Полная версия

Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ ЧАСТЬ 2

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Понятие языковой картины мира

Языковая картина мира — это та часть концептуальной, в первую очередь наивной картины мира, которая получает непосредственное воплощение в лексике и грамматике языка.

Наиболее ярко национальная специфика языковой картины мира проявляется в лексике. Как писал Э. Сепир, «полный словарь того или иного языка не без оснований можно рассматривать как комплексный инвентарь всех идей, интересов и занятий, привлекающих внимание данного общества»[1] [2]. Но в то же время он, а в своё время и Гумбольдт, предостерегали от прямолинейного истолкования этой связи, считая ошибкой отождествление языка с его словарём. Конкретных исследований по русской языковой картине мира сегодня очень много, и это понятно: находящаяся на стыке лингвистики, философии и культурологии, проблема чрезвычайно привлекательна, хотя и таит в себе опасность излишне прямолинейных выводов о менталитете и национальном характере того или иного народа.

Размышляем самостоятельно

Кому из носителей русского языка неизвестно слово авось или выражение на авось? Вы, наверняка, их много раз слышали, возможно, и сами употребляли. Хотя в последнем одного из авторов учебника заставил усомниться разговор в аудитории: большинство студентов упорно настаивали на том, что словом авось не пользуются. Значит ли это, что меняется наш менталитет? Или же носитель языка, особенно юный, не может правильно оценить собственную речь?

Допустим, вы лично не пользуетесь. Но загляните на сайт «Национального корпуса русского языка» (URL: http://www.ruscorpora.ru) и легко убедитесь в том, что авось сегодня не только очень активно употребляется, но и часто встречается в сочетании с прилагательными русский, российский, национальный.

Это слово известно русскому языку, причём только русскому, с XVII в. с особым значением, которое лишь приблизительно соответствует сочетанию «может быть». Разумеется, мимо него не могли пройти лингвисты. Они не всегда одинаково интерпретируют смысл этого слова, но все сходятся на том, что оно ярко отражает русскую ментальность => [Хр.: с. 463, Шмелев; с. 463—464 Вежбицкая] как своего рода символ бесшабашно-бесстрашного отношения к жизни.

Полагаем, вы согласитесь, что в культуре XX в. его популяризации способствовала рок-опера на текст А. Вознесенского «“Юнона” и “Авось”» в великолепном сценическом воплощении на сцене Лен- кома. Не случайно именно Марку Захарову принадлежит почти восторженная оценка: «Столь выразительного и весёлого слова нет ни у одного народа, и перевести “авось” на любой европейский язык, в том числе на французский, — сложно».

Мы видим, к каким серьёзным выводам может привести одно маленькое словечко. Однако наблюдения Э. Сепира не столько над русской лексикой, сколько над русскими литературными текстами (над текстовой картиной мира), позволили учёному в статье «Культура подлинная и мнимая» сделать иное, более глубокое и справедливое заключение о русском национальном характере.

Языковая картина мира бессознательно усваивается носителями данного языка с раннего детства вместе с языковыми навыками, причём, живя в языковой среде, человек, сам того не замечая, испытывает её сильнейшее внушающее воздействие. Но это оказывается возможным только потому, что обиходные, «наивные» знания о мире полно и разнообразно воплощаются и грамматикой, и особенно словарём.

  • [1] В русском языке, по мнению ряда этимологов, слово лопух имеет общийэтимологический корень со словами лапа и лопата (ЧерныхП. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. М., 1994. Т. 1).
  • [2] Сепир Э. Язык и среда // Э. Сепир. Избранные труды по языкознаниюи культурологии. М., 1993. С. 272.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>