Полная версия

Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ ЧАСТЬ 2

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Хрестоматия

Каган М. С. Мир общения. М., 1988. С. 3—4; 143—150, 250.

Схема 9.2

Почепцов Г. Г. Теория коммуникации. 2001 (URL: http://polbu.ru/ pochepcov_communications/ch07_all.html).

(Семиотическая модель коммуникации Романа Якобсона)

Роман Якобсон известен даже школьникам по упоминанию в стихах В. Маяковского. В послереволюционные годы он переехал в Прагу', а затем в США, где работал профессором Массачусетского технологического института. В своей работе «Лингвистика и поэтика» он представил речевую коммуникацию в виде следующих шести факторов, каждому из которых соответствует особая функция языка:

Эмотивная (экспрессивная) функция связана с адресантом и имеет целью выражение его отношения к тому, что он говорит. В языке, как правило, одно и то же содержание даже интонационно мы можем оформить так, чтобы было понятно наше одобрение, осуждение и т.д. Р. Якобсон приводит пример, что актёр Московского художественного театра в качестве эксперимента произносил фразу «Сегодня вечером» с помощью сорока различных интонаций. И что самое важное — эти интонации однозначно считывались аудиторией.

Конативиая функция отражает ориентацию па адресата. Сюда подпадают в числе прочего такие формы речи как звательный падеж и повелительное наклонение. Она выражает непосредственное воздействие на собеседника.

Фатичсская функция сориентирована на контакт, для неё важна нс передача информации, а поддержание контакта. Это разговоры о погоде, разговоры во время празднования дня рождения, где самым важным становится нс новизна информации, а процесс поддержания контакта. Мы часто проверяем контакт словами «Ты слушаешь?».

Метаязыковая функция связана с кодом: не зная слова, мы можем спросить о его значении и получить ответ. Ответ может быть дан описательно, с помощью других слов, а может и просто с помощью показа предмета.

Поэтическая функция направлена на сообщение. Это центральная функция для словесного искусства, для которого характерно большее внимание к форме, чем к содержанию сообщения. Паша бытовая речь более сориентирована на содержание.

Референтивная (денотативная, когнитивная) функция сориентирована на контекст и представляет собой отсылку на объект, о котором идёт речь в сообщении.

Никитин М. В. Курс лингвистической семантики. СПб., 1997. С. 722—723.

<...> С освоением речи человек и филогенетически, и онтогенетически существенно расширяет диапазон своей деятельности. Язык позволяет ему совершать действия, которых он не знал вовсе, например, давать имена и называть по имени, сообщать, спрашивать и отвечать, обещать, клясться и вообще брать обязательства, проклинать, облекать правом и вообще лишать его, признавать ошибки и т.п.

<...> В широком смысле это также речевые (знаковые) действия, относящиеся прямо к речи, а не к её предпосылкам, условиям и последствиям. Примером служат такие действия, как произносить, говорить, рассказывать, читать, диктовать, писать, упоминать, беседовать, обсуждать, аргументировать, молиться, справляться (= узнавать), рекламировать, допрашивать, переводить (с языка на язык), интерпретировать, интервьюировать, опровергать, оправдывать, публиковать и т.д. и т.п.

Фигейредо Гильерме. Лиса и виноград (Эзоп) / пер. П. и С. Лиминик, А. Моров (URL: bibIioteka.teatr-obraz.ru/node/698/).

Бразильский драматург Гильерме Фигейредо в известной пьесе о баснописце Эзопе «Лиса и виноград» вложил в уста древнегреческого мудреца парадоксально противоположную оценку роли языка в жизни людей:

  • — Что может быть лучше языка? Язык объединяет нас. Без языка мы ничего бы не могли выразить. Язык является ключом науки, орудием правды и разума. С помощью языка строятся города, с помощью языка мы выражаем нашу любовь. Языком преподают, убеждают, наставляют, молятся, объясняют, поют, описывают, доказывают, утверждают. Языком произносим и «мать», и «любимая», и «бог». Языком мы говорим «да»...
  • - Язык, господин мой, это самое наихудшее, что есть в мире. Язык это источник всех интриг. Это начало всех кляуз, язык это мать всех споров. Используют язык плохие поэты, которые утомляют нас на площади; прибегают к языку философы, не умеющие мыслить. Язык лжёт, скрывает, извращает, язык хулит, оскорбляет, трусливо прячется, язык попрошайничает, проклинает, распускает слюни, язык выражает ярость, клевещет, продаст, язык обольщает, язык выдаёт, язык развращает. Языком мы говорим «умри», говорим «каналья» и «раб».

Лотман Ю. М. Устная речь в историко-культурной перспективе //Лотман Ю. М. Избранные статьи. Т. 1. Таллинн, 1992. С. 184—190 (URL: http:// www.philology.ru/).

<...> 3.1. Письменная и устная речь устроены принципиально различным образом.

  • 3.1.1. Устная речь — речь, обращённая к собеседнику, который не только присутствует налицо, но и лично знаком. Это обусловливает наличие у обоих участников коммуникации некоторой общей памяти, более богатой и детализованной, чем та абстрактная общая память, которая присуща всему коллективу. Письменная же речь ориентирована на эту вторую. В письменное сообщение включается то, что неизвестно любому говорящему на данном языке, а в устное — то, что неизвестно данному. Поэтому письменная речь значительно более детализована. Устная речь опускает то, что собеседнику известно. А что собеседнику известно, говорящий устанавливает на основании обращения к внетекстовому миру — к личности адресата. На основании такого анализа он заключает о степени близости своего опыта к опыту собеседника и, следовательно, об объёме их общей памяти. Поскольку число ступеней в иерархии расширения общей памяти неограниченно, устная речь даёт исключительно разнообразную гамму опущений и эллипсисов. Между тем письменная речь стабильна, поскольку ориентирована на абстрактный и относительно стабильный для данного языка и данной культурной эпохи объём памяти. Таким образом, письменная и устная речь различаются нс только по содержанию сообщений, но и по различному использованию одинаковых языковых средств. Предельным случаем устной речи в этом отношении будет внутренняя речь — обращение к самому себе создаёт полное тождество памяти адресата и адресанта и максимальную эллиптированность текста. Предельным случаем письменной речи является официальный документ.
  • 3.1.2. Однако разница между письменной и устной речью — не только в различном использовании одинаковых языковых средств, но и в тяготении к различным в принципе коммуникативным средствам. Устная речь органически включается в синкретизм поведения как такового: мимика, жест, внешность, даже одежда, тип лица — всё, что дешифруется с помощью различных видов зрительной и кинетической семиотики, составляет её части. Письменная речь дискретна и линейна, устная тяготеет к недискрстности и континуумной структуре. Она удаляется от логических конструкций, приближаясь к иконическим и мифологическим.

<...> Таким образом, можно заключить, что письменная форма речи - результат ряда искусственных и целенаправленных усилий для создания особо упорядоченного языка, призванного играть в общей системе культуры метаязыковую роль. Именно для такой роли он и удобен. Как средство непосредственной коммуникации между двумя непосредственно данными коммуникантами он громоздок, неудобен и исключительно неэкономен. <...>

Зимняя И. Педагогическое общение как форма взаимодействия субъектов образовательного процесса (URL: http://www.syntone.ru/library/books/ content/).

( Определение педагогического общения)

<...> Педагогическое общение есть форма учебного взаимодействия, сотрудничества учителя и учеников.

Функционально — это контактное (дистантное), информационное, побудительное, координационное взаимодействие, устанавливающее отношения всех субъектов образовательного процесса. Оно характеризуется полиобъектпой направленностью, полиинформативностью, высокой степенью репрезентативности.

<...> Коммуникативные задачи говорящего более изучены, чем коммуникативные задачи слушателя. С позиции слушающего в условиях педагогического общения были выделены следующие коммуникативные задачи: «понять», «запомнить», «выучить», «усвоить», «сделать вывод», «ответить», «опровергнуть», «доказать». Очевидно, что эти задачи неоднородны: одни сложнее («доказать»), другие проще («запомнить»). Каждая из них связана с одной из трёх установок слушающего: познавательной, мнсмичсской или коммуникативной. Именно коммуникативная установка — «принять сообщение и передать другому» — обеспечивает во всех возрастных группах максимальное сохранение воспринятого материала (Т. А. Стежко). Это должно быть учтено учителем при организации общения, обучения и формулировании им учебно-речевых инструкций, заданий.

Анализ материалов наблюдений уроков русского языка, литературы, биологии, химии, иностранного языка, истории, географии показывает, что учитель, общаясь с учащимися и решая самые разные по характеру коммуникативные задачи, в то же время реализует посредством этих задач различные педагогические функции. Исследователями выделены четыре группы функций (с их внутригрупповой детализацией): 1) стимулирующие; 2) реагирующие, которые включают: а) оценочные и б) корригирующие; 3) контролирующие; 4) организующие, которые включают: а) направляющие внимание учащегося на восприятие, запоминание и воспроизведение, б) обеспечивающие готовность учащегося к предстоящей работе с текстом, картинкой, фильмом и т.д., в) указывающие на последовательность и качество выполнения заданий, инструкций, г) организующие хоровую, парную, групповую, индивидуальную работу на уроке, д) регулирующие порядок, дисциплину учащегося на уроке (С. Я. Ромашина).

Чаще всего используемые учителями (например, па уроках иностранного языка) коммуникативные задачи (вопрос, побуждение, объяснение, рассказ, сообщение, одобрение/неодобрение) в основном реализуют организующую и стимулирующую функции. Наименее представлены в учебном процессе оценочные, в частности одобрительные, действия учителя. Такая ситуация, естественно, обедняет педагогическое общение, лишая его одного из основных положительно влияющих на усвоение учебного материала моментов, — положительного подкрепления. <...>

Достаточно большой интерес представляет рассмотрение самого стиля общения, вызываемого и требуемого самим характером учебного сотрудничества, в котором ставится и решается совместно с учителем проблема, мыслительная задача.

Арутюнова Н. Д. Феномен молчания // Язык о языке. М., 2000. С. 423—427.

(Молчание в контексте диалога)

<...> о молчании говорят только на фоне коммуникации, т.е. тогда, когда в принципе возможно речевое общение — реальное или виртуальное.

<...> Рассмотрим сначала молчание-симптом. Молчание в диалоге может быть вызвано растерянностью, мыслями о другом, нерешительностью и иными причинами. Оно значимо как симптом, но не как знак. Это пауза в разговоре, и она оценивается как отступление от коммуникативной нормы. В большинстве названных контекстов молчание рассматривается как отступление от естественной для человека, наделённого даром речи, речевой практики: дар речи не предназначен для хранения втуне. Только конец жизни оправдывает молчание. Об ушедших из жизни говорят, что они навеки умолкли (замолчали). Речь ассоциируется с жизнью, молчание — со смертью: Молчат гробницы, мумии и кости, — Лишь слову жизнь дана (Бунин). <...>

Оправданное индивидуальной ситуацией молчание воспринимается как симптом внутреннего кризиса: болезни, отчуждения, чувства одиночества, интимных переживаний, принятия трудного решения, тайны, сосредоточенности на сокровенном и т.п.: И каждый думали молчал о чём-то дорогом (Исаковский). Молчание о сокровенном ритуализировано, ср. почтить память минутой молчания, торжественное молчание. <...>

В контексте диалога и межличностного общения молчание прежде всего ассоциируется с не-ответом, отсутствием реакции на диалогический стимул (- Вера, скажи нам, что с тобой? — Вера молчала), отсутствием отклика на зов (- ВераМолчание). <...>

Молчание в ходе общения может возникать тогда, когда нужно время, чтобы понять, придумать или отгадать что-либо. <...>

Человек молчит, когда думает (если он не думает вслух), но не тогда, когда слушает. Хотя в ряде языков молчание этимологически связано со слушанием, о слушающем человеке обычно не говорят, что он молчит, разве иногда скажут, что он слушал молча, т.е. нс перебивая. <...>

Когда собеседников связывает некоторый диалогический сюжет, то за разговором вслух часто скрывается другой — молчаливый — диалог. В межличностном общении возможна ситуация взаимного молчания, молчаливого разговора. <...>

Реакция молчания на реплику, приглашающую к спору, перепалке или бесполезному разговору, означает неприятие вызова, прекращение разговора во избежание нежелательных последствий или изменение его направленности. <...>

Молчание, таким образом, далеко не всегда гармонизирует отношения между собеседниками. Оно часто вносит в межличностные отношения дисгармонию и даже враждебность. Обезоруживая оппонента, молчание само становится оружием: Я выходил из себя, жена молчала. Молчание — огромная сила. Надо его запретить, как бактериологическое оружие (Довлатов). Как правило, молчание скрывает за собой тот или иной вид оппозиции. Молчание редко сигнализирует о солидаризации с говорящим. <...> Формулой «молчание — знак согласия» пользуются в прямой речи, напоминая адресату, что возражения следует эксплицировать. <...>

Молчанием адресат может дать понять, что не будет препятствовать действиям говорящего, но нс хочет нести за них ответственность. Молчание есть знак самоустранения, а иногда и провокации. Иисус говорит фарисеям: «Должноли в субботу добро делать, или зло делать?душу спасти или погубить? Но они молчали» (Мк.: 3. 4)...

Молчание, наконец, может выражать реакцию на некоторое действие, требующее оценки. Обычно молчание свидетельствует о неодобрении, от словесного выражения которого следует воздерживаться, равнодушии, безразличии, смущении или страхе...

Грайс Г. II. Логика и речевое общение //Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16. Лингвистическая прагматика. М., 1986 (URL: http://kant.namd. ru/grice.htm).

(Принцип Кооперации и максимы Грайса)

<...> можно в общих чертах сформулировать следующий основной принцип, соблюдение которого ожидается (при прочих равных условиях) от участников диалога: «Твой коммуникативный вклад на данном шаге диалога должен быть таким, какого требует совместно принятая цель (направление) этого диалога». Это принцип можно назвать Принципом Кооперации.

Допустим, какой-то общий принцип вроде Принципа Кооперации принят; тогда можно выделить и более конкретные постулаты, соблюдение которых в общем и целом соответствует выполнению этого принципа. Эти постулаты можно разделить на четыре категории, которые, вслед за Кантом, я назову категориями Количества, Качества, Отношения и Способа. Категория Количества связана с тем количеством информации, которое требуется передать; к этой категории относятся следующие постулаты:

  • 1. «Твое высказывание должно содержать не меньше информации, чем требуется (для выполнения текущих целей диалога)».
  • 2. «Твое высказывание не должно содержать больше информации, чем требуется».

Второй постулат вызывает сомнения: можно сказать, что передача лишней информации — это не нарушение Принципа Кооперации, а просто пустая трата времени. На эго можно возразить, однако, что такая лишняя информация иногда вводит в заблуждение, вызывая не относящиеся к делу вопросы и соображения; кроме того, может возникнуть косвенный эффект, когда слушающий оказывается сбит с толку из-за того, что он предположил наличие какой-то особой цели, особого смысла в передаче этой лишней информации. Как бы то ни было, существует ещё и другой источник сомнений относительно необходимости второго постулата: тот же результат будет достигнут с помощью одного из дальнейших постулатов, связанного с релевантностью.

К категории Качества относится общий постулат «Старайся, чтобы твоё высказывание было истинным», а также два более конкретных постулата:

  • 1. «Не говори того, что ты считаешь ложным».
  • 2. «Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований».

С категорией Отношения связан одип-едипственный постулат — это постулат релевантности («Нс отклоняйся от темы»). И хотя он сформулирован очень кратко, с ним связаны некоторые проблемы, вызывающие у меня серьёзные затруднения, а именно: какие бывают различные типы и фокусы релевантности, как они смещаются в процессе речевого общения, как описать законную смену предмета разговора и т.п. Подобные проблемы представляются мне чрезвычайно трудными, и я надеюсь обратиться к ним в другой работе.

Рассмотрим, наконец, категорию Способа. Я считаю, что она касается не того, что говорится (как остальные категории), а скорее того, как это говорится. К этой категории я отношу один общий постулат — «Выражайся ясно» — и несколько частных постулатов, тина:

  • 1. «Избегай непонятных выражений».
  • 2. «Избегай неоднозначности».
  • 3. «Будь краток (избегай ненужного многословия)».
  • 4. «Будь организован».

Возможно, понадобятся и другие постулаты.

Очевидно, что соблюдение одних постулатов более обязательно, чем соблюдение других: обычно чересчур многословный человек подвергается менее строгому осуждению, чем человек, который говорит то, что он считает ложным. <...>

Конечно, существуют постулаты и иной природы (эстетические, социальные или моральные) — такие, как, например, «Будь вежлив»; эти постулаты также обычно соблюдаются участниками диалога. <...> Я сформулировал постулаты таким образом, будто целью речевого общения является максимально эффективная передача информации; естественно, это определение слишком узко, и всё построение должно быть обобщено в применении к таким общим целям, как воздействие на других людей, управление их поведением и т.п. <...>

Болотнова Н. С. Гармонизация общения и лексическая структура художественного текста : лекция. СПб., 1992. С. 4—14.

<...> любое общение предполагает не только передачу определённой информации, но и воздействие, побуждение собеседника к ответной речсмысли- тельной деятельности. Их цель в идеале — достижение полного или частичного понимания, душевного отклика, эмоционального созвучия коммуникантов, г.е. «гармонии». Гармонизация общения, таким образом, тесно связана с проблемой понимания. <...>

Гармонизация общения предполагает не только интеллектуальный контакт коммуникантов, связанный с передачей и усвоением (пониманием) информации, но и эмоциональное созвучие, эстетическое сопереживание. «Вызвать в себе раз испытанное чувство и, вызвав его в себе, посредством движений, линий, красок, звуков, образов, выраженных словами, передать это чувство так, чтобы другие испытали то же чувство, — в этом состоит деятельность искусства», — писал Л. Н. Толстой.

<...> Общение между автором и адресатом становится возможным благодаря общности информационного тезауруса (знаний о мире), а также знанию языкового кода и умению применять его в речевой практике. <...>

Процесс восприятия и понимания художественного текста читателями опирается на знание ими единиц языковой системы, законов синтагматики и парадигматики. Понимание в данном случае основано на соотнесении языковой картины мира... автора и читателя.

<...> понимание текста, особенно его импликатур (различных смысловых структур, не эксплицированных, невыраженных) невозможно без «фоновых» тезуарусных знаний, включая знание различных форм, стандартов, моделей поведения, проявления чувств, реакций и т.д. Незнание элементов языкового кода (например, терминов, заимствованных слов, жаргонизмов, неологизмов, историзмов) и факторов, о которых говорилось ранее, вызывает коммуникативные «сбои», «дисгармонию» в общении.

Анисимова Е. Е. Коммуникативно-прагматические нормы // Филологические науки. 1988. vNb 6. С. 65—66.

<...> В аспекте коммуникативной лингвистики нормы речевых высказываний (текстов) выступают как коммуникативно-прагматические нормы. Под коммуникативно-прагматическими нормами мы понимаем правила отбора языковых средств и построения речевых высказываний (текстов) в различных типовых ситуациях общения с разной коммуникативной интенцией в определённом обществе в данный исторический период его развития. Коммуникативно-прагматические нормы вырабатываются в процессе социального взаимодействия людей и фиксируют стереотипы производства и восприятия речи, которые закрепляются и получают социальное признание в типовых ситуациях коммуникации. В нормах находят отражение модели коммуникативно-речевых действий в типовых условиях общения, а также способы и средства актуализации в текстах на содержательном, композиционном, языковом уровнях. Как языковой компонент акта коммуникации коммуникативно-прагматическая норма включается в языковой (языковые правила) и в более широкий коммуникативный (правила вербального и невербального поведения) коды участников общения.

Знание коммуникативно-прагматических норм является составной частью коммуникативной компетенции людей. <...> Овладения нормами происходит в процессе социализации личности, сё текстовой деятельности в различных условиях. По отношению к индивидуальному сознанию коммуниканта коммуникативно-прагматические нормы выступают как более или менее осознанные, как имплицитные и эксплицитные. Большинство норм существует в языковом сознании коммуникантов имплицитно, в несформулированном виде как речевой навык. <...> Небольшое количество коммуникативно-прагматических норм относится к эксплицитным нормам, сформулированным в виде правил и предписаний. <...>

Р. Якобсон отмечал, что люди проявляют обычно более узкую компетенцию в качестве отправителей речевых сообщений и более широкую в качестве их получателей. Степень репродуктивного [ = активно проявляющегося в речи | владения является различной: от свободного владения нормами на уровне автоматизма до недостаточного владения нормами, когда автоматизм нарушается. <...>

Степанова В. В. Слово в тексте: Из лекций по функциональной лексикологии. СПб., 2006. С. 137-140.

И. Г. Костомаров и Л. Л. Леонтьев отмечают основные позиции в оценке (самооценке) реализации требований к лингвистическому построению высказывания <...>:

  • Можно ли сказать так-то и так-то? — прогнозирование высказывания по возможностям, которые имеются в языке.
  • Правильно ли? — нормативный подход к использованию в высказывании отобранных средств, построение высказывания.
  • Хорошо ли? — по двум направлениям: 1) красиво ли? — эстетическая оценка; 2) ясно ли? — содержательный критерий для самооценки (ср. так-то и так-то)[1].

Со стороны говорящего ...оценка строится по «соответствию» высказывания средствам языка, использованным в нём. С позиции адресата оценка основывается на критериях, соблюдение которых говорящим является очень важным: точность по отношению к передаваемому содержанию, ясность, обеспечивающая восприятие содержания адресатом, и краткость — количественная характеристика, связанная с принципом экономии; однако действие последнего критерия не очевидно, поскольку избыточность языковых средств в определённых условиях служит гарантией точности передачи сообщения. <...>

Активность говорящего определяет его позицию по отношению к адресату, которая оказывает своё влияние на высказывание. Сюда включается и оценка общего фонда знаний, интересов, мнений и взглядов, психического состояния адресата, так называемая прагматическая пресуппозиция, и параметризация адресата (определение его статуса по различным социальным параметрам — возраст, пол, социальное положение и под.), т.е. всё необходимое для установления сотрудничества в коммуникации. Кроме того, говорящему принадлежит оценка содержания высказывания — его истинности или ложности, иронии, несерьёзности и т.п. Этим определяется роль говорящего как «второго адресата» в общении.

Субъекты речевой деятельности в двух её видах — говорение и восприятие — характеризуются и в аспекте коммуникативных умений:

  • у говорящего (движение «от мысли к слову»): способность говорения, предполагающая ряд умений, в том числе и варьирование формы при тождестве содержания;
  • у адресата (движение «от мысли к слову»): способность понимания, или умение извлекать содержание из воспринимаемого текста, умение устанавливать его тождество в различных формах.

Под коммуникативными умениями понимается, таким образом, обеспечение однозначной коммуникативной связи между говорящим (автором) и адресатом (читателем). При отсутствии этой связи текст приобретает как бы два смысла: один для автора, другой — для читателя. Понятие прагматического значения — иногда его называют значением говорящего — не всегда совпадает с общим смыслом высказывания; эго то, что «говорящий хочет сказать», включая намерение говорящего определённым образом воздействовать на слушающего. Если есть значение говорящего, то можно прогнозировать и существование «значения адресата», тоже не совпадающего с объективным смыслом высказывания, поскольку этот смысл может быть не воспринят в силу определённых — объективных или субъективных — обстоятельств. Общность языка и владение типовыми ассоциациями — это только исходные условия социальной коммуникации.

<...воспринимать любой текст можно по-разному, барьер восприятия всегда субъективен.

  • [1] Костомаров И. Г., Леонтьев А. А. Некоторые вопросы культуры речи //Вопросы языкознания. 1966. № 5.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>