Ориентиры государственной экономической политики

Отличительная особенность восточноазиатских стран — ведущая роль государства во всех процессах социально-экономического развития, хотя масштабы участия государства изменялись в зависимости от эволюции стратегии. Важным механизмом развития стран Восточной и Юго-Восточной Азии является структурная политика — система государственных мер по целенаправленному изменению пропорций воспроизводства и обеспечению сбалансированного развития.

В 1960-х гг. структурная политика в восточноазиатских странах ориентировалась на формирование макропропорций. В центре внимания были проведение аграрных реформ и индустриализация. В ходе аграрных реформ, проводившихся в 1949—1953 гг. в Тайване, в 1949—1952 гг. — в Республике Корея, в 1972 г. — на Филиппинах, в 1975 г. — в Таиланде, были достигнуты следующие результаты:

изменены традиционные формы земельных отношений и усовершенствованы формы земельной собственности;

- преодолены монокультурность и диверсификация сельскохозяйственного производства.

В числе самых сложных задач реализации программ социально-экономического развития было ресурсное обеспечение программ. За годы структурной перестройки восточноазиатским странам не удалось полностью самостоятельно финансировать развитие, поэтому привлечение иностранного капитала в форме займов, прямых и портфельных долгосрочных и краткосрочных инвестиций было неизбежным. Потоки иностранного капитала оказали в этот период положительное влияние на развитие восточноазиатских стран, поскольку направлялись в перспективные сектора экономики. Вместе с тем успехи этих лет привели к формированию твердого убеждения, что приток иностранного капитала всегда способствует модернизации. Международные финансовые организации, прежде всего МВФ и ОЭСР, рекомендовали PC спять все ограничения на займы за рубежом и на вывоз капитала. Это обусловило свободное движение краткосрочного спекулятивного капитала, что, в свою очередь, явилось одной из причин азиатского кризиса 1997 г.

В процессе индустриализации восточноазиатских стран можно выделить три этапа, каждому из которых соответствовала своя стратегия развития.

На первом этапе индустриализации, в 1950—1960-е гг. экономическая политика поощрения промышленности строилась на базе стратегии импор- тозамещения, т.е. замещения импортных товаров товарами, произведенными отечественными производителями. Проведение стратегии импор- тозамещения было обусловлено необходимостью помощи отечественному частному бизнесу в конкурентной борьбе с иностранными фирмами. Реализация этой стратегии осуществлялась главным образом административными методами.

К началу 1970-х гг. в Малайзии, Таиланде и на Филиппинах, а на Тайване и в Республике Корея гораздо раньше — к концу 1950-х гг., эффективность импортозамещения, ориентированного на внутренний рынок, резко снизилась из-за ограниченных возможностей внутреннего рынка и возраставших потребностей во внешних источниках капитала. Ограниченность стратегии импортозамещения отразилась на усилении инфляции, росте безработицы и масштабов бедности. Усиление структурного дисбаланса и обострение социальных проблем породили потребность в изменении экономической стратегии, которое проходило по двум направлениям: в направлении социальной ориентации и в направлении экспортной ориентации.

В целях повышения социальной ориентации государственной политики были разработаны государственные программы и планы: «Нового порядка» в Индонезии; «Нового общества» на Филиппинах; «Новой экономической политики» в Малайзии. В этих программах и планах признавалась необходимость увеличения занятости, сокращения разрыва в доходах, обеспечения участия населения в выработке и реализации экономической политики.

Пересмотр социальных стратегий развития проходил параллельно с усилением внимания к экспортной ориентации. Переход в 1970-е гг. к экспортноориентированному развитию знаменовал второй этап индустриализации восточноазиатских стран. Экспортноориентированная модель развития — модель, при которой рост экономики достигается посредством ориентации экономики на производство экспортных товаров, предполагает:

  • — выявление отраслей специализации на основе конкурентных преимуществ и направление инвестиционных ресурсов на развитие конкурентоспособных отраслей промышленности;
  • — открытие внутреннего рынка для иностранной конкуренции в сочетании с защитой отечественного производителя;
  • — создание благоприятных финансовых условий для международного предпринимательства.

Решающую роль в формировании экспортной специализации промышленности стран Восточной и Юго-Восточной Азии сыграли ТНК. ТНК активно перемещали в PC трудо-, энерго- и материалоемкие, экологически «грязные» производства, а также производства массовой потребительской продукции, которая отработала свой жизненный ресурс в развитых странах.

Большую роль в становлении и развитии промышленной базы и научно- технической сферы многих восточноазиатских стран сыграла в 1970—

1980-е гг. Япония. Ее экономическое содействие осуществлялось посредством перевода отдельных видов производств японских ТНК сначала в восточноазиатские «НИС» «первой волны» — Сингапур, Гонконг, Республику Корея и Тайвань, а впоследствии и в восточноазиатские «НИС» «второй волны» — Малайзию, Таиланд, Филиппины, Индонезию, которые обладали дешевой и одновременно квалифицированной рабочей силой. Такая модель «догоняющего» развития получила название «стаи диких летящих гусей» (англ, wild flying geese). Парадигма «диких летящих гусей», согласно которой во главе «стаи» находится Япония, а далее с определенным временным интервалом летят другие «гуси» — восточноазиатские страны, была разработана еще в конце 1930-х гг. японским ученым К. Ака- мацу.

С конца 1990-х гг. ключевым фактором развития Тайваня стал Китай. Китай предложил Тайваню условия, близкие к тем, которые сделали Тайвань одним из «четырех азиатских тигров» (тремя другими являются Республика Корея, Гонконг и Сингапур). Чтобы обеспечить экономический рост и сохранение конкурентоспособности, Тайвань должен был отказаться от трудоемких отраслей, не способных конкурировать с дешевой рабочей силой в КНР, Вьетнаме и других восточноазиатских странах.

Еще одним системообразующим фактором рыночной экономики восточноазиатских стран стало в 1970—1980-е гг. развитие малого бизнеса, к которому относятся предприятия с численностью занятых не более 100 человек. Росту числа мелких предприятий способствовала деятельность ТНК, которые поставляли этим предприятиям сырье и материалы и организовывали сбыт производственной продукции. Особенностью многих предприятий малого бизнеса в азиатских государствах является их семейный характер. Глава семьи обычно является и главой своего предприятия, а между предпринимателем и наемным персоналом устанавливаются традиционные, клановые и родственные взаимоотношения. Параллельно развивалось и крупное производство. Особенностью восточноазиатских стран является активная роль государства в поддержке не только мелких и средних фирм, но и крупных предприятий.

Начавшаяся в мире на рубеже 1970—1980-х гг. волна дерегулирования, т.е. сокращения масштабов вмешательства государства в экономику, нашла отражение в восточноазиатском регионе в уменьшении и изменении характера государственного вмешательства в экономику, а также в развертывании программ приватизации предприятий государственного сектора.

Приватизация как форма преобразования государственной собственности в частную (полную или частичную) проходила в восточноазиатских странах позже, чем в ПРС. Многие программы приватизации были начаты в этих странах лишь во второй половине 1980-х гг. Осуществлялась приватизация в восточпоазиатских странах в тех же формах, что и в ПРС:

  • - выкуп предприятий его работниками или управляющими;
  • — аукционная продажа государственной собственности;
  • — разукрупнение предприятий;
  • - передача контроля над государственным предприятием частным лицам;
  • — новые частные инвестиции в государственные предприятия;
  • — открытая продажа акций;
  • — продажа акций заранее определенным инвесторам;
  • — аренда и подряд.

Третий этап индустриального развития восточноазиатских стран проходил в 1980—1990-е гг. Этот этап характеризуется переходом от традиционных капитало- и трудоемких производств к развитию наукоемких отраслей и созданию собственной научно-исследовательской базы. В то же время сохранялась экспортная направленность произведенной продукции. Совершенствование НИОКР играло все более важную роль в промышленной стратегии восточноазиатских стран. Расходы на развитие НИОКР из года в год возрастали, а их удельный вес в ВВП в отдельных случаях превышал показатель США. В короткие сроки были созданы сети НИИ, вузов, лабораторий по прикладным проблемам. Приоритетное развитие получила сфера ИКТ. Национальные правительства восточноазиатских стран, в отличие от правительств PC Латинской Америки и Африки, напрямую увязывали прогресс в области высоких технологий с ростом благосостояния в своих странах. Масштабные государственные программы развития ИКТ и среднесрочные, и долгосрочные планы по строительству национальных информационных инфраструктур были разработаны в конце 1980-х — начале 1990-х гг. в Сингапуре, Республике Корея, Гонконге и других восточноазиатских странах.

Осуществление программ индустриализации поставило на повестку дня новое качество экономического развития восточноазиатских стран — формирование в наиболее развитых из них постиндустриального общества. В конце 1990-х гг. в национальные программы развития наиболее развитых восточноазиатских стран было включено понятие информационного общества, а в начале 2000-х гг. — понятие экономики знаний.

В числе первых стран, в которых стратегии развития сферы ИКТ и построения на этой основе новой экономики и нового общества разрабатывались еще в 1980-е гг., был Сингапур. В 1981 г. Сингапур начал движение к информационному обществу. В качестве первого шага в этом направлении была принята Программа компьютеризации государственных служб (Civil Service Computerization Programme). Успехи с первой целевой группой пользователей ИКТ способствовали выдвижению задачи по внедрению ИКТ в других целевых группах — частном секторе и домохозяйствах. Эти задачи были оформлены в Национальном плане по информационным технологиям (National Infomation Technology Plan), принятом в 1986 г., и в плане информатизации 1991 г. под названием «1Т 2000 — Intelligent Island» (с англ. — разумный остров).

Особенности географического положения Сингапура превратили этот город-остров в важный мировой центр торговли и финансов. Это конкурентное преимущество местоположения, с одной стороны, и построение информационного общества — с другой, используется правительством для превращения страны в региональный информационно-коммуникационный центр, поставляющий информационные услуги не только на региональный, но и на глобальный рынок.

В составляемом ООН рейтинге стран мира но достижениям в области ИКТ Сингапур вошел в первую десятку мировых лидеров в этой области, наряду с США, Японией, Республикой Корея, Канадой, Австралией и четырьмя малыми европейскими странами. Во всемирном докладе ЮНЕСКО «К обществам знания» подчеркивается, что Сингапур, который в момент обретения независимости был PC[1], страной трущоб, всего за 40 лет превзошел большинство индустриальных стран по показателям экономического роста за счет развития знаний (образования) и творческого потенциала [2].

В Республике Корея первой государственной программой в сфере ИКТ была «Базовая национальная информационная система» (National Basic Information System, NBIS). Программа была разработана в начале 1980-х гг. и начала выполняться в 1987 г. В начале 1990-х гг. программа была пересмотрена, и в апреле 1994 г. принят проект «Национальная Информационная Супермагистраль» (National Information Super Highway), получивший в 1995 г. название «Корейская информационная инфраструктура» (Korea Infomation Infrastructure, КП). Осуществление этого долгосрочного плана, по замыслу корейского правительства, является ключевым звеном в переходе Республики Корея от развивающейся индустриальной экономики к экономике развитого государства. В апреле 1999 г. правительство Республики Корея объявило о Программе «Кибер Корея 21» (Cyber Korea 21), нацеленной на создание общества, основанного на творческих знаниях. В 2006 г. были приняты программа «Электронная Корея: видение 2006» (E-Korea Vision 2006) и стратегии ее реализации. В настоящее время показатели информатизации страны сопоставимы с показателями информатизации ведущих мировых экономических держав, включая США и Японию.

В октябре 1998 г. администрация Гонконга объявила об «Информационно-технологической стратегии» (Digital 21) с целью превращения Гонконга в информационный центр с мультимедийной базой. Гонконг намеревается стать ведущим центром ИКТ, включая программное обеспечение и электронную торговлю.

В 2001 г. на Тайване была утверждена Программа развития экономики знаний, предусматривавшая, в частности, увеличение расходов на исследовательские работы до 3% ВВП и объема производства наукоемкой продукции должен до 60% ВВП. В настоящее время расходы Тайваня на научно- техническое развитие составляют 2,77% ВВП; в число мировых лидеров входят такие отрасли, как производство компьютеров, материнских плат и мониторов[3].

Курс на построение в стране к 2020 г. экономики, основанной на знаниях, взяла и Малайзия. В рамках этой стратегии малазийским правительством реализуется стратегический проект «Мультимедийный суперкоридор» (Multimedia Super Corridar) — инновационный проект в области информационных и мультимедийных технологий, нацеленный на обеспечение перехода от традиционной экономики к экономике, основывающейся на использовании передовых И КТ.

  • [1] 2 В 1965 г. Сингапур отделился от Федерации Малайзия.
  • [2] Национальная информационная политика: Базовая модель. Подготовлено в рамкахПрограммы ЮНЕСКО «Информация для всех» в целях содействия выработке государствами — членами ЮНЕСКО рамок национальной политики и стратегии построения информационного общества. М., 2010. С. 26.
  • [3] Тайваньские уроки. URL: http://www.hse.ru (дата обращения: 11.11.2014).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >