Полная версия

Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ ЧАСТЬ 2

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Соотношение когнитивной и коммуникативной функций.

Неразрывная связанность общения и мышления в реальной жизни очевидна для любого носителя языка. Достаточно взять толковый словарь, чтобы убедиться в этом: говорить, — это не только ‘1. Владеть устной речью, владеть каким-либо языком’, но и ‘2. Словесно выражать мысли, сообщать’. Слово говорить ассоциируется у носителей русского — и, очевидно, любого другого — языка не только со словами речь, молчать, болтать, сказать, общаться, разговаривать, произносить слова, громко, вслух, быстро, што и т.п., но и со словами правду, ложь, глупости, думать, не думая, г/лшо, смысл, знать, понять, о чём-то, о главному о делах, о жизни, о политике, о погоде и т.п. (Русский ассоциативный словарь, кн. 1).

Язык как система потенциально ориентирован на коммуникацию, предназначен для неё, но, как мы видели, общение ради общения (фатика) — лишь одна из коммуникативных подфункций и даже не самая главная. Невозможно представить себе ни одной коммуникативной ситуации, ни одного случая пользования языком, которые не предполагали бы передачу какой-либо информации, а за информацией всегда стоят знания и мысли, хотя бы и разной степени глубины и сложности (ср. разговор о жизни и о погоде). Поэтому можно говорить о нерасторжимости с коммуникацией таких когнитивных подфунций языка как материализация, выражение и передача мысли, а также развитие мысли, неотделимое от развития речи.

В то же время уже изучение внутренней речи показывает, что мыслительная деятельность в особой языковой форме существует относительно самостоятельно от коммуникации. Накопленные нами знания о мире тоже хранятся в нашей памяти главным образом в языковой, точнее, в вербальной (словесной) форме. И хотя получены эти знания в результате нашей коммуникативной деятельности разного рода, в частности, в результате чтения текстов, они становятся частью нашего внутреннего ментального (от позднелат. mentalis — умственный) мира. Поэтому условно можно считать относительно независимыми от коммуникации познавательно-отражательную, аккумулятивную и национально-культурную когнитивные подфункции.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>