«Арабская весна» и перспективы развития региона.

Страны Ближнего Востока и Северной Африки, благодаря относительно невысокой степени интеграции в систему глобальных финансов, сумели относительно благополучно «пережить» мировой финансовый кризис. Некоторое снижение темпов роста и всплеск инфляции в целом не нарушили положительную динамику развития, сложившуюся в последние десятилетия. По оценке ВБ, на пике кризиса в 2008—2009 гг. регион выглядел лучше многих других стран и регионов, сохранив средние темпы роста на уровне 3% в год. Больший спад произошел как раз в экономике стран — экспортеров нефти, значительная вовлеченность которых в систему глобальных финансов, а также снижение цен на нефть, сделали их весьма уязвимыми к внешним кризисным шокам. Тем не менее мало кто мог спрогнозировать, что негативные последствия мирового экономического кризиса вызовут к жизни столь мощный политический кризис, получивший название «арабская весна». Интересно, что главными его жертвами стали как раз те страны (Египет, Тунис, Ливия, Марокко, Сирия, Йемен), которые теми же международными институтами причислялись к странам с вполне «либеральной» экономикой. Там активно шли процессы приватизации, постепенно снижалась доля государственного сектора, увеличивался приток капитала из-за рубежа, которым активно замещались госрасходы. Однако эти «позитивные» тенденции лишь укрепили систему, в которой центральное место занимают крупнейшие западные корпорации, имеющие тесные связи в правительстве и армии. По разным оценкам, в Египте верхушка армии контролирует от 15 до 40% распределяемой части ВВП, хотя точно определить ее долю в конечном продукте страны представляется трудно разрешимой задачей. Поэтому перечисленные страны, не имеющие под собой «подушки безопасности» в виде нефтяной ренты, и оказались «слабым звеном», в цепи мировых кризисных шоков. Так, в Тунисе темпы экономического роста, сохраняемые на уровне 3% даже в период финансового кризиса, упали в 2011—2012 гг., по оценке МВФ, практически до нуля. В Египте это падение составило 4%, понизив реальный рост до 1% в год. Безработица выросла с 9,4 до 12,4%. Одновременно ПИИ снизились в 2012 г. до 0,5 млрд долл, по сравнению с 6,4 млрд долл, в 2010 г. Огромный ущерб был нанесен туристической индустрии страны. По словам министра туризма Египта Мунира Фах- рира Абдельнура, «из-за всплеска народных волнений в 2011 г. турпоток в страну сократился на 33%, доходы отрасли в 2011—2012 гг. снизились с 12,5 млрд до 8,8 млрд долл, соответственно. Несмотря на предоставление нефтедобывающими странами Египту помощи в размере 1 млрд долл, на «восстановление инфраструктуры», этих денег оказалось явно недостаточно для компенсации столь масштабного ущерба. В целом, странам, в наибольшей степени пострадавшим от «арабской весны», сложно надеяться на серьезную внешнюю помощь. По словам главы центрального банка Туниса Мустафы Набиля, «глобальная экономика не протянула нам руку помощи».

Ожидается, что суммарные экономические потери Египта, Ливии и Туниса от так называемой «арабской весны» с 2011 но 2015 г. достигнут 225 млрд долл., что, но подсчетам МВФ, составит приблизительно 10% их ВВП за этот период.

По другую сторону «баррикад» оказались нефтяные монархии Персидского залива. В период острого политического противостояния они выступили в роли «тихой гавани». По некоторым оценкам за это время они «абсорбировали» до 40 млрд долл, инвестиций, большая часть которых была представлена выведенными из проблемных стран активами. Политические риски в этих странах оцениваются невысоко, а их доля мирового рынка нефти приближается к 30%, в то время, как на долю Северной Африки приходится лишь около 5%. Важно и то, что цены на «черное золото», в целом, остаются высокими, а это расширяет возможности политического маневра и позволяет эффективнее контролировать внутреннюю ситуацию. Не стоит также забывать, что мировой рынок нефти зависит не только от колебаний спроса и предложения, но от страха основных мировых потребителей нефти допустить его серьезную дестабилизацию. Сложность в оценке перспектив экономики стран региона связана еще и с большими различиями в уровнях их экономического развития, равно как и с таковыми в их реальных политических устремлениях. В любом случае верность историческим традициям развития, усилия по поддержанию социальной стабильности, будут способствовать восстановлению экономики и укреплению положительных тенденций.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >