Полная версия

Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ ЧАСТЬ 2

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Неофициальное — официальное общение.

Различие коммуникативных сфер в этом случае проходит по линии «обиходно-разговорная речь — обиходно-деловая речь — деловая коммуникация» и сопровождается равенством или неравенством социального статуса (относительно постоянное свойство) или социальных ролей (переменное свойство) участников общения.

Для первой — обиходно-разговорной — сферы типичны неофициальные формы общения, допускающие эмоциональную раскованность и большую свободу от общелитературных, стилевых и жанровых норм языка вплоть до использования просторечия => [Гл.15, с. 622—626]. Для второй сферы, обиходно-деловой, эта свобода ограничена варьированием в рамках литературной нормы, причём набор речевых жанров достаточно велик. Для третьей — деловой коммуникации — необходимо строгое соблюдение норм официально-делового или научного стилей в пределах определённого этим стилем набора речевых жанров (документов) и «сухое» общение, т.е. полный запрет на выражение эмоций (для делового дискурса) или существенное его ограничение (для научного дискурса).

Из сказанного следует, что официальное общение — значительно более трудная коммуникативная ситуация, требующая выработки соответствующих навыков речевого поведения.

Наличие или отсутствие психологической установки на контакт. Это противоположение связано с собственно психологическим аспектом общения и, несомненно, знакомо каждому по собственному опыту. Чаще всего имеется в виду отсутствие такой установки у адресата, например, у учащихся на уроке нелюбимого учителя или по нелюбимому предмету. Хотя не исключено и вынужденное обстоятельствами вступление говорящего в контакт с нежелательным адресатом или в ситуации, эмоционально не всегда располагающей к общению, допустим, на экзамене.

Пример ситуации

Ярким примером различной психологической установки одного и того же лица на общение с разными по интеллектуальному уровню собеседниками может служить речевое поведение Ленского. С одной стороны, он ведёт бесконечные дружеские беседы с Онегиным:

Меж ними всё рождало споры И к размышлению влекло:

Племён минувших договоры,

Плоды наук, добро и зло,

И предрассудки вековые,

И гроба тайны роковые...

С другой стороны, он избегает разговоров с соседями-помещиками: Бежал он их беседы шумной.

Их разговор благоразумный О сенокосе, о вине,

О псарне, о своей родне,

Конечно, не дышал ни чувством,

Ни остротою, пи умом,

Ни общежития искусством...

Таким образом, можно говорить о психологически комфортном и психологически дискомфортном общении. Не последнюю роль в этом случае играет и «стиль слушания» (термин Т. Г. Винокур), т.е. неречевое поведение адресата. Хорошо известно, что есть люди, не умеющие слушать других, своего рода коммуникативные эгоцентрики, желающие, чтобы слушали только их, и есть люди, обладающие талантом внимательного и сочувствующего слушателя-собеседника. Судите сами, с кем из них вы предпочли бы общаться и к какому типу относитесь вы сами.

Размышляем вместе

Последнее время появляются исследования, посвящённые коммуникативному молчанию. Если вам этот термин показался парадоксальным, не «выбраковывайте» его сразу. Сначала подумайте, что такое молчание. Всегда ли оно одинаковое?

Можем ли мы сказать о студенте на лекции, что он молчит? Ваш отрицательный ответ вероятнее всего будет мотивирован тем, что речь здесь заменяется конспектированием. Ну а если студент не записывает, а просто внимательно слушает? Видимо, тоже нет. Фраза «Студенты молча слушали лектора» звучала бы странно. Что же мы в таком случае называем молчанием?

Размышление приводит нас к выводу, что о молчании как средстве коммуникации можно говорить прежде всего в том случае, когда оно замещает возможную и даже ожидаемую речевую реакцию собе- седника-адресата и несёт определённую информацию о нём, о его эмоциональном состоянии. Но на самом деле коммуникативные функции молчания значительно разнообразнее => [Хр.: с. 388, Арутюнова].

Для современного языкознания, прежде всего для такого его направления, как лингвистическая прагматика, характерно рассмотрение речевого акта в полном объёме сопутствующих ему характеристик как участников коммуникации (коммуникантов), так и коммуникативной ситуации. Уникальность каждой коммуникативной ситуации с точки зрения комбинации этих признаков- характеристик всё же не безгранична и не препятствует выработке некоторого объёма стандартных навыков речевого поведения, привязанных к регулярно воспроизводящимся ситуациям.

Например, типична коммуникативная ситуация «студент отвечает на устном экзамене»: она является официальной, устной, персональной, контактной, монологической с компонентами диалога, психологически напряжённой для говорящего, даже стрессовой; из параметров коммуникантов в этом случае актуальны различия в возрасте, в социальном и ролевом статусе, уровне специальных знаний, а в ряде случаев и психологический склад общающихся. Всё это предполагает определённое коммуникативное сотрудничество участников этой ситуации.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>