Желание казаться, социальный интерес, чувство общности и самосознание человека

Итак, Адлер считает, что «чувство удовольствия зиждется на вкусе к власти, а неудовольствие покоится на ощущении бессилия» (Адлер А., 1998, с. 295). Далее он добавляет, что «ницшеанские воля к власти и желание казаться» «содержат в себе большинство идей нашей концепции» (там же). Таким образом, как уже говорилось, речь идет о специфическом социальном удовольствии. Добавление «желания казаться» к мотивам человеческого поведения как будто уточняет и сам мотив власти. «Казаться» опять- таки можно в глазах других. И вот эта кажимость создает ощущение удовольствия. Удовольствие, таким образом, это всегда отраженное переживание, отраженное от видения себя Другим. И, возвращая Другому это видение, индивид переживает удовольствие. Поэтому это удовольствие связано с еще одним базовым понятием Адлера — социальным интересом, который он даже считает врожденным у человека. Адлер убежден, что человек — существо социальное и его развитие происходит внутри социальных отношений, где формируется как чувство неполноценности, так и стремление к власти. Внутри социальных отношений формируются как образы других, так и образы себя, которые определяют характер социального интереса конкретного индивида. На основе социального интереса формируется, согласно Адлеру, «идеал личности». Эти два мотива — социальный интерес и стремление человека к идеалу собственной личности — являются, по Адлеру, важнейшими мотивами развития человека.

Остановимся более подробно на этих положениях Адлера. Прежде всего, попытаемся понять «желание казаться». Откуда оно происходит? Почему это желание не быть, а казаться? Первый ответ достаточно простой: наличие у человека желания казаться связано с его социальным бытием, которое состоит в со-бытии, бытии с Другим и для Другого. Социальное бытие человека происходит под неусыпным и всевидящим оком Другого, и эта ориентация на Другого специфическим образом трансформирует непосредственность человеческих переживаний и поступков. В зависимости от изменения структуры Другого изменяется и структура желания «казаться». Одно дело казаться перед Богом (например, для средневекового человека), а другое дело — казаться перед другим человеком для новоевропейского человека. Если в первом случае индивид включен в психотехническую оппозицию (развития сознания) «человек — Бог», то во втором случае его сознание развивается внутри психотехнической оппозиции «человек — человек». В Новое время эта оппозиция (бытие — кажимость) получает свое дальнейшее развитие (бытие и долженствование у И. Канта, маска и душа у К. Юнга и т.п.). Адлер, например, говорит, что человеческая жизнь есть долженствование. В связи с этим жизнь сознания все больше поляризуется и протекает на двух взаимодействующих уровнях (бытия и кажимости). Уровень кажимости связан с функционированием социального интеллекта (ср. по этимологии: казаться, сказать, показать, сказаться и т.п.), это уровень демонстрации своего социального существования для Другого. И особенности жизни индивида определяются образами себя и другого (других) в его сознании. Таким образом, человек не просто является социальным существом, но и его самосознание дублирует эту его социальность. В таком самосознании имманентно присутствует социальный интерес, хотя он будет различным в зависимости от структуры самосознания.

Социальной структурой самосознания индивида можно объяснить и другое понятие Адлера — чувство общности. В этом смысле социальный интерес является одним из проявлений чувства общности. Чувство общности можно понять таким образом, что человек обречен жить среди других и в его самосознании другие являются необходимыми субъектами его жизнедеятельности независимо от того, любит ли их индивид или ненавидит, сотрудничает с ними либо борется и конкурирует. Адлер считает, что ощущение своей слабости перед окружающей природой приводит людей к кооперации и сотрудничеству в филогенезе. Но ощущение своей слабости у ребенка (ведущей к излишней привязанности к взрослым и зависимости от них) может также привести к агрессивности и стремлению к личной власти. Как все будет происходить, зависит от отношения к слабости самого ребенка и его социального окружения. Например, это зависит оттого необходимого баланса поддержки и фрустрации, который обеспечивает оптимальное развитие индивида. Отметим, что на необходимость такого баланса в отношениях родителей к ребенку впервые указал Адлер. Иными словами, как будут развиваться чувство общности, социальные интересы и идеал личности ребенка, зависит от того, какой образ себя и образ Другого будет складываться в его самосознании.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >