Полная версия

Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ ЧАСТЬ 2

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Способы воплощения языковой картины мира

Лексические средства воплощения языковой картины мира.

Ранее уже отмечалось, что национальные языковые картины мира воплощаются в словаре и грамматике каждого языка.

Если мы откроем толковый (а ещё лучше — идеографический или ассоциативный) словарь русского языка, положим рядом соответствующий словарь изучаемого языка и попробуем «вчитаться» в эти словари под новым, непривычным углом зрения, то обнаружим в них знаки разных национальных культур.

К лексическим средствам воплощения языковой картины мира относятся:

  • — безэквивалентная и мнимоэквивалентная лексика;
  • — различие внутренней формы слов, называющих одни и те же явления действительности;
  • — неполное совпадение семантической структуры слов, соотносимых в своих исходных значениях;
  • — специфика образных средств: метафор и фразеологизмов;
  • — специфика коннотаций;
  • — несовпадение ассоциативных связей соотносительных слов разных языков;
  • — неодинаковое членение одного и того же «кусочка действительности», т.е.

различие словесного наполнения семантических полей и лексико-семантических групп.

Безэквивалентная и мнимоэквивалентная лексика

Безэквивалентной в данном языке называют лексику, которая буквально не переводится на другие языки, иначе говоря, это непереводимые слова.

Обычно такие слова называют специфические явления данной культуры. Именно как знаки чужой культуры, как «экзотизмы», или ксенонимы (от греческого xenos — чужой), они заимствуются другими языками => [Гл. 14, с. 570]. Например, русские — степь, каша, спутник; английские — джентльмен, леди, кэб; американские — барбекю, коп, виски; испанские — коррида, тореадор, фиеста; японские — харакири, самурай, сакура', китайские — фанза, рикша. Интересные факты «встречной» лексической безэквива- лентности в русском и казахском языках приводит, например, А. Д. Маймакова => [Хр.: с. 466].

Отсутствие эквивалента для какого-либо слова исходного языка не означает, что смысл данного слова вообще не может быть передан средствами другого языка, например, с помощью описательного толкования в словарях. Но это всегда лишь основной, неполный смысл.

Попытки перевода безэквивалентной лексики малоуспешны. Например, русское слово самовар переводят на китайский язык сложным словом настолько приблизительно, что при обратном переводе вместо самовара получаем «большой чайник для воды». Перевод слова матрёшка сложным словом, составленным из корней «дерево+кукла» (т.е. «деревянная кукла») совсем не передаёт сущности этого предмета русской народной культуры и скорее заставляет вспомнить об итальянском Пиноккио (Буратино).

В процессе межъязыковой и межкультурной коммуникации особую сложность представляет так называемая мнимоэквивалентная лексика.

Мнимоэквивалентная лексика, т.е. такие слова, которые обозначают реалии, общие для разных культур, но различающиеся некоторыми, иногда весьма существенными, с точки зрения обиходного мышления, признаками.

Встречаясь в литературных текстах на чужом языке или в переводах, мнимоэквивалентные слова обычно не задерживают на себе внимания читателя — носителя иного языка и иной культуры. Однако если в тексте актуализирован какой-то специфический для данной культуры признак предмета, понимание может быть затруднено => [Хр.: с. 467, Верещагин, Костомаров].

Пример ситуации

Так, в процессе лексического комментирования рассказа

А. П. Чехова «Спать хочется» для кореянки оказалась загадочной деталь: «Варька лежала на печи». При этом слово печь (‘отопительное устройство в доме’) было легко переведено на корейский, но студентка не могла понять, как можно на печи лежать. Корейская печь для этого не приспособлена. Но не случайно даже в русском языке такую многофункциональную печь с лежанкой, обязательную деталь устройства русской деревенской избы, называют номинативным словосочетанием «русская печь» в отличие от печей в городских квартирах.

Эта проблема, особенно актуальная для переводчиков, обусловила появление специального типа двуязычных словарей — словаря «ложных друзей переводчика»: этим полутермином обычно называют межъязыковые омонимы, т.е. слова, имеющие разные значения при одинаковом (или сходном) звучании[1].

  • [1] См.: Будагов Р. А. Ложные друзья переводчика // Будагов Р. А. Человеки его язык. М., 1974. В статье на с. 141 приводится библиография таких словарей (Например: Немецко-русский и русско-немецкий словарь «ложных друзейпереводчика» / сост. К. Г. Готлиб. М., 1972), а также описываются основные типынесоответствия значений в разных языках: например, рус. галантный и англ,gallant «доблестный», «красивый», рус. фельетон и фр. feuilleton «публикацияв газете фрагмента из романа с продолжением», исп. estrada «дорога», фр. estrada«подмостки» и рус. эстрада.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>