/4560329-mediacija. — preimushhestva-i-primery.html (дата обращения: 01.07.2015).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>