Полная версия

Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ ЧАСТЬ 2

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Гипотеза лингвистической относительности.

В 1930-е гг. идеи В. Гумбольдта привлекли внимание американских ученых Эдварда Сепира и Бенджамена Уорфа, с их именами связана получившая широкую известность гипотеза лингвистической относительности (или «гипотеза Сепира-Уорфа»), к которой учёные пришли в процессе изучения языков североамериканских индейцев, существенно отличных от языков европейских. Близкие идеи высказывал и немецкий лингвист Лео Вайсгербер.

Основные положения гипотезы лингвистической относительности1 следующие:

  • 1. Любой язык, формирующийся в определённых и неповторимых условиях, представляет только часть знаний о мире, т.е. только относительное знание. Отсюда и термин «лингвистическая относительность», введённый в обиход Б. Уорфом.
  • 2. Так как большинство знаний о мире мы получаем через язык и этими знаниями руководствуемся в повседневной жизни, язык оказывает определяющее влияние на наше поведение => [Хр.: с. 438, Уорф 1].
  • 3. Язык, являясь формой мышления, оказывает на него не просто большое, но определяющее влияние. «Мы расчленяем природу в направлении, подсказанном нашим родным языком», - утверждал Б. Уорф[1] [2].

Гипотеза лингвистической относительности вызвала споры среди учёных, не утихающие и сегодня. Отмечалось, что её авторы не учитывают других способов познания действительности, в частности, повседневной практики общения человека с миром. Известно, что для ребёнка самый хороший урок — не трогать горячий чайник и не совать пальцы в огонь — обжечься самому, а не слово «горячо». Сепир и Уорф не рассматривали также научный способ познания мира. Тем не менее эта гипотеза, основанная на анализе богатого языкового материала, безусловно подтвердила мысль В. Гумбольдта о том, что язык — не просто важнейшая часть культуры народа, но сама сущность культуры и наиболее полное её воплощение: через язык можно проникнуть в глубины мировидения и понять корни культуры этноса. При этом признаётся ценность знаний о мире, которые любой народ, независимо от его развитости и численности, вносит в сокровищницу общечеловеческого знания через свой язык.

Уместно привести слова Виктора Чивилихина, который в художественно-публицистической книге «Память» пишет: «Веря в гуманистическое развитие мира, я думаю, что общечеловеческая ценность малочисленных народов будет всё время возрастать, потому что каждый из них несёт в будущее земли людей драгоценные шифры тысячелетий — язык, обычаи, навыки своих предков, неповторимый психический склад, наследственные гены; мир становится неполным, обеднённым, его гуманистическая сущность ущербленной, совесть запятнанной, если исчезает последний из могикан или прусов» => [Хр.: с. 439, Плунгян].

Рассмотренный подход к изучению языка привёл к формированию на стыке языкознания и этнографии гибридной науки - этнолингвистики. При всей неоднозначности гипотезы Сепира- Уорфа, она поставила перед наукой XX в. важнейший вопрос о соотношении языка и культуры, а этнолингвистика дала мощный толчок формированию в конце XX в. лингвокулътурологии.

***

В заключение подчеркнём ещё раз, что важнейшая проблема соотношения языка и мышления, постоянно находящаяся в центре внимания философов и лингвистов, по многим причинам трудна для её восприятия. Во-первых, проблема исключительно многогранна: это и типы мышления в их отношении к языку, и внутренняя речь, и когнитивная функция с её разновидностями (субфункциями). Во-вторых, обсуждение многих вопросов потребовало обращения к другим, смежным наукам: к логике (соотношение слова и понятия, предложения и суждения), к психологии, в том числе и экспериментальной (представление как форма наглядно-чувственного мышления, проблемы понимания, внутренняя речь), к психолингвистике (когнитивный аспект проблемы), этнолингвистике (гипотеза лингвистической относительности). Рассмотрение этих проблем позволило, таким образом, показать нерасторжимую связь языка и мышления в сознании носителя языка.

  • [1] Сложность гипотезы Сепира-Уорфа, небесспорность ряда высказываемыхими положений, наконец, трудность самого языкового материала, на котором этиположения доказывались (языки североамериканских индейцев), не позволяетостанавливаться на ней подробно в курсе «Введения в языкознание». Заинтересовавшихся отсылаем к V главе книги В. А. Звегинцева «Очерки по общемуязыкознанию», с. 302—323 (М., 1962. Электронная книга. Лингвистика. Общееязыкознание).
  • [2] Уорф Бенджамен. Наука и языкознание // Новое в лингвистике. Вып. 1. М.,1960. С. 174-175.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>