Художественный метод: «романы-репортажи»

В широком плане Дос Пассос принадлежал к художникам слова (Синклер Льюис, Эптон Синклер, Теодор Драйзер), которые тяготели к социально-политическому анализу американской жизни, в их манере отчетливо проявлялись элементы документализма, репортажа, публицистики. Особое внимание уделяли они общественным факторам, которые детерминируют человеческие судьбы. Уступая иным своим современникам (таким, как Фолкнер, Фицджеральд, Хемингуэй, Ш. Андерсон) в искусстве психологического анализа, в тонкости и самобытности стиля, Дос Пассос создал книги, впечатляющие размахом жизненных картин.

«Архитектор истории».

Дос Пассос питал живой интерес к истории. По свидетельству исследователей его творчества, художественные произведения Дос Пассоса отличаются от большинства книг его современников главным образом тем, что его исторические интересы были глубже, шире, чем у них, носили целенаправленный характер.

Они сформировались у писателя еще в студенческие годы. Уже тогда в первых своих публикациях он тяготел к интерпретации «истоков» и «корней» любого общественного явления. Труды классиков исторической науки, таких, как Гиббон, Маколей, Тойнби, были настольными книгами Дос Пассоса. Он даже признавался, что беллетристика стоит у него на втором месте после исторических сочинений. И приходил к парадоксальному выводу: «Помоему, история всегда живее и увлекательнее, чем литература. Полагаю, что это следствие того, что художественное произведение — плод фантазии одного конкретного человека, в то время как история — плод всего человечества». Его интересовал опыт Джона Рида, которого Дос Пассос считал одним из лучших американских писателей-документалистов. Художественный метод Дос Пассоса был ориентирован на включение судеб героев в конкретный историко-социальный контекст, а это объясняет насыщение его книг приметами времени. Иногда его крупномасштабные произведения относят к особой жанровой разновидности — к «романам-репортажам». Свою эстетическую позицию Дос Пассос выразил следующим образом: «Менталитет поколения воплощен в его языке. Писатель запечатлевает различные аспекты этой живой речи в печатном слове. Осваивая языковые пласты, он открывает благодаря им формы мировосприятия целого поколения. Это и есть история. Писатель, отражающий непосредственно жизнь, — архитектор истории».

Для Дос Пассоса художник слова — «самодеятельный историк» своей эпохи. Его книги ценны не только в эстетическом, но и в познавательном плане. Он воссоздает реальность, исходя из личного опыта, и делает это лучше, чем историк или биограф. Охотясь за свежим материалом, он уподобляется «розыскной ищейке». Ученый, социолог или историк сумеют воспользоваться этим материалом с немалой для себя пользой.

Сочетая в себе таланты беллетриста, ученого-историка, культуролога и публициста, Дос Пассос стал своеобразным летописцем событий, развертывавшихся у него на глазах. Свои романы он называл «хрониками современности». По его произведениям — художественным и документально-публицистическим — можно изучать историю XX в.

Наследие Дос Пассоса и критика.

За три с лишним десятилетия, прошедших после кончины писателя, споры вокруг его книг поутихли. Началось серьезное, более взвешенное осмысление его наследия, вклада в литературу. Издан том переписки и дневников Дос Пассоса (1973), увидели свет антология лучших образцов публицистики (1988), посвященный ему сборник наиболее интересных критических работ, а также серьезные монографии, трактующие разные стороны его жизни и творчества (В. Карр, М. Кларк, Т. Ладингтон, Р. Розен и др.).

Опубликованный в 1980 г. библиографический труд Дж. Роренкем- пера реферирует сотни критических статей, рецензий, книг, посвященных Дос Пассосу, напоминая, сколь значимую роль писатель играл не только в литературной, но и в общественной жизни своей страны.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >